User:GreyDragon/TheRightOfDreamers1 russia translaton

From Shifti
< User:GreyDragon
Revision as of 03:53, 6 December 2023 by GreyDragon (Talk | contribs)

(diff) ← Older revision | Latest revision (diff) | Newer revision → (diff)
Jump to: navigation, search


Право Мечтателей 1: Ключи Мечты

Author: Grey Dragon

Снова была пятница 4:40 по полудни, как было прежде тысячи раз. Точно так же как будет дальше всю оставшуюся жизнь. По крайней мере так я полагал в тот момент, просматривая системные логи двух офисных серверов, чтобы со спокойно душой вырубить их на выходные. Серверов в офисе было три, но третий был предназначен специально для обмена с внешними сетями и хранения входящей информации, так что он должен был работать непрерывно.

Внезапно колонки моего компа издали мелодичную дельфинью трель оборвавшуюся на высокой ноте с переходом на ультразвук. Подал сигнал один из поисковых аплетов-«пауков», развешенных на многих тематических серверах Интернета, посвященных тематике превращений и трансформаций*. Поисковая программа только что отследила новый TF* рассказ. Новость была очень приятной, но еще более неожиданной. Рассказы, соответствующие поисковым параметрам моих «пауков», не появлялись уже давно. «Будет что почитать в выходные», -- подумал я, нажимая кнопку «Скачать» во всплывающем окошке резидентной программы управления поисковыми аплетами.

Выключив оба внутренних сервера, я решил посмотреть, на каком сервере был обнаружен новый рассказ, но, щелкнув по ссылке в логе поисковой программы, я увиде л в окне броузера только стандартное сообщение «НТТР Ошибка 500: Внутренняя ошибка сервера». Это было довольно странно. Сервер был старый и хорошо известный среди любителей TF жанра. Владельцы поддерживали сервер в отличном состоянии. Обычно он работал без сбоев.

Несколько озадаченный, я сбросил архив с рассказом на флешку, вырубил комп и пошел домой.

Дома я быстро приготовил легкий ужин и наскоро проглотил его, думая отнюдь не о еде. Потом я сел за компьютер. Было еще не слишком поздно, впереди были выходные, поэтому я решил сразу взглануть на новый рассказ. Проверив архив на предмет вирусов и прочих вредоносных программ, я запустил распаковку. Единственный файл архива назывался The Right of Dreamers.txt. Учитывая формат файла, он был просто огромен. Длина документа должна была составлять не меньше нескольких сотен страниц – скорее роман, а не рассказ. Удивленный и заинтригованный, я открыл необычный файл.

«Право Мечтателей», автор: МолодойМаг, -- гласил заголовок. Я начал читать рассказ. Сначала он выглядел как обычная сказка. Действие сюжета происходило в древней столице империи -- Твердыне тысячи башен. Там был молодой маг, работающий в главной библиотеке Совета заклинателей, расположенной в Башне совета. Он искал некое очень необычное заклинание Магии знания. Заклинание называлось Ключ Изменьчивого Дракона Серого Пламени. Заклинание принадлежало к Ключам Мечты – необычному набору заклинаний, некогда созданных древним магом известным как Создатель Ключей. Этот маг был чрезвычайно искусен в Магии знания. Никто не сумел достичь подобного мастерства ни до, ни после него. Созданные им Ключи обладали огромной мощью, будучи, при этом, бесполезными для большинства магов.

Большая часть Ключей имела несколько функций. Например, Ключ Изменчивого Дракона Серого Пламени создает три магических объекта в глубине той части души заклинателя, которая позволяет ему использовать магию. Первый магический объект наделяет заклинателя способностью менять форму. Пока объект существует, заклинатель не отличим от наделенного природной магией существа, способного менять форму. Второй объект названный Ключем Серого Пламени дает возможность контролировать энергию искусственного магического элемента – Серого Пламени, и трансформировать энергию любого другого магического элемента в энергию Серго Пламени. Третий объект – Источник Серого Пламени, действует как магический генератор, предоставляющий в распоряжение заклинателя непрерывный поток этой необычной магической энергии, если заклинатель не останавливает его усилием воли.

Два из трех, создаваемых Ключем, объектов – предмет вожделения для любого мага. Серое Пламя – очень необычный магический элемет, объединяющий в себе свойства всех прочих магических элементов, и обладающий множеством собственных свойств, способных существовать лишь на тончайших границах между элементами, которых невозможно достичь в подавляющем большинстве ситуаций. Этот элемент может стать неотличимым от любого обычного магического элемента, позволяя магу использовать любую разновидность магии. Серое пламя создал сам Создатель ключей. Оно никак не связано с богами, духами и другими разумными магическими сущностями, поэтому маг может спокойно использовать его, не влезая в долги перед кем или чем-либо. Источник Серого Пламени способен обеспечить мага израдным количеством магической энергии. Это количество сравнимо с природной магической энергией наиболее могущественных из тех магических существ, которых еще нельзя назвать богами; причем количество энергии тем больше, чем более развита душа мага. В то же время, Ключ Серого Пламени дает магу ту глубину контроля над его волшебной стихией и глубину взаимодействия с ней, которых, обычно, могут достичь лиши изначально волшебные существа, используя свои природные силы.

Поскольку подобные магические объекты, создаваемые Ключами в глубинах душ заклинателей, во многом подобны природным способностям изначально магических существ, они, подобно последним, могут, в определенных случаях, создать множество серьезных затруднений для мага. Создатель Ключей сумел успешно решить эту проблему в самом начале своих изысканий. Ключ не создает сами магические объекты в душе заклинателя. Когда заклинание-Ключ произнесено, оно взаимодействует с личностью заклинателя на очень глубоком уровне, создавая в его памяти набор заклинаний. Число заклинаний всегда парное, поскольку сами заклинания представляют собой пары противоположностей. Одно из заклинаний в каждой паре создает определенный магический объект в душе заклинателя, второе – удаляет его. Парные заклинания, создаваемые Ключем, принадлежат к Истинной магии знания (так же, как и сами ключи). Они не используют ману, вся необходимая мощь содержится в самих словах заклинания. Эти заклинания будут лишь бессмысленным набором слов для любого, кто попробует произнести их, кроме того, в чьей памяти они были созданы мощью Ключа. Это позволяет заклинаниям обладать необходимой магической силой, оставаясь достаточно компактными, чтобы произносится мысленно менее чем за секунду.

В отличии от создаваемых ими заклинаний сами ключи может использовать любой, но их нужно обязательно произносить вслух и нужно, обычно, несколько дней, чтобы произнести один из них, так как Ключи чрезвычайно длинны. Для того чтобы использовать Ключ не нужно обладать знанием и навыками мага, тем не менее найти того, кто способен использовать один из Ключей – чрезвычайно трудная задача.

Создатель Ключей создал множество разных заклинаний, но все они создают в душе заклинателя магический объект, наделяющий его определенной разновидностью метаморфических способностей, или способностей к скачкообразному изменению (перемене) формы, причем неотъемлемую часть этих способностей составляет исходная форма, часть особенностей которой жестко определяется Ключем. Если это Ключ Изменчивого Дракона Серого Пламени, заклинатель будет наделен способностями метаморфа и его исходной формой будет серый дракон, причем именно дракон, а не драконша, так как половая принадлежность исходной формы тоже непосредственно определяется Ключем. С другой стороны многие свойства исходной формы определяются взаимодействием души заклинателя с Ключем и законами Магии гармонии. Взаимодействие очень глубокое, обладает огромной силой, и если конкретный заклинатель не принимает по-настоящему особенности исходной формы определенные в Конкретном Ключе, парные заклинания для пробуждения способности к превращению и их удаления из геемона заклинателя не будут созданы. Ключ не может сработать частично, поэтому не сработает вовсе.

Когда эта особенность Ключей была обнаружена Советом Заклинателей, от Создателя Ключей потребовали, чтобы он изменил свои заклинания, сделав их пригодными для любого мага, несмотря на его от его мечты и стремления. Создатель Ключей отказался что либо менять. Он сказал, что эти особенности дают его заклинаниям силу, поэтому их невозможно изменить.

Поскольку большинство Ключей давали заклинателю очень мощнее магические способности, трудно достижимые иным путем для любого го мага, Совет решил, что Ключи должны принадлежать к наиболее тайной магии, которую разрешено изучать и использовать только членам Совета.

Книги с Ключами поместили в главную библиотеку Башни совета. Члены совета потратили тысячи лет пытаясь заставить ключи работать, но не добились успеха. Они открыли, что для того, чтобы использовать один из Ключей заклинатель должен иметь определенную мечту – быть метаморфом, или обладать способностью к перемене формы, причем исходная форма, к которой стремится заклинатель, должна соответствовать свойствам исходной формы, определенным этим Ключем. С тех пор все заклинания Создателя Ключей стали называть Ключами Мечты.

Для магов Совата проблема заключалась в том, что такая мечта должна быть истинной и наиболее сильной мечтой из всех мечтаний и стремлений заклинателя в момент произнесения заклинания. Такая мечта может сформироваться лишь постепенно сформироваться в жизни человека в силу стечения множества обстоятельств. У всех членов совета были и мечты и желания, но это были мечты о превосходстве и власти. Ключи были бесполезны для них.

С течением лет и столетий Ключи были перенесены из сверхсекретной части библиотеки в обычную и, в конце концов, забыты, как бесполезный хлам. Тем не менее, любому, кто попытался бы найти и использовать любой из Ключей, не будучи членом Совета, по прежнему грозила немедленная казнь. Для членов совета было невыносимо позволить кому либо получить то, что они сами не способны были использовать.

К тому времени, когда молодой маг, -- главный герой рассказа, -- прочел о Ключах в одной из старых хроник, некоторые Книги Ключей были уже уничтожены. Однако в хронике говорилось, что первый Ключ, тот который Создатель Ключей, видимо, создавал для себя, был все еще где то в огромной библиотеке. Ключ Изменчивого Дракона Серого Пламени, -- именно он отвечал истинной и самой заветной мечте молодого мага.

В этом месте рассказа я был очарован и взволнован до такой степени, как никогда прежде. Заклинание, которое искал главный герой рассказа, идеально соответствовало моей собственной мечте. Из-за своего состояния я не обратил тогда внимания на то, что с этого места рассказ изменился. Он стал предельно реалистичным. Он больше не звучал, как вымышленный, даже в самых незначительных деталях. Отчаянные поиски главного героя, его усилия и усталость, атмосфера постоянной и близкой опасности, и яркий свет истинной мечты и надежды на близость ее воплощения, дающий силы и мужество искать несмотря ни на что, были описаны с детальностью и реализмом, недостижимыми в вымышленном рассказе даже для самого талантливого писателя.

Самым волнующим был тот момент, когда Книга Ключа была наконец найдена. Это случилось совершенно неожиданно. Главный герой просто коснулся переплета следующей книги на пыльной полке высоко над полом в самой дальней и запущенной части библиотеки, и ощутил под кончиками пальцев идеально гладкий метал, покрытый выпуклым узором в виде драконьей чешуи. Он знал, как выглядела та книга, которую он искал. Ошибки быть не могло. Он осторожно вытащил древний том в переплете из серого метала, слез по шаткой лестнице на пол и пошел к ближайшему столу для чтения книг. Читая это я почти ощутил древний метал, покрытый узором драконьей чешуи, под к кончиками собственных пальцев. Реальный мир был давно забыт. Я чувствовал себя так, словно моя собственная мечта была здесь всего несколькими строками ниже. Где-то в дальней части сознания я ожидал невыносимой печали и горя, которые придут когда я очнусь от чтения этого рассказа по-прежнему обладая человеческим телом, в котором родился, а не в телом дракона, о котором мечтал. Но эта мысль была далеко, до тех пор, пока у меня перед глазами был текст рассказа. Главный герой открыл книгу и начал читать.

В отличии от всех прочих TF-рассказов, какие мне доводилось читать, в этом было и само заклинание. Это не было описание, или часть заклинания, как в некоторых книгах и рассказах в жанр фэнтези. В этом рассказе заклинание, похоже, имелось целиком прямо в тексте. Оно было записано стандартными символами английской транскрипции, используемыми в словарях. Поскольку английский для меня не родной язык, я знаю их довольно хорошо.

Я начал читать вслух. Это звучало как всевозможное шипение и рев, вой и рычание. Я бы сказал что это звучало как один из драконьих языков, однако было великолепно адаптировано так, чтобы человек мог прочесть это в голос. Это звучало по-настоящему странно, но каким то образом это было естественнее и ближе лично мне, чем любой человеческий язык, который я когда либо слышал. В любом случае, я не слишком задумывался в тот момент об этом, как и о том, что подумают соседи, услышав звуки эти звуки.

Я не специалист в чтении символов транскрипции, но, как только первые рокочущие слова заклинания прозвучали в воздухе, это уже не было проблемой. Я, каким-то образом, просто знал как правильно прореветь, прошипеть, или прорычать следующее слово. Время замерло для меня. Не было усталости, голода, или жажды, не было мыслей – только мой монитор, который я использовал как книгу заклинаний и звуки древнего заклинания, которое я читал. Потом я прочел последнее слово и вокруг меня была тишина. Я стал читать рассказ дальше.

Прочтя последнее слово заклинания, главный герой закрыл книгу. Пока для него ничего не изменилось, но он знал, что он должен уснуть, чтобы Ключ смог взаимодействовать с его личностью и сформировать в его памяти комплект заклинаний. Он знал, что успешно произнес заклинание. Его магия вела его в чтении текста, обеспечивала выноливость, необходимую, чтобы прочесть заклинание не прерываясь. Он читал заклинание два дня. Теперь воплощение его мечты уже было у него в голове, нужен был только сон. Но нужно было подождать еще немного.

Он знал, что ему придется использовать возможности, данные ключом, чтобы уйти от магов Совета, так как, к тому времени, он уже был под подозрением. Как только Совет узнает, что кто-то успешно использовал Ключ, Книга Ключа будет уничтожена. Он знал, что может надеяться на спокойную и свободную жизнь только если совет уничтожит Книгу Ключа. Единственный шанс спасти Ключ – скопировать текст с помощью магии и отправить его в такое место, которое Совет не может даже вообразить. Главный герой о таком месте знал.

Однажды, будучи еще студентом, а не магом, он обнаружил очень странный мир, изучая соответствующую область магии. Искусство магии, некогда очень хорошо известное там, было почти полность забыто. Но место, которое магия занимала в его родном мире, не пустовало. Его заняла наука, часто делая то же самое, что делалось при помощи магии, но совершенно иными методами. Исследуя новый мир, он выяснил, что там существует, научный, аналог глобальной магической системы, используемой в его родном мире для обмена информацией. Эта, созданная наукой, система носила название Интернет. К тому времени он уже знал о Ключе и искал способ уберечь его от уничтожения, после того как он использует заклинание. Интернет казался идеальным местом, чтобы спрятать ключ, так как ему понадобилось довольно много времени, чтобы найти его и, тем более, чтобы создать подходящую систему заклинаний чтобы взаимодействовать с ним. Он прекратил исследование сети, чтобы его действия не обнаружили.

Копирование текста Книги Ключа и его отправка на один из серверов в научном мире заняли меньше минуты. Главный герой составил соответствующее заклинание много лет назад. Перед началом поисков в библиотеке он подготовил его в виде ждущей подвески. Заклинание не только скопировало весь текст Книги Ключа, переведя его на один из наиболее распространенных языков научного мира, оно так же сформировало соответствующее описание, представленное в форме сказки, использовав для этого часть воспоминаний заклинателя. Осноновной причиной, побудившей главного героя представить заклинание та, чтобы любой, кто найдет его в сети мог прочесть его, -- была старая книга, написанная Создателем Ключей, которую он когда-то читал. Создатель Ключей писал, что любой, кто может использовать его Ключи, имеет на это право. Он называл его Правом Мечтателей. Второй причиной была необходимость спрятать текст от Совета. Перевод текста на местный язык сильно усложнил его поиски для членов совета. Наконец, главный герой не был уверен, будет ли текст в безопасности в единственном экземпляре. Он надеялся, что даже в худшем случае, если Совет каким-то образом обнаружит и уничтожит файл, местные пользователи многократно скопируют его к тому времени. Существовала вероятность, что совет будет знать о том, что ключ был скопирован. Главный герой надеялся, что, если один из пользователей местной сети сможет использовать Ключ, он сделает все возможное чтобы уберечь его от уничтожения. Был довольно неплохой шанс, что он преуспеет, даже в прямом сражении против магов Совета. Книги Ключей были изначально были предназначены их создателем для того, чтобы дать Мечтателям все знания необходимые для самозащиты и защиты Ключей. В конце Книги Ключа было еще одно заклинание. Его следовало читать так же как и сам Ключ. Это заклинание создает оптическую иллюзию. Она парит в воздухе примерно час после произнесения заклинания. Иллюзия представляет собой высококачественное изображение сложного графического заклинания (магического рисунка) основанного на Сером Пламени. Нарисованное и наполненное Серым Пламенем (в примечании говорилось, что самый легкий способ наполнить заклинание Серым Пламенем – дохнуть Серым Пламенем на рисунок, находясь в исходной форме), заклинание создает ментальный пакет, содержащий базовую информацию, необходимую для того, чтобы начать учиться искусству мага. Кроме того, пакет содержит много информации об особых возможностях, которые дает Мечтателю Ключ и о том, как правильно их использовать. Вдобавок, в том же ментальном пакете должна находится версия стандартной универсальной книги заклинаний, предназначенная для мага, обладающего способностями, которые предоставляет конкретный Ключ. Интенсивное изучение этой информации, должно дать Мечтателю возможность за короткий срок научиться защищать себя и Ключ от любых врагов.

За этими словами следовал текст заклинания, записанный тем же способом что и Ключ. К тому времени этот рассказ был для меня куда более реален, чем что либо еще. Я только просмотрел заклинание, не читая его. Оно не сработает, пока не сработает Ключ, давая мне возможность влить в заклинание силу Серого Пламени. Читать заклинание сейчас не имело смысла.

Последнее слово второго заклинания было последним словом рассказа. Это выглядело вполне логично, если рассказ был действительно создан так, как описано в тексте. Для меня не было сомнений, что это так. С одной стороны, такая возможность была моей истинной и самой заветной мечтой, так что я просто хотел, чтобы она была реальной, хотел всем разумом и душой. С другой стороны, и это было самым приятным в данной ситуации, все факты говорили о том, что рассказ и заклинания – настоящие. Системная дата и время на компе говорили о том, что сейчас поздний вечер воскресенья, значит я читал текст почти два дня и две ночи подряд без единого перерыва, но я не чувствовал даже следов усталости или другого физического дискомфорта.

Но наиболее серьезной причиной, вынуждавшей меня считать рассказ вполне документальным, было новое ощущение в мозгу. Я действительно чувствовал Ключ, занявший мою память и разум, который ждал сейчас подходящего момента, чтобы начать свою работу. Думать удавалось лишь с заметным трудом, а вызвать в памяти любое более-менее отдаленное событие стало вовсе непосильной задачей, словно моя память и разум были почти целиком заполнены одной гиганской невероятно сложной мыслью. Ощущение было странным, но не неприятным. Оно могло бы быть пугающим, при других обстоятельствах. В моем случае, оно было скорее приятным, так как я точно знал, что это было, и был ключ к моей мечте.

Несмотря на всю затруднительность мышления, с Ключом почти заполнившим мой разум, я скопировал файл с рассказом на компакт диск, прежде, чем выключить компьютер. Диск я положил в небольшой сейф где хранились самые ценные для меня вещи (в основном, данные на разных видах носителей). Закрыв сейф, я сделал несколько шагов, чтобы пересечь комнату, и, наконец, упал на кровать. Теперь я лежал лицом вниз, опираясь на руки, подтянутые к груди. Голова повернута набок. Это была средняя версия позы, которую я именовал для себя «спящий дракон». Чтобы принять максимально драконий вариант той же позы, мне нужно было подтянуть колени под живот и повернуть голову лицом вниз. После нескольких мгновений борьбы со все более сонным состоянием мне удалось принять эту позицию. Она не слишком комфортна, если у вас человеческое тело, но в моем состоянии это больше не имело значения. В следующее мгновение я уже спал.

Самым первым, что я почувствовал, проснувшись, было ощущение физического комфорта. Раньше я никогда не чувствовал ничего подобного. Может быть потому, что мое человеческое тело никогда не отличалось излишним здоровьем. Однако я сомневаюсь, что даже самые здоровые и сильные из людей когда либо испытывали что либо близкое к этому ощущению. Человеческое тело, даже здоровое, остается отчаянно слабым и практически незащищенным от окружающей среды, так что тело всегда посылает в мозг различные предостережения и предупреждения. Человек ощущает их как ту или иную разновидность боли, или дискомфорта.

По свом ощущениям я знал, что лежу на остатках своей кровати, в комнате жарко (для человека), и о многих других вещах подобного рода, но эти ощущения были лишь информацией, а не предупреждением. Они не были ни болью, ни дискомфортом. Я отчетливо чувствовал обломки дерева под простыней, но ощущение было вполне комфортным, так как мою кожу надежно защищала чешуя. Я находился в той же позе что и раньше, но теперь она стала наиболее естественной и комфортной. Моя длинная шея изогнута очень комфортным образом, голова лежит на передних лапах. Купаясь в, неведомом ранее, ощущении физической безопасности и комфорта, я начал мысленную самопроверку.

Первым, что мне следовало проверить, были заклинания. Всего их должно быть шесть. При этой мысли они немедленно всплыли в моей памяти, -- чрезвычайно мощные и короткие, как удар когтистой лапы дракона. Это были всего лишь наборы слов, но я легко мог почувствовать огромную магическую силу, заключенную в них, так как эти слова – часть моей личности и души. Я мог использовать любое из них одной мыслью. Счастливо улыбаясь про себя, я продолжил мысленную самопроверку. Мне не нужно было двигаться, или специально производить определенные действия, чтобы исследовать себя, -- в отличии от того, как это было для меня, пока я был человеком. Сейчас я мог четко почувствовать каждый аспект самого себя со всеми его особенностями просто обратив на него свое внимание. Это ощущение говорило мне куда больше, чем я мог бы увидеть просто разглядывая себя, так как многие из аспектов моей новой сущности были магическими и их невозможно было прямо наблюдать в физическом мире. По мере продвижения мысленной самопроверки я чувствовал все большее спокойствие и удовлетворенность. Ключ определенно действовал именно так, как должен был действовать, согласно его описанию в в рассказе. Мое новое тело было идеальным итогом всех моих попыток вообразить и описать драконье тело, которое я мечтал иметь.

Во многих аспектах оно было разработано скорее по законам чрезвычайно продвинутой науки, чем по законам магии. Моя исходная форма не была магической сама по себе. Она обладала большинством свойств и особенностей тела дракона, описанного в научно-фантастическом рассказе, который я когда-то написал*1: Замысловатая структура мышц, дающая моему телу более чем драконью силу без малейшей толики магии, чрезвычайно прочные кости и связки, чтобы соответствовать этой силе и чрезвычайно чувствительные и разветвленные нервы, чтобы контролировать ее, обеспечивая при этом максимально возможную скорость реакции. Мои глаза могут менять фокусировку, давая возможность рассмотреть отдаленные, или микроскопические объекты; они способны видеть любую часть спектра от инфракрасного до рентгеновского излучения. Точно так же обстояло дело и с восприятием звуков. В лобной части головы – мощный сонар. Он способен одинаково хорошо сканировать и водную и воздушную среду, причем чрезвычайно чувствителен. Прежде всего это великолепный точный инструмент для исследования окружающего, но его легко можно использовать и как точное и мощное акустическое оружие. Это оружие не было единственным естественным оружием моего нового тела. Теперь я был способен выдохнуть длинный факел высокотемпературного белого пламени сквозь клапан органического огнемета, расположенный между ноздрями. Пламя могло представлять собой клейкую горючую жидкость (вроде напалма, но с максимальной температурой горения, как у плазменного резака), или газ (с той же максимальной температурой горения). В моем распоряжении имелось еще одно замысловатое органическое оружие, изначально не предназначенное для использования в качестве такового, как и с сонар. У моего нового тела имелся гравирадар (он действует подобно обычному радару, но использует гравитационные волны вместо радио волн). Тесно интегрированная с системой биогравов, скрытых в каждой клетке моего нового тела, которая позволяет мне летать при значительной массе тела, эта система способна создавать направленные гравиимпульсы достаточно мощные, чтобы их можно было использовать не только для исследования окружающего но и как оружие. В довершение естественного арсенала моего ново тела следует упомянуть рога с изменяемым углом атаки, имеющие форму длинных треугольных лезвий с очень острыми кромками, и чрезвычайно острые когти. Когти я могу втягивать, или выпускать, как и пальцы, так что возможны новые комбинации. Например, если когти выпущены, а пальцы втянуты, когти можно сложить в бронированный кулак, или копыто с острой кромкой (очень полезно, когда нужно бежать с большой скорость, если конечно дорога подходящая). Двойной набор зубов тоже можно использовать как оружие, однако я сделаю все возможное, чтобы этого избежать, поскольку в моем новом теле вкус сырого мяса глубоко отвратителен для меня. Мои зубы предназначены для того, чтобы пережовывать должным образом самую разнообразную пищу, так как в своей исходной форме я могу есть все, что может считатся съедобным пол какой либо причине. Это тело имеет множество защитных систем начиная с макрофизиологического уровня (два серца с двойной системой кровеносных сосудов для наиболее важных органов, таких как мозг; чрезвычайно твердая чешуя и т.д.) до микрофизиологического, тканевого и клеточного уровней. Вместе все эти особенности надежно защитят мое тело даже от самой агрессивной окружающей среды, в то же время давая мне еще кое какие интересные преимущества. Напримяр я могу плыть к поверхности не останавливаясь для де компрессии, на какую бы глубину я ни нырнул, а нырнуть я могу очень глубоко, если буду достаточно терпелив, чтобы накопить необходимое количество кислорода в тканях тела при помощи дыхательных упражнений. Последней, но, возможно, наиболее мощная линия обороны – чрезвычайно эффективная и быстрая регенерация. Любая часть моего тела полностью регенерирует, если остальное тело сумеет остатся живым достаточно долго. Одним из наиболее сложных и восхитительных в моем новом теле был довольно небольшой орган, расположенный в морде, обеспечивающий восприятие запахов. Он способен распознать любую комбинацию, образованную элементами из периодической таблицы, а, возможно, и теми, что не входят в нее. К счастью мое ощущение запахов, как и тактильная чувствительность (тоже предельно тонкая, несмотря на наличие чешуи) и остальная часть моего нового набора чувств, поддавалось полному сознательному контролю, так что я тог свободно менять их комбинацию и уровни чувствительности. Иначе они были бы больше проклятием, нежели благословением. Сейчас все мои чувства были приглушены почти до человеческого уровня. Иначе я чувствовал бы себя не слишком комфортно в окружении в котором находился.

Конечно были некоторые различия между тем, что мне удалось когда-то вообразить, и тем, что собственно представляло собой теперь мое тело, но все эти различия лишь обеспечивали гармонию. Самым значительным была структура моего мозга. Мой мозг не имел восми секций, как и некоторых других особенностей, поскольку они годились только для существа массой в 5 тонн не способного менять форму и массу. Тем не менее, мой мозг обладал всеми возможностями, которые я когда-то описал в своем научно-фантастическом рассказе. Он был предназначен только для мышления, контроль и поддержание жизнедеятельности моего нового тела обеспечивал спинной мозг. Благодаря этому и многим другим особенностям моя скорость мышления, во много раз превосходила скорость мышления человека. Теперь я обладал контролируемой памятью способной мгновенно вывести на поверхность любое воспоминание, сколь бы давним и незначительным оно ни было; или полностью стереть раз и на всегда определенные воспоминания, подчиняясь сознательному усилию воли. Я также мог менять структуру своего мозга, чтобы по-настоящему глубоко понять некоторые весь необычные разделы знания (например теорию вероятности), а потом производить обратное изменение, чтобы иметь возможность полноценно думать о более обыденных вещах и ситуациях.

Самым восхитительным в моем новом теле было то, что будучи устроенным именно так, как я себе представлял, оно было полностью жизнеспособным и очень гармоничным, несмотря на то, что я (как и всякий автор научной фантастики и фэнтези) не понимал, по-настоящему, как именно должно работать то, или это. Где Ключ нашел информацию, которой не доставало во всех моих описаниях, было для меня, в тот момент, величайшей загадкой.

Что касается магии, которой одарил меня Ключ, она была очень к той, которую я однажды описал в другом рассказе, в жанре фэнтези*2. Как и в случае с научными аспектами, все возникшие различия лишь гармонизировали конечный результат, позволяя ему реально сущетвовать, не смотря на недостаток информации во всех моих мечтах и описаниях. В этом случае я не был уверен, действительно ли это связано с моими мечтами, или это был единственная разновидность магии, которую способен был создать Ключ, и она казалась столь подходящей просто потому, что я должен был иметь именно такую мечту, чтобы Ключ сработал. В тот момент мне было не очень интересно, как именно обстояло дело. В любом случае это было великолепно.

Прежде всего, в действительности, я теперь чувствовал не только свое физическое тело, но и еще две тонкие (магические) структуры. Эти две мои новые оболочки представляли собой два разных магических тела.

Первая обычна для большинства существ. Ее часто называют астральным телом, или еще как ни будь в том же духе. Раньше я не мог чувствовать ее просто из-за недостатка соответствующих знаний подготовки. Я еще не получил ни того ни другого, но я теперь я способен был чувствовать свое астральное тело по другой причине. Этой причиной был первый магический объект, созданный Ключом в моем астральном теле (для себя я назвал этот объект Способностями Метаморфа). Он радикально изменил мое астральное тело. Теперь я мог изменять его множеством разных способов, иногда даже легче, чем две других моих оболочки (или тела). Поскольку мои способности метаморфа были во многом подобны природным способностям изначально магических существ, ни подготовка ни знания не были нужны для того, чтобы чувствовать, или использовать их. А через них я теперь чувствовал свое астральное тело, так как, используя их я мог менять, в том числе, и его. Однако я был уверен, что теперь, зная на что похоже ощущение астрального тела, я смогу чувствовать его в любом случае. По ощущениям и для моего внутреннего зрения, как и со стороны на ментальном и магическом планах, мое астральное тело выглядело как чрезвычайно сложная структура, имеющая сферическую общую форму. Она расположена внутри двух других моих оболочек, накладывающихся друг на друга.

Мое второе не физическое тоже можно было назвать обычным, но для гораздо меньшей группы существ. Кое в чем оно было подобно прозрачным телам существ Изнанки, которых я упоминал в своем фэнтезийном рассказе, используя терминологию автора вдохновившей меня книги. Так что свою третью оболочку я назвал для себя прозрачным телом, однако на упомянутые в книге она похожа только названием.

Мое прозрачное тело не было основано на магии и природных законах Изнанки. Это была скорее универсальная магическая оболочка, позволяющая мне чувствовать себя свободно и комфортно в любом магическом измерении или мире. Она защищала две других мои оболочки в ментальном и магическом мире точно также, как мое физическое тело защищало меня в физическом мире. Так же как мое физическое тело позволяло мне прямо взаимодействовать с физическим миром, моя прозрачная оболочка давала мне возможность прямо взаимодействовать с миром магии. Конечно я мог я мог испрользовать для этого свое астральное тело (в некоторых случаях, это единственный возможный путь), но это было бы примерно тоже самое, что использовать телекинез, чтобы поднять материальный объект, вместо того, чтобы просто поднять его лапой; или использовать телепатию для общения вместо того, чтобы говорить и слушать.

Исходная форма моего прозрачного тела выглядела точно так же, как моя исходная физическая форма. Прозрачная даже в мире магии, она занимала то же пространство, что и мое физическое тело. Это выглядело так, словно мое физическое тело было покрыто прозрачной оболочкой. Конечно, я мог легко преобразовать ее форму. При необходимости я мог легко осуществить и другое преобразование, чрезвычайно полезное для того, чтобы чувствовать себя уверенно и комфортно в различных элементных мирах (таких магические измерения огня, воздуха, воды и т.д.). Я могу легко подключить свое прозрачное тело (впрочем, как и физическое) к Ключу и к Источнику Серого Пламени, -- настроить его на тот или иной магический элемент и заполнить его энергией. Таким образом, я способен, в случае необходимости, быть элементным драконом любого магического элемента (или нескольких). Однако делать это следовало с величайшей осторожностью и только после изучения всей доступной информации о магии, так как многие элементы во многих случаях враждебны друг другу, а в моем мире их много и они смешаны иногда очень тесно, формируя сам этот мир. Так что пускаться в исследования, не имея соответствующих знаний, в этом случае, смертельно опасно.

Даже при моей новой скорости мышления и возможностях памяти, используя свою мечту, как своеобразный список проверки, я бы не смог выполнить столь полную самопроверку за такой короткий период времени, если бы не своеобразная внутренняя база данных, которую я обнаружил почти сразу, начав мысленную самопроверку.

Это был один из научных аспектов моей исходной форме, соответствующий моей мечте. В генетическом коде моего тела кроме обычной информации имелось его полное и детальное описание, предназначенное для сознательного мысленного доступа. Там имелось также много общей информации о том как наиболее эффективно использовать это тело. Имелся даже великолепный информационный пакет о чрезвычайно замысловатой и эффективной боевой технике, разработанной специально для моего нового тела, -- именно такой о каком я мечтал.

Я был окончательно восхищен и удовлетворен, когда обнаружил полные аналоги этой внутренней «базы данных», исследуя свое прозрачное, а затем астральное тело.

Как только я завершил мысленную самопроверку и мысленно улыбнулся, ощущая себя определенно самым счастливым из ныне живущих, мой будильник начал громко пищать. Пора было идти на работу.

Вот это уже дерьмово, иначе просто не скажешь. Я мог потратить целый день просто исследуя магический план мира, чувствами своего прозрачного тела; было еще второе заклинание из Книги Ключа, которое я хотел активировать, чтобы получить знания о магии; были мои способности метаморфа с которыми мне хотелось по экспериментировать и много других замечательных вещей, которыми можно было заняться.

Одним могучим усилием мне удалось сдержать громкий рев омерзения и гнева. Без единой мысли я использовал свои способности метаморфа, отрастив из левого плеча простое щупальце, и разнес часы в дребезги, легко прицелившись на мерзопакостный звук будильника. Втягивая выращенное щупальце, я открыл глаза чтобы понаблюдать за этим удивительно быстрым процессом. Мои глаза располагались немного по бокам головы. Это давало мне широкое поле зрения (270 градусов). В тоже время благодаря форме морды и точному расположению глаз, передний сектор обзора был полностью бинокулярным. Я поднял голову и осмотрел себя. Внешний вид моего физического тела в его исходной форме был столь же идеальным как и все остальное.

Гладкая серая чешуя выглядела так, словно быа идеально отполирована всего минуту назад. Мои кожистые драконьи крылья, в данный момент сложенные и удобно лежащие на спине, имели тот же цвет что и чешуя. Перепонки чрезвычайно чувствительные, однако повредить их очень сложно.

Я быстро поднял левую лапу, широко растопырил пальцы и выпустил когти на всю длину. Того же цвета что и чешуя, даже на вид они были смертельно острыми, -- идеальный инструмент и оружие. Особенно если знать, как правильно их использовать. Я перенес внимание на рога. Состоящие из того же материала, что и мои когти и чешуя, длинные и острые треугольные лезвия, -- на моей голове они выглядели идеально естественно. Я спрятал когти и тронул левое ухо пальцем. Мои уши имели треугольную форму и располагались сверху на голове. Они постоянно двигались, ловя любой новый звук. Прикосновение гладкой чешуи на кончике пальца к тонкой чувствительной серой коже уха оказалось очень приятным.

Как я и ожидал, внешний вид моей исходной формы представлял собой образ из моей мечты, гармонизированный и доведенный до совершенства мощью Ключа. Мое тело не было ни слишком большим ни слишком маленьким. Его размер казался мне просто правильным и идеально естественным.

Оно было достаточно большим, чтобы обладать силой и массой, необходимыми чтобы успешно сражаться с во много раз большим и более сильным противником более сильным и достаточно маленьким, чтобы я мог чувствовать себя комфортно внутри зданий и машин предназначенных для людей.

Я перекатился на спину, потом на брюхо, скатившись на пол с остатков раздавленной кровати. Я встал на все четыре лапы и помахал хвостом из стороны в сторону, ударив при этом по стене. Мне очень хотелось иметь возможность остаться сейчас еще хоть чуть-чуть в этой форме. Она была столь комфортной и естественной для меня. Но сейчас у меня не было свободного времени.

Я встал на задние лапы. Тоже легко и комфортно. Крылья и хвост давали идеальную устойчивость. Улыбнувшись, я глянул на нижнюю часть своего брюха. Тут я обнаружил, что мои трусы по-прежнему на своем месте. Они просто очень сильно растянулись и порвались в нескольких местах. Это выглядело очень смешно. Одним быстрым движением правой лапы со слегка выпущенными когтями я убрал этот кусок ткани. Мой половой орган был прекрасно спрятан внутри брюха. Сейчас в соответствующем месте была лишь еле заметная, плотно сжатая щель. В тот момент вся сексуальность моего тела была блокирована. Половое возбуждение не могло возникнуть спонтанно. Мне нужно было обратить на это внимание и приложить сознательное мысленное усилие, чтобы разблокировать ее. Я убежден, что идеальное тело должно обладать этой особенностью, так как любые мысли и чувства сексуального характера, которые нельзя удовлетворить в момент их возникновения, -- вещь весьма неприятная.

Чтобы завершить самопроверку (или, может быть, следуя своеобразной традиции, которую я заметил во многих прочитанных мной рассказах жанра TF), я разблокировал сексуальность своего тела и закрыл глаза, стараясь сосредоточить свои мысли на чем-то предельно эротичном. При разблокированной драконьей сексуальности это было несложной задачей. Через несколько мгновений я ощутил половое возбуждение. Ощущение было очень глубоким и сильным. Оно было во много раз сильнее того, какое был впринципе способен испытать человек. Кроме того, оно просто отличалось от человеческих ощущений: было приятнее и богаче. Ощущение было просто восхитительным, однако я знал, что это лишь слабая тень того, что я буду чувствовать, имея настоящую причину для полового возбуждения. Я открыл глаза, наблюдая, как мой половой орган показался из щели, быстро увеличиваясь до полного размера и готовности. Мой новый член был большим, так как имел пропорции, гармонично соответствующие размерам моего тела. Он имел розовый цвет и был невероятно чувствительным. Как только он показался из щели, легких касаний окружающего воздуха оказалось более чем достаточно, чтобы поддерживать мое возбуждение. Я сразу обнаружил, что мой член чрезвычайно подвижен, -- как член дельфина, или, может быть, даже больше. Это был идеальный инструмент для того, чтобы доставить самке максимально возможное удовольствие. Улыбаясь мысли о том, чтобы трахнуть свою подружку, находясь в исходной форме, я снова заблокировал свою сексуальность. Мой пенис исчез вщели даже быстрее, чем появился оттуда. Ни в моем теле ни в мыслях не было ни малейших следов полового возбуждения.

Я быстро закрыл глаза, сосредоточив все свое внимание на способностях метаморфа. Перетечь в человеческий облик, технически, было простой задачей. Инстинкты, встроенные в магический объект, дающий мне возможности метаморфа, вместе с информацией из тех внутренних «архивов», которые я обнаружил в каждой из трех моих теперешних оболочек, давали мне более чем достаточно навыков и знаний, чтобы преобразовать мое физическое тело, используя теперешние возможности моей памяти и воспоминания о жизни в человеческом облике. Такое преобразование давало мне точную копию моего прежнего человеческого тела. Чтобы внести в него изменения мне нужно было больше опыта, или время, чтобы приобрести его. Но точная копия моего прежнего человеческого тела была именно тем, что было мне нужно сейчас, чтобы идти на работу. Единственная, но очень большая, проблема заключалась в том, что мысль о преобразовании моего тела из исходной в человеческую форму была предельно неприятной для меня. Мне пришлось выдержать жестокую схватку с самим собой в течение нескольких минут, прежде чем мне удалось заставить себя запустить трансформацию. Все остальное прошло очень быстро и легко.

Я закрыл глаза и запустил трансформацию. Моя плоть плавилась быстро и легко. Я не пытался направлять процесс самостоятельно в этот раз. Я просто думал о результате, который должен получить после трансформации, внимательно прислушиваясь к своим ощущениям. Несмотря на то, что это была моя первая трансформация, ощущение было предельно естественным и даже казалось странно знакомым.

Закончив трансформацию, я быстро открыл глаза и осмотрел свое тело. Оно выглядело в точности так, как выглядело на протяжении всей моей жизни до прошлой ночи. Все мои ощущения тоже говорили о том, что преобразование было успешным. С громким вздохом, звучавшим скорее как рев, я быстро произнес мысленно три заклинания, удаляя все магические объекты Ключа из своего астрального тела.

Ощущения после этого были еще более отвратительны, чем ощущение вновь моего человеческого тела, после пребывания в исходной форме. Причины этого не были магическими. Мое человеческое тело просто казалось мне еще более слабым и отвратительно беспомощным, после пребывания в той форме в которой я чувствовал себя по-настоящему естественно и комфортно. Удаление магических структур Ключа из моего астрального тела также не было болезненным, или неприятным само по себе, но как только я утратил способности метаморфа и все органы чувств своего прозрачного тела, я почувствовал себя слепым, глупым и жалким. Я вновь почувствовал себя человеком. Я научился жить с этими ощущениями, защищаясь от них (главным образом просто не позволяя себе замечать их), но сейчас, всего через несколько мгновений после преобразования, было трудно вспомнить эти навыки. Я знал, что к этому времени уже снова был бы в своей исходной форме, если бы я не удалил способности метаморфа из своего астрального тела сразу после преобразования. Ключ и Источник Серого Пламени тоже следовало убрать. Была немалая вероятность, что чувствуя себя так, как я чувствовал себя в тот момент я бы умудрился осуществить обратное превращение в свою исходную форму даже не думая о том что и как делаю. Я осмотрелся.

На мгновение, я ощутил волну острого иррационального страха. Вокруг меня не было ничего ясно указывающего на то, что все произошедшие со мной в эти выходные было реальным. То что я был абсолютно голый, сломанная кровать и мои трусы, превращенные в просто кусок ткани, лежащие на полу, в действительности ничего не доказывали.

Но страх ушел так же быстро как появился. Хотя мои разум и память в тот момент были не более чем разумом и памятью человека, все мои воспоминания были по-прежнему со мной, как и шесть заклинаний, созданных в моей памяти Ключом. Я по-прежнему ясно чувствовал огромную магическую силу в их словах, хотя больше никто и ничто не может ощутить ее, кроме, быть может, самого момента, когда я применяю одно из них.

Теперь мне нужно было спешить, если я все еще намеревался попасть на работу вовремя. На мероприятия вроде завтрака или душа времени уже не было. Я быстро схватил и натянул одежду, и выскочил из квартиры, начиная безумный забег к своему рабочему месту.

Я никогда не думал, что способен бежать со скоростью сколь ни будь близкой к той, с которой тогда бежал (по-крайней мере, в обычном человеческом облике). Глаза охранника округлились, а лицо слегка побледнело, когда он увидел меня этим утром. Мне удалось добраться до офиса в свое обычное для понедельника время, раньше любого другого работающего здесь, но я весь взмок и тяжело дышал. Однако этот определенно стоил затраченных немалых усилий. Быстрый рассказ об отчаянно позднем пробуждении после утомительных, но очень приятных выходных, и лицо охранника вновь приобрело свой нормальный цвет. Он кивнул мне с понимающей улыбкой, когда я прошел мимо него в офис.

Включив оба внутренних сервера и проварив их состояние и состояние остального аппаратного обеспечения сети офиса, я провел примерно час, откинувшись в своем кресле, пытаясь расслабиться после сумасшедшего забега. Пока локальная сеть работала как надо, мне все равно не нужно было делать что либо еще немедленно.

Первой приятной мыслью, которая пришла мне в голову после того как я наконец немного пришел в себя, была мысль о том, что теперь я действительно хранитель Ключа. В своем человеческом теле, с человеческой памятью я конечно мало походил на хранителя, так как вряд ли смог бы написать по памяти два заклинания из Книги Ключа, или, тем более, защитить себя и Ключ от кого ни будь, кто мог быть заинтересован в его уничтожении. С другой стороны мне нужно меньше мгновения, чтобы мысленно произнести три заклинания. Так что любой, кто попытается меня атаковать, получит в противники разъяренного дракона в 5 тон весом. Думаю я могу увеличить свою исходную форму до размеров даже больших, чем те, что соответствуют массе в 5 тон, используя способности метаморфа. Я просто вснгда считал, что иметь большие размеры и массу неудобно в большинстве ситуаций. Пусть у меня пока нет никакого опыта мага, но возможности, данные мне Ключом, уже будут со мной в любой драке, до которой может дойти. Я был уверен что даже простой факел Серого Пламени, который я могу выдохнуть на драконий манер, будет очень тяжелым аргументом в любой магической драке. В добавок я могу сражаться с любыми магическими угрозами напрямую, используя сво прозрачное тело. Моя прозрачная оболочка защитит две другие от ментальных и магических атак. Эти мысли были достаточно успокаивающими и приятными. Тем не менее я надеялся душой и сердцем, что мне не придется драться с кем, или чем либо. В большинстве боевых искусств, о которых я знаю, их философия указывает, что лучшее искусство для хорошего бойца, это искусство разрешить любую ситуацию необходимым образом без драки. Я всегда знал, что в этих словах есть глубокая истинная мудрость, но только сейчас, когда я действительно стал способен сражаться, я почувствовал, что готов следовать этой мудрости.

Я открыл окно Интернет-броузера и набрал в адресной строке URL сервер с которого скачал Ключ. В самом верху списка новостей на главной странице сервера я увидел статью в которой говорилось, что все проблемы в работе сервера, которые пользователи ощущают с прошлой пятницы, возникли потому. Что один из жестких дисков сервера внезапно расплавился по неизвестным причинам. Сервер был сильно поврежден и его нужно было заменить новым. В конце статьи было обещание полностью восстановить все веб-ресурсы, находившиеся на поврежденном сервере, в течении нескольких недель и выражение глубочайшего сожаления владельцев сервера по-поводу безвозвратной потери всех данных, хранившихся на жестком диске, разрушенном таинственным образом.

Эта новость не была для меня сюрпризом. Я ожидал обнаружить нечто подобное. Заклинатели Совета обнаружили заклинание, которое тот молодой маг использовал, чтобы скопировать Книгу Ключа. Они наверняка использовали остатки заклинания, или его следы, чтобы выяснить, куда была отправлена копия Книги Ключа.

Тем не менее, похоже было, что они не исследовали тщательно ни заклинание, ни то место, куда была отравлена копия Книги Ключа. Была не плохая вероятность того, что они так и не узнали, что копия Книги Ключа была файлом, и он был скачан, по крайней мере, один раз к тому времени, когда они уничтожили его вместе с винчестером, на котором он хранился. Уничтожение было слишком прямолинейным и грубым. Не было особых причин ожидать дальнейших расследований со стороны Совета в этом мире. Это означало, что у меня, возможно, не будет неприятностей от заклинателей Совета.

Что касается молодого мага, которого я должен благодарить за, то, что моя мечта сбылась, я мог лишь надеяться на то, что он сумел добраться до безопасного места прежде, чем кто либо из членов Совета понял, что он успешно произнес Ключ. Если сумел, сейчас он был в безопасности и мог легко мог защитить себя. Если нет, спасать его было уже поздно в любом случае.

У меня были все основания просто расслабится и обратить все свое внимание на выполнение свих служебных обязанностей до конца рабочего дня. Так я и сделал. Единственной проблемой сильно беспокоившей меня весь день были эротические мысли. Я ясно помнил восхитительное ощущение полового возбуждения, которое испытал находясь в своей исходной форме, и некоторые очень привлекательные идее, пришедшие на ум в тот момент, но я не мог блокировать сексуальность своего тела, так как в тот момент это было просто обычное человеческое тело без каких либо модификаций. Через два часа я точно знал, что мне придется сосредоточить все свои усилия на решении этой проблемы, как только приду домой. Я даже не рассматривал возможность попытаться воплотить любые из своих новых эротических идей в ближайшем будущем. Тому было много причин, но самой серьезной было сильное подозрение, смешанное с еще более сильной надеждой, что моя девушка может тоже оказаться Мечтателем. Мы очень нравились друг другу. Между нами было не только сексуальное влечение и чувство, обычно именуемое любовью, но и дружба, уважение и глубокое понимание. Поскольку в тот момент у меня не было Ключа Мечты пригодного для существа женского пола, я не собирался ни о чем ей рассказывать. Я боялся, что такая информация при отсутствии соответствующего ключа, который можно было бы сразу использовать, могла полностью все испортить, если я был прав, предполагая, что она тоже Мечтатель. Исходя из всего, что я о ней знал, я был достаточно сильно уверен, что ей необходима была, предназначенная для существа женского пола, версия ключа которым воспользовался я, за исключением того, что цвет для определенно должен быть золотым. Воплотить в реальность ее мечту, при помощи соответствующего ключа, было теперь самой истинной и сильнейшей моей мечтой, так что я собирался быть очень осторожным, чтобы не разрушить возможность, что однажды она станет реальностью. Я знал что не смогу не рассказать ей обо всем, если мы встретимся, однако она поймет, если мы не будем встречаться. Она всегда чувствовала, когда нужно было просто доверять, не задавая вопросов (надеюсь что и я тоже). Это было самое мудрое решение, но оно означало для меня полное отсутствие секса, кто знает насколько долго. Это не было проблемой в моей исходной форме, но я знал, что мне придется проводить большую часть времени в человеческом облике, чтобы сохранить за собой свое место в этом мире. Через 5 недель начнется мой летний отпуск, но это слишком долго, чтобы просто ждать, оставив проблему не решенной. Мне придется модифицировать свою человеческую форму, чтобы решить проблему, к тому моменту, когда мне завтра вновь придется идти на работу. Однако я не хотел рисковать, делая это чисто экспериментальным путем. Мне придется использовать второе заклинание из Книги Ключа, чтобы вовремя решить эту проблему соответствующим образом. Найдя надежные решения для всех проблем, я чувствовал себя относительно комфортно остаток дня (по крайней мере, морально).

Когда мой рабочий день был, наконец, окончен, по дроге я думал о том, что и как следует сделать придя домой. В конце концов я решил, что могу принять исходную форму сразу, как только закрою дверь и сниму одежду. В любом случае, мне нужно быть в этой форме, чтобы наполнить графическое заклинание Серым Пламенем, а двигаться по квартире в исходной форме будет просто замечательно, так как моя исходная форма была предназначена для того, чтобы быть наиболее подходящей в любом окружении.

Придя домой я стащил всю одежду настолько быстро, насколько смог это сделать ничего при этом не повредив. Потом я мысленно произнес три «прямых» заклинания и перетек в свою исходную форму. Конечно, я мог не допустить преобразования. Я просто не хотел этого делать.

Я стоял на четырех лапах, улыбаясь счастливой светлой драконьей улыбкой. Я снова чувствовал себя естественно и комфортно. Я схватил ворох одежды левой лапой, тщательно следя, чтобы не выпустить когти, и положил его себе на спину между крыльями. Я подошел к платяному шкафу, легко используя крылья, чтобы не дать своему грузу свалится по дороге обратно на пол. Возле шкафа я просто шевельнул левым крылом, а потом сделал движение спиной, сбросив одежду на пол. Я встал на задние лапы, открыл шкаф и повесил туда свои вещи, беря их передними лапами по одной. Я мог использовать способности метаморфа, чтобы отрастить для этого несколько щупалец, но в тот момент мне просто хотелось сделать каждое новое движение, которое можно было сделать.

Закрыв шкаф я, отправился в ванную, идя на задних лапах. Моя квартира довольно маленькая, но передвигаться по ней все равно было идеально комфортно. Недостаток свободного места, полностью компенсировали ловкость и скорость реакции которыми я обладал в исходной форме.

Моя ванная комната была сейчас немного маловата для меня, как и ванна, но я всеравно получил огромное удовольствие принимая душ. Мое драконье тело намного чувствительнее любого человеческого тела. Было особенно приятно когда теплая вода касалась моих крыльев.

Вытершись самым большим имевшимся в квартире полотенцем, я вновь опустился на все четыре лапы и пошел на кухню.

Приготовив себе хороший ужин я сел на стул за столом, больше для того, чтобы проверить, смогу ли я это сделать, чем для удобства, так как лежать на брюхе было намного удобнее. Поглощая ужин, я тщательно следил, чтобы мои чувства запаха и вкуса были приглушены до человеческого уровня. Я знал, что мое драконье тело легко справиться почти с любой биологической или химической угрозой, так что есть свой обычный ужин из полуфабрикатов было для меня абсолютно безопасно, если я мог годами есть такое в своем человеческом теле. С другой стороны, я был столь же уверен, что любое усиление чувств вкуса и запаха выше обычного человеческого уровня не позволит мне съесть мой ужин.

Бросив пластиковые тарелки, чашку и ложку в мусоре ведро, я опустился на четыре лапы и пошел в комнату, служившую мне рабочим кабинетом и спальней.

Я задернул шторами окно и стеклянную балконную дверь и шагнул в центр комнаты. Стоя на четырех лапах, я начал читать второе заклинание из Книги Ключа. Это было легко, так как исходной форме мои голосовые возможности очень широки, и я имею над ними полный контроль. Произнеся заклинание, я почувствовал, что оно пытается получить силу Серого пламени из структуры Источника в моем астральном теле, через структуру Ключ. Я легко мог не позволить ему использовать структуру Ключ и структуру Источник, но я, естественно, поступил наоборот. Я позволил заклинанию взять столько энергии, сколько было ему необходимо (собственно это заклинание требовало очень мало энергии).

Восхищенно и радостно я наблюдал глазами своего прозрачного тела, как заклинание сформировалось в воздухе, когда я произнес его (это была висящая в воздухе прозрачная структура, красивая и довольно сложная), потом заполнилось Серым Пламенем и, наконец, чуть изменило свою структуру, начав действовать. Все это происходило очень быстро, но моя драконья скорость мышления и реакции позволяли мне легко наблюдать весь процесс.

Когда заклинание сработало, я обнаружил, что стою на очень замысловатом рисунке. Это был очень сложный узор, имевший общую форму круга. Он занял весь пол комнаты. Между его границей и стенами комнаты было всего два дюйма. Некоторые его части были скрыты под мебелью, имевшейся в комнате. Он выглядел словно нарисованным на полу слегка светящейся серой краской. Я заключил, что для конкретного заклинания действительно имеет значение только форма. Самым легким способом действительно начертить заклинание на паркетном полу моей комнаты было использовать когти чтобы процарапать линии вдоль линий иллюзии. Это был так же единственный способ сделать это быстро, так как сейчас у меня не было краски, которой я мог бы рисовать. Но сначала нужно было убрать из комнаты мебель, чтобы увидеть весь узор.

Я начал с остатков кровати. Некоторые куски я мог закинуть на спину, чтобы вынести их, идя на четырех лапах. Потом мне пришлось встать на задние лапы, чтобы вынести некоторые куски, используя передние лапы. Эта работа была удовольствием, так как она позволила мне почувствовать силу и ловкость моего драконьего тела.

Когда очередь дошла до вытаскивания остальной мебели, попробовал волочь то, что нужно было вытащить, стоя на задних лапах и держа объект передними лапами. Даже так получилось легко и быстро, хотя это был не самый эффективный способ, каким я мог это сделать. Вытащив одну вещь таким образом я снова встал на четыре лапы, подошел к следующему предмету мебели, который мне нужно было вытащить из комнаты, и развернулся. Потом я повернул голову, слегка согнув шею, чтобы иметь лучший ракурс обзора. Я использовал преобразование формы, чтобы отрастить четыре довольно толстых щупальца на каждом плече, потом просто схватил щупальцами то, что я собирался тащить. Сделав это я начал разветвлять щупальца, чтобы ухватить эту штуку получше. Это было восхитительно легко и ощущалось как нечто абсолютно естественное. Потом я просто повернул голову в перед и вышел из комнаты, волоча эту штуку за собой. Работая тем же способом, я справился менее чем за пять минут.

Вытащив последний предмет мебели я вернулся в комнату и закрыл за собой дверь. Вообще-то, комната теперь нравилась мне гораздо больше, чем раньше. В моей исходной форме она выглядела для меня намного естественнее, без всякой мебели. Я медленно двинулся по спирали, предельно внимательно разглядывая рисунок на полу. Поразмыслив несколько минут, я решил рисовать от центра. Подошел к центру комнаты, выпустил коготь на указательном пальце правой передней лапы и начал осторожно вести чрезвычайно острым концом когтя вдоль слегка светящейся серой линии магического рисунка, оставляя глубокую царапину на паркете. Сначала медленно, но скоро робота пошла быстрее. Как человек, я никогда не был слишком хорош в рисовании, но в моей исходной форме это было изумительно легко. Имея идеальный контроль над своими мышцами, я легко мог рисовать даже самые замысловатые линии одним движением, а моя контролируемая память позволяла мне мгновенно и четко вспомнить весь рисунок, или только ту его часть, которую я рисовал в каждый конкретный момент.

Когда рисунок был закончен, я развернулся к центру комнаты и лег на брюхо. Мгновение я просто неподвижно лежал так, вновь восхищенный тем, какой комфортной была эта поза для моего драконьего тела. Весь мой вес комфортно распределялся брюхо и грудь. Хвост и задние лапы давали идеальную стабильность. Я легко мог использовать передние лапы, чтобы работать в этой позе. Благодаря длинной подвижной шее с сильными, идеально контролируемыми мышцами, мне удобно было смотреть в любом направлении. Я посмотрел на глубокие канавки рисунка, процарапанные в паркете. Заполнить узор Серым Пламенем теперь казалось идеально правильным. Я погрузился в состояние полной концентрации, наблюдая одновременно за физическим ментальным и магическим планами. Потом я чуть опустил голову, нацеливая морду на магический узор, слегка открыл рот, а затем резко и сильно выдохнул, вбрасывая наружу энергию Серого Пламени, которую чувствовал в структуре Источнике. Это было легко и естественно. Энергия прошла неизмененной через структуру Ключ (так как я не пытался изменить это) потом, через энергопроводящие структуры моего астрального тела, в физический мир. Факел Серого Пламени вырвался из моей пасти и ударил в узор на полу. Линии начали поглощать пламя. Оно медленно заполняло глубокие канавки магического узора, словно странная светящаяся жидкость. Свет, исходивший от него, был ярким, но не слепящим, теперь в комнате не было ни одной тени. Было очень приятно смотреть на этот странный магический огонь. В нем были покой и мощь. Он выглядел как полупрозрачный газ, но, в то же время, он выглядел как вода и как много многое другое. Ощущение энергии этого удивительного магического элемента, струящейся из структуры Источника в глубине моего астрального тела через структуру Ключ и мое астральное тело, давало мне ощущение глубокого покоя и радости. Я знал что могу менять и формировать этот в бесчисленное множество вариантов и комбинаций, но сейчас не было необходимости что либо менять. Я дожжен был просто выдыхать этот магический огонь на канавки узора-заклинания, пока он не заполнит их до конца. И я продолжал выдыхать Серое Пламя. Это почти не требовало усилий.

Когда весь узор ярко мерцал, я ощутил магическую силу, быстро формирующуюся в магическом рисунке. Мне едва хватило времени, чтобы прекратить выдыхать Серое Пламя и расслабится, готовясь пропустить эту магию через все защитные барьеры моего прозрачного и астрального тел. Потом узор ненадолго засветился намного ярче, когда его магия, наконец, ударила в мой разум. Эта магия не была враждебной и она была создана, чтобы ее легко было выдержать. Ощущение не было неприятным, оно было просто очень странным и сильным. Я не был привычен ни к чему подобному, так что впечатление было очень сильным.

Следующие три часа, я не обращал внимания на что либо вокруг себя. Сила заклинания исчезла почти так же быстро, как пришла, но как только она исчезла, появилось нечто иное, полностью отвлекшее мое внимание от чего либо еще. Это были новые воспоминания, которые были знанием. Они были идеально четкими, их было легко понять, так как каждый раз, когда мой разум находил что-то неизвестное, память выдавала новую порцию информации, которая была объяснением. Это было похоже на цепочки и, иногда, они были очень длинными, но всегда давали понимание. Какое-то время я просто не мог заставить себя не следовать вдоль цепочек, но наконец я остановил себя, так как было совершенно ясно, что сейчас у меня недостаточно времени, чтобы завершить этот процесс.

Я не был удивлен, когда осознал, что паркета в комнате почти не осталось. Заклинание полностью выжгло паркет, на котором был начерчен узор. Я лежал на сплошном бетоне. Я не заметил этого раньше, так как для моего драконьего тела это не имело значения. Кроме этого магия не оставила никаких следов, больше ничего не было повреждено, или изменено. Кусочки паркета, не покрытые узором заклинания, по-прежнему лежали на своих местах, но теперь это был просто бесполезный мусор. Я мысленно улыбнулся, глядя на новый «дизайн» своей комнаты, потом положил голову на лапы и закрыл глаза. У меня по-прежнему было много работы, а ноч была коротка.

Я искал в своих новых воспоминаниях информацию о том, как изменить свою человеческую форму, необходимым мне образом, не экспериментируя слишком много. Я легко нашел соответствующее место, но чтобы действительно понять его, мне пришлось следовать одной цепочке объяснений потом другой. Не смотря на очень высокую скорость мышления (я не осмелился пытаться еще ускорить ее, хотя знал, что мог бы это сделать) время казалось движется гораздо быстрее, чем моя работа.

Наконец я решил, что понял достаточно, чтобы быстро решить конкретную проблему, над решением которой собственно работал сейчас. Я встал на задние лапы и запустил трансформацию. Сначала я перетек в точную копию своего прежнего человеческого тела. Теперь это было даже легче, и намного интереснее, чем в первый раз, так как теперь я понимал довольно много из того что и как я собственно делал вовремя преобразования.

Когда я огляделся по сторонам, стоя в человеческой форме голым на цементном полу, первой моей мыслью было, что мне придется купить новую кровать и ковер, если я планирую оставаться в этой форме по ночам. Теперь, имея человеческий мозг, использовать знания из моих новых воспоминаний было намного труднее, но, тем не менее, -- вполне возможно. Я сел на бетонный пол по-японски, поджав под себя ноги, положил руки на колени и закрыл глаза, чтобы добиться большей концентрации. Все мое внимание было сейчас обращено на магический объект в глубине моего астрального тела, дающий мне сдобности метаморфа. Я осторожно начал малое преобразование, внося первое из необходимых мне изменений. Я мог полагаться лишь на свои ощущения и на только что понятое знание, пытаясь направлять этот процесс. Конечно были еще инстинкты, встроенные в магический объект, дающий мне способности метаморфа, но теперь, теперь, когда у меня также были и знания, я рассматривал их больше как последнюю линию обороны, последний шанс получить необходимый результат, когда формальных знаний недостаточно. Наконец я ощутил, что первое преобразование завершилось и дало мне именно то, что было мне нужно, тогда я быстро запустил следующее. Метаморфизм был для меня чем-то абсолютно естественным, так же, как моя исходная форма, и все остальное. Что дал мне ключ. Как только я начал использовать его, действительно контролируя процесс, я начал очень быстро обретать опыт, словно я скорее вспоминал когда-то хорошо известное мне, но, каким то образом, забытое умение, чем учился чему-то действительно новому. На то, чтобы произвести два последних небольших изменения, мне потребовалось меньше нескольких секунд.

Я открыл глаза и встал, потом я позволил своим мыслям обратиться к эротическим идеям, вспыхивавшим в моем сознании, когда я впервые перетек в человеческую форму вчера утром. Сильная волна сексуального возбуждения немедленно прошла по всему телу и мой член стал каменно твердым, придя в состояние готовности. Потом, ощутимым мысленным усилием, подобным тому, которое мне приходилось делать, чтобы достич того же эффекта в моей исходной форме, я блокировал сексуальность своего человеческого тела. Эффект был полностью таким же, как и в исходной форме. Единственным различием было то, что, в моей человеческой форме, мой пенис не мог спрятаться в защитный карман. Снова разблокировав сексуальность, проверив половое возбуждение и заблокировав сексуальность, я радостно улыбнулся, вполне довольный своей работой, и пошел к старому дивану в гостиной, чтобы проспать, сколько осталось к тому моменту от этой ночи. Прежде чем позволить себе уснуть, я выставил будильник на мобильнике, и мысленно произнес три «обратных заклинания», чтобы предотвратить любые проблемы утром.

Просыпаться утром по сигналу будильника после слишком короткого сна было весьма неприятно, особенно в человеческой форме. Однако, это было намного удобнее, чем пытаться найти эффективные аргументы, чтобы заставить себя перетечь из исходной формы в человеческую в той же ситуации. Говоря много чего об этом мире, где вас не примут на вашем рабочем месте в облике дракона, даже если вы хотите и можете быть там в этой наиболее комфортной форме (все что я говорил миру было бы крайне неприятно услышать, если бы я говорил это вслух), я принял душ, натянул одежду, съел свой обычный завтрак и снова пошел на работу. На этот раз у меня было достаточно времени, чтобы добраться туда, так что никто не заметил ничего необычного во мне или моем поведении в тот день.

Закончив все необходимые проверки систем и другие обычные служебные дела, откинулся в кресле, глядя на центральный монитор своей рабочей станции, и улыбнулся, как делал всегда, когда все системы, за которые я отвечал, работали должным образом.

На этот раз я не стал запускать свою любимую MOMRPG, как делал обычно дальше, так как теперь у меня имелось намного более интересное и полезное занятие. Я положил руки на подлокотники кресла, закрыл глаза, и погрузился в новые знания, данные мне вторым заклинанием из Книги Ключа.

Теперь у меня было предостаточно времени, чтобы поработать с новым знанием, так что я попытался найти нечто, что можно было бы назвать первой страницей, если бы я читал книгу. Даже имея человеческий мозг, я нашел это легко и быстро. Так что я начал просто внимательно «читать» свою «магическую книгу». Работа была медленной и довольно утомительной, так как многие вещи в магическом знании были для меня не просто новыми. Они требовали новых, иногда очень необычных и странных, способов мышления, для своего понимания. В конце концов я мысленно произнес два из трех «прямых» заклинаний, по чистой необходимости, так как не имея возможности чувствовать и исследовать структуры Ключа и Источника в своем астральном теле, «читая» свою «магическую книгу», понять многие, описанные там, вещи было попросту невозможно. В действительности, я не обращал внимания ни на что вокруг, так как все, что было мне нужно в тот момент, было глубоко внутри меня. К счастью, все, за что я отвечал, работало с идеальной стабильностью, и такое поведение не было чем-то, чего я не мог себе позволить.

С любой точки зрения мой рабочий день можно было назвать идеальным. К тому времени, когда мне нужно было идти домой, я уже мог сказать, что хорошо и глубоко понимаю некоторые основы магического знании. Я уже мог использовать некоторые заклинания из моей книги заклинаний, будь у меня серьезная причина делать это в общественном месте.

Из офиса а отправился в ближайший супермаркет, работающий 24 часа и купил новую кровать (гораздо более прочную и просторную) и большой квадратный, белый ковер -- очень толстый и мягкий. На нем можно лежать с комфортом, даже если под ним нет ничего кроме бетона. Я так же купил новый электронный будильник, взамен того, который я разбил вдребезги. Ковер и кровать быстро погрузили в микроавтобус службы доставки с эмблемой супермаркета во весь борт, и я вновь был на пути домой, сидя в микроавтобусе вместе с двумя дюжими носильщиками в ярких форменных комбинезонах.

Носильщики внесли наместо кровать и помогли мне раскатать по полу ковер. Они явно были слегка озадачены, когда увидели мою разломанную старую кровать, остальную мебель из моей комнаты, занявшую почти весь холл и, конечно, идеальный круг бетонного пола, обрамленный остатками паркета.

Это дало мне серьезную причину испытать свои возможности как начинающего мага. Одним из тех заклинаний моей заклинательной книги, которые я уже мог применить, к тому времени, было ментальное заклинание, предназначенное именно для ситуаций вроде этой. Это было заклинание магии знания, которое можно было наполнить или Серым Пламене, или личной манной заклинателя, в последнем случае при помощи применив главный и наиболее фундаментальный прием Магии Знания – Вложение Воли (собственно, любой, владеющий этим основополагающим навыком, мог использовать Магию Знания). Заклинание было коротким и простым в произнесении и управлении. Оно позволяло заклинателю использовать воспоминания и особенности личности цели, чтобы заменить нежелательные воспоминания новыми, безопасными и предельно реалистичными. Заклинание не оставило на цели никаких магических, или ментальных следов, которые можно было бы обнаружить в последствии. Оно не было предназначено, для проникновения сквозь какую либо защиту, его следовало использовать в сочетании с другим заклинанием, если было возможно любое сопротивление цели. В данном случае, в этом определенно не было необходимости. Чтобы убедиться в этом, я быстро использовал форму Око, наполненную энергией Серого Пламени, чтобы увидеть ментальный и магический планы мира. Видение, которое обеспечило мне Око Серого Пламени, несколько отличалось от зрения моего прозрачного тела, но в тоже время было достаточно на него похоже, чтобы я достаточно хорошо понимал, что вижу, пользуясь новыми знаниями. В обоих носильщиках не было ничего магического. Их личности были слишком слабыми, чтобы противостоять любым ментальным заклинаниям.

Я быстро произнес просебя ментальное заклинание, вложив в него энергию Серого Пламени, так как у меня не было времени экспериментировать с Вложением Воли, которое было для меня совершенно новым. Я наблюдал через Око, как прозрачная конструкция моего заклинания начала светится по мере того, как Серое Пламя втекало в нее, через энергопроводящие структуры моего астрального тела. Когда заклинание наполнилось энергией, я, коротким ментальным усилием, бросил его в одного из носильщиков. На физическом плане мира мои действия никак не отразились.

Мое заклинание ударило в астральное тело парня, легко войдя в него, и начало свою быструю роботу глубоко внутри. От моего астрального тела к заклинанию тянулись магические нити. Направлять работу заклинания, используя магические нити, было для меня совершенно новой и непривычной, однако не незнакомой задачей. Я добился успеха, благодаря недавно понятым знаниям и, частично, благодаря тому, что у меня просто не было времени сомневаться. Завершив первую часть своей работы, я обрезал магические нити, оставив заклинание внутри астрального тела парня, мысленно произнес еще одно такое же заклинание, наполнил его энергией и метнул во второго носильщика. Направляя работу заклинания внутри астрального его тела, я отсчитывал деньги, чтобы расплатиться с носильщиками. Когда они были уже у дверей квартиры, я закончил работу и обрезал магические нити. Носильщики ушли с моими заклинаниями в своих астральных телах. Как только их спросят о том, что они видели в моей квартире, или услышат, как кого-то другого спрашивают об этом, заклинания изменят их воспоминания и бесследно исчезнут. Тоже самое произойдет, при попытке обнаружить заклинание, или как только эти парни уснут.

Я закрыл дверь изгнал Око Серого Пламени и попытался понять свои ощущения по поводу того, что я только что сделал. Для меня было два основных аспекта. Один был довольно ободряющим, так как теперь я точно знал, что, в некоторых случаях, уже могу защитить себя при помощи магии. Однако, второй был очень неприятным, так как я только что ясно увидел, насколько слаб и беззащитен обычный человек против любого, кто знает хоть немного о магии. Так как в своей человеческой форме, я идентичен (с учетом недавно произведенных модификаций, почти идентичен) обычному человеку, если мои способности метаморфа убраны из моего астрального тела, -- для меня такая опасность очень велика. Вообще то, после преобразования из исходной формы в человеческую, мое астральное тело в человеческой форме соответствовало по силе астральному телу хорошо тренированного мага, так что у меня были неплохие шансы успешно сопротивляться некоторой не очень сильной магии, но этого было явно недостаточно, чтобы чувствовать себя в безопасности. Согласно той части моей «магической книги», которую я успел проработать, существовал определенный вид защиты, считавшийся наилучшим для моей нынешней ситуации. Мне следовало установить внутри своего астрального тела систему постоянно активных заклинаний-подвесок, чтобы скрыть все его особенности, могущие указать другому магу на то, что я тоже обладаю магическими силами. Этим заклинаниям-подвескам нужна энергия, чтобы работать, но это не проблема до тех пор, пока в моем астральном теле есть Источник Серого Пламени. Мне следовало так же поставить еще одно заклинание-подвеску, дающее возможность видеть и ощущать ментально магический план мира. Око Серого Пламени не годилось для этого само по себе. Его было трудно скрыть от другого мага, к тому поддержание его в активном состоянии же постоянно отвлекало часть моего внимания. В добавок, его приходилось часто перемещать, чтобы увидеть то, что нужно, так как видеть можно было только собственно через него. Даже сейчас, будучи абсолютным новичком в магии, я уже мог создать нечто намного более сложное и намного более подходящее для использования в роли подвески магического зрения. Последней частью моей постоянной магической защиты на данный момент должно было быть особое ментальное заклинание-подвеска, помещенное в глубине моего астрального тела, и имеющее с ним тесную связь. При любой попытке применить ко мне любую магию, или ментальные приемы оно заставит меня мгновенно использовать «прямое» заклинание, дающее мне способности метаморфа. Вместе сними я получу свое прозрачное тело, которое само по себе уже является серьезной защитой против любых ментальных, или магических фокусов, не говоря уж обо всех изменениях которые внесут способности метаморфа в мое астральное тело, как только они будут там снова.

Приняв душ, я переоделся в одежду, которую обычно носил дома, так как, пока, я не собирался принимать свою исходную форму. Я одел серую шерстяную хламиду с широкими рукавами и глубоким капюшоном. Сделанная из верблюжьей шерсти, она была очень комфортной и в холодную и в жаркую погоду. У меня так же имелся длинный узкий пояс того же цвета, сделанный из того же материала, в комплект к хламиде. Вообще то, это было похоже на классическое снаряжение мага, но я носил дома эту одежду, главным образом потому, что она была идеально комфортной в большинстве ситуаций. Идя на кухню, чтобы поужинать перед тем как начинать строить свой первый комплекс защиты мага, я улыбнулся, в первые в жизни у меня были иные реальные причины, помимо комфорта, носить свою любимую хламиду.

Поужинав, я отправился в свою комнату, задернул шторы и сел на свой новый ковер, покрывавший весь пол. Теперь я сидел в центре комнаты по-японски, -- подогнув под себя ноги и положив руки на колени. В комнате было темно и тихо, -- на улице была ночь, а закрытые окна эффективно блокировали уличный шум. Я чувствовал, что обстановка идеально подходила для занятия магией.

Вся магия, которую я собирался использовать для создания системы личной защиты, принадлежала к двум разным категориям: Магии Знания и Магии Форм. Первая была очень близка к классической магии, какой она описывалась в сказках и книгах фэнтези. Ее заклинания создавались, прежде всего, при помощи слов и жестов, хотя было много других элементов, используемых в более сложных заклинаниях. Вторая была намного ближе почти к чистому искусству (этот тип магии не упоминался писателями художественной литературы, однако нечто, во многом подобное ему было описано в серии книг в жанре фэнтези, которую я когда-то читал*4). Она была основана на использовании особых магических объектов – Форм. Чтобы маг мог их использовать, они должны были быть определенным образом встроены в его астральное тело. Я мог теперь применять этот тип магии, так как базовый универсальный набор Форм был встроен в мое астральное тело вторым заклинанием из Книги Ключа. Этого набора было достаточно, чтобы описать любой необходимый процесс, или объект, имея достаточно умения, знаний и опыта, чтобы правильно соединить Формы. После того, как заклинание-форма заполнялось соответствующим видом магической энергии, все, описанное им, начинало существовать. Этот вид магии – идеален для быстрых действий и вдохновенных импровизаций. Он был чрезвычайно полезен именно для меня, так как для описания процесса, или объекта необходимы не только соответствующие формы, но и подходящие элементы. Так как я мог преобразовывать Серое Пламя, делая его неотличимым от любого другого магического элемента, или их комбинации, Магия Форм давала мне почти бесконечное разнообразие вариантов.

Я вызвал Око Серого Пламени, чтобы видеть, то что делаю на магическом плане, закрыл глаза, чтобы добиться большей концентрации, и прошептал: «Сферическая Оболочка-Око Серого Пламени». Эти слова нужны были, только для большей концентрации. Структура, которую я создал, была комбинацией трех, часто используемых форм: «Ока», «Оболочки» и «Сферы»; основанной на Сером Пламени. Теперь мое астральное тело окружала сферическая оболочка, имеющая свойства «Ока», позволяя мне видеть ментальный и магический планы. Этот магический объект был почти прозрачен, даже на магическом плане, так в нем еще не было энергии Серого Пламени. Это был лишь базовый каркас подвески магического зрения, которую я собирался построить. Я добавил к заклинанию еще несколько комбинаций форм, меняя его свойства, согласно своим потребностям. После этого пришло время добавить к моему заклинанию немного классической магии. Я прошептал первую последовательность слов, потом зделал медленный плавный жест руками. Собственно говоря, я мог проделать все это мысленно, но использовать слова и жесты было на много легче. К тому же, это требовало намного меньшей концентрации, позволяя мне одновременно думать о том, что следует делать дальше. Если бы несколько дней назад кто ни будь сказал мне, что произнося свое первое сложное заклинание, я буду столь сосредоточен и спокоен, я бы не поверил ему, хотя это было бы правдой. Не было предвкушения и сомнений, не было мыслей о том, как круто быть магом. В тот момент все, что я делал не было странным, это не было круто и у меня не было сомнений, в том что это реально. Собственно говоря, эта работа была для меня даже естественнее, чем работа с компьютерами и другими электронными устройствами, ставшая привычной за многие годы жизни.

Так как у меня было довольно много времени работы, я собирался сделать свои заклинания настолько сложными и эффективными, насколько мог в тот момент. Когда я закончил свое заклинание-подвеску магического зрения, оно смотрелось довольно впечатляюще, и было намного более сложным, чем я мог ожидать. Глядя на прозрачную конструкцию вокруг своего астрального тела на магическом плане, я осознал, что, работая над этим заклинанием, я использовал много информации, которую еще не «прочитал» в своей «магической книге». Мысли о том, как улучшить мое заклинание, просто приводили меня к соответствующей информации в моей памяти. Тем не менее «чтение» было по-прежнему необходимо, чтобы обрести полное знания из моей «магической книги».

Я улыбнулся, и сделал завершающий жест, одновременно наполняя заклинание Серым Пламенем. Я ощутил, как энергия Серого Пламени втекает в заклинание через мое астральное тело. Потом сферическая оболочка заклинания уменьшилась, проникая в мое астральное тело. Я позволил ему проникнуть внутрь и закрепиться там, образовав все необходимые связи с моим астральным телом, необходимые для правильной работы.

Когда «установка» завершилась, количество энергии, втекающей в заклинание, уменьшилось до количества, менее чем очень малого для моей структуры Источника. Я изгнал Око Серого Пламени и посмотрел на ментальный и магический планы, при помощи своей новой подвески. Информация была подробной и четкой. Я мог свободно смотреть сквозь него в любом направлении, ничего не меняя. Конечно это было не то, что давал мне весь набор чувств моего прозрачного тела, но для заклинания это было более чем хорошо. Удовлетворенно улыбнувшись, я приступил к созданию первого из заклинаний-подвесок, которые должны скрыть тот факт, что я маг, обладающий некоторыми способностями, обычно присущими скорее изначально магическим существам. Я сделал все, возможное для меня в тот момент, чтобы мои скрывающие подвески были настолько эффективными. Раскрытие моих истинных возможностей «коллегой», могло вызвать даже больше неприятностей для меня, чем прогулка в моей исходной форме по улице среди бела дня.

Когда я закончил свои скрывающие подвески и ментальное заклинание-подвеску, которое должно играть роль своеобразной магической страховки, на случай атаки слишком быстрой чтобы я мог заметить и отразить ее, я устал как никогда прежде за всю свою жизнь, но защита, которую я создал, определенно стоила того. В комнате было абсолютно темно, когда я встал и направился к кровати, но мне, собственно говоря, больше не нужен был свет, чтобы найти дорогу, так как мою подвеску магического зрения можно было использовать и для этой цели, как и для многих других задач, более обычных для таких заклинаний. Я уснул в тот самый момент, как моя голова коснулась подушки.

Когда на следующее утро меня разбудили громкие гудки моего нового будильника, мне стоило немалых усилий, удержаться и не метнуть в него «Сферу Разрушительного Огня». Наконец, мне удалось встать, и вместо этого применить «Поток Жизни Восстанавливающий Живое Существо». Я поддерживал это заклинание, до тех пор, пока не почувствовал с полной уверенностью, что без проблем смогу вовремя добраться на работу и работать весь день, -- потом развеял его. Сделать это было не так легко, так как ощущение чистой энергии Жизни, втекающей сквозь структуру Ключ в мое астральное тело, а через него в физическое, было неописуемо приятным, но я знал, что слишком большой приток этой энергии может сильно повредить мое астральное тело. Я начинал вести себя так, словно всю жизнь был магом. Провел почти бессонную ночь, создавая комплект сложных заклинаний, потом восстановил силы еще одним заклинанием, чтобы иметь возможность вовремя встать.

Улыбаясь этим мыслям, я отправился в ванну, потом на кухню. Глядя на свой обычный завтрак, Я решил, что следует продолжать вести себя, как полагается магу, имеющему нечто подобное в качестве единственной пищи, доступной в данный момент. Мне понадобилось меньше минуты, чтобы придумать подходящую комбинацию форм, постоянно впускающую в мое астральное тело небольшой поток энергии Жизни, достаточный для того, чтобы я больше не чувствовал голода и жажды.

Когда я активировал свое новое заклинание-подвеску, больше не было необходимости бессмысленно тратить время на завтрак.

Я переоделся и отправился на работу. По дороге в офис я активировал свое заклинание-подвеску магического зрения и начал рассматривать астральные тела окружающих, пытаясь найти кого ни будь, вероятно, могущего иметь некоторые навыки в области магии. Мне даже удалось заметить человека, чье астральное тело было ощутимо сильнее, чем у других людей, но это выглядело так, как если бы он просто был силен духом. Ни заклинаний-подвесок, ни чего либо еще, неоспоримо свидетельствующего о том, что он владеет какой-то разновидностью магии.

Я выполнил подобную проверку в офисе, получив довольно схожий результат. После этого мой рабочий день прошел точно так же как вчера. Единственным отличием было то, что я иногда активировал свое заклинание-подвеску магического зрения, проверяя окружающее пространство на предмет любых возможных угроз.

Придя домой в тот день я принял душ, переоделся в свою серую хламиду и ушел в свою комнату. Мне не нужно было терять время на еду, питье, или даже на хождение в туалет (мой желудочно-кишечный тракт был уже довольно давно пуст, так как, в тот момент когда надобности подобного рода в последний раз отвлекли меня от изучения моей «магической книги», я применил еще одно заклинание-форму, чтобы очистить их).

Стоя в центре комнаты, я произнес классическое заклинание, укрыв комнату сферой звуковой иллюзии. Вместо того чтобы задергивать шторы, я просто накинул классическое заклинание оптической иллюзии на окно и прозрачную балконную дверь. Действие тех заклинаний которые, я использовал, было ограничено во времени, так как они могли использовать только энергию влитую в них при произнесении, но в следующие десять часов, никакие звуковые и оптические эффекты внутри этой комнаты не будут замечены снаружи. Установив такую защиту, я повернул руку ладонью вверх, словно держа средних размеров мяч, и прошептал «Сфера Света».

Сфера яркого белого света мгновенно появилась в моей руке, так как я наполнил заклинание-форму энергией как только призвал его. Я поднял руку, в которой держал сферу, и использовал другое заклинание-форму, основанное на Воздухе, чтобы заставить ее висеть там и без поддержки моей ладони. Не было реальной необходимости использовать заклинания для освещения, ведь я мог просто включить световые панели на потолке, но было намного интереснее и приятнее поступить именно так.

Следующие два половиной часа я применял различные заклинания, из тех, которые можно было так или иначе использовать в моем нынешнем окружении. Я делал это чтобы попрактиковаться, и, должен признать, просто-напросто ради удовольствия. Потом я тщательно удалил все следы своих действий на физическом и на магическом плане, убрал все заклинания, укрывавшие комнату и отправился спать, чтобы успеть хорошенько выспаться.

Все время до начала моего отпуска моя жизнь шла тем же образом. Днем я был на роботе, используя столько времени, сколько было возможно, для изучения той части моих воспоминаний, которую я называл для себя своей «магической книгой». По вечерам я укрывал свою комнату, или, иногда, всю квартиру и квартиру заклинаниями магии иллюзий и практиковался в магии насколько это было возможно в том месте и при тех обстоятельствах. Я превратил свою гостиную в нечто вроде лаборатории мага и заклинательной комнаты, практикуясь в применении магии, требующей не только знаний, магической силы и навыков их применения. Моя девушка позвонила мне только раз и наш разговор прошел именно так, как я ожидал. Она, как обычно, почувствовала что-то в моем голосе, и в каких либо объяснениях нужды не было.

Когда начался мой летний отпуск я быстро собрал свой старый хичхайкерский рюкзак, загрузив в него кое что, чтобы побольше попрактиковаться в предметнозависимой магии, взял свой туристический посох-трекер и покинул свою квартиру до конца отпуска. Добравшись на такси на центральный железнодорожный вокзал, я купил билет и через пол часа был в поезде на пути к Карпатским горам.

Древний город Львов преподнес мне несколько сюрпризов магического характера. Прежде всего идя по его узким мощеным брусчаткой улицам я обнаружил, что на некоторые камнях есть какая-то защитная магия. Она была вплетена в камни очень замысловатым образом. Кто бы ни сделал это в прошлом, он обладал большими знаниями и мастерством, -- магия не утратила свою силу полностью, несмотря на невесть сколько лет без всякого присмотра и поддержки.

Я шел по улице, восхищаясь мастерством неведомого местного мага и глядя по сторонам сквозь свое заклинание-подвеску магического зрения, на случай если в этом месте есть еще какая-то магия, когда внезапно заметил старика (на первый взгляд ему было лет пятьдесят), в астральном теле которого определенно имелось какое-то заклинание-подвеска. Я был еще больше взволнован, когда понял, что эта подвеска – какая-то разновидность заклинания молодости, и настоящий возраст этого человека – очень большой вопрос. Сначала я хотел поговорить с ним, но потом решил ничего подобного не делать. К тому времени я знал достаточно, чтобы быть даже осторожнее прежнего, рассматривая возможность обнаружить себя перед другим магом. Я просто рассматривал его астральное тело так внимательно как только мог, пока он не скрылся за углом. По крайней мере я был уверен в двух вещах: первое, он не заметил меня и второе – я помню запомнил его астральное тело достаточно хорошо, чтобы найти его при помощи коммуникационного заклинания.

Из Львова я отправился на автобусе в отдаленное село в Карпатах. Сидя на заднем сидении в этом дребезжащем механизме, я никак не мог избавится от мысли, что он должно быть старше, чем карпатские горы, по которым он ехал.

Когда поездка наконец завершилась, я был полностью вознагражден, за то что я ее выдержал, -- ярким и теплым летним солнцем, чистым воздухом и прохладным горным ветерком, пахнущим луговыми травами, и соснами ближнего леса.

Я раздвинул свой посох-трекер до удобной для себя высоты, и зашагал по грунтовой дроге, идущей через луг, к дальнему горному пику на западе.

Это путешествие в Карпаты оказалось намного легче и приятнее, чем те которыя я предпринимал, еще не будучи магом. Зайдя достаточно глубоко в лес в своей человеческой форме, я свернул с дороги под защиту деревьев, улыбнуся, сбросил на землю рюкзак и начал снимать одежду. Оставшись абсолютно голым я тут же мысленно произнес «прямое» заклинание, дающее мне способности метаморфа, и перетек в свою исходную форму.

Я опустился на четыре лапы и заставил все свои чувства медленно обострится выше ничтожно низкого уровня, соответствующего человеческому, вглядываясь, вслушиваясь и принюхиваясь к своему окружению. В первые в жизни я использовал сонар и гравилокацию, чтобы получить более полную картину окружающего леса. Здесь не был животных крупнее белки, как и следов их недавнего присутствия. Я улыбнулся широкой драконьей улыбкой и принялся паковать одежду в рюкзак. Я сложил свой посох-трекер до минимально возможной длины и прикрепил его с правой стороны рюкзака, использовав найтовочные ленты на рюкзаке. Не смотря на то, что он не был изначально разработан для дракона, мой старый рюкзак оказался попрежнему подходящим для меня в моей исходной форме. Я расстегнул замки, крепившие к рюкзаку нижние концы наплечных лямок, встал на задние лапы и осторожно уложил рюкзак себе на спину, удерживая его за наплечные лямки, перекинутые через мои плечи. Когда рюкзак удобно лег мне на спину между крыльев, я просто вновь закрепил замки наплечных лямок. Потом я застегнул нагрудную страховочную ленту, соединяющую наплечные лямки, и широкий пояс рюкзака. Мне пришлось несколько отрегулировать длину всех лямок рюкзака, но закончив с этим, я почувствовал, что мой рюкзак подходит мне в моей исходной форме даже больше чем в человеческой (это была самая большая модель рюкзака, какую я смог найти, так что при полной загрузке она выглядела слишком большой даже для высокого человека). Я деактивировал свою подвеску магического зрения, так как теперь у меня были чувства моего прозрачного тела, и ментальною подвеску, заставляющюю меня активировать свои способности метаморфа, при признаках магической атаки, так как собирался оставить свои способности метаморфа активными в ближайшее время. Потом я начал создавать сложное и мощное заклинание-подвеску ментальной иллюзии, делающее меня недосягаемым для любых чувств человека, который мог заметить меня. В случае если цель обладала любой магической, или ментальной защитой, заклинание превращалось в комплекс звуковых и световых иллюзий, одновременно предупреждая меня об этом. Чтобы защитить себя от обнаружения при помощи магии, я просто модифицировал уже имеющиеся скрывающие подвески, чтобы они скрывали не только мои магические способности, но и само мое существование от магического обнаружения. Прошептав последние слова, конфигурирующие новую версию личной защиты, я активировал ее коротким мысленным усилием, опустился на четыре лапы и вышел обратно на дорогу.

Стоя посередине дороги я посмотрел на деревья по бокам от нее. Дорога была достаточно широка в этом месте, чтобы я мог лететь, не рискуя при этом задеть крыльями деревья. Мой первый полет воблике дракона, я ждал этого момента с первого дня, когда проснулся в своей исходной форме. С громким ревом радости е предвкушения я раскрыл крылья и взмахнул ими изо всех сил, одновременно оттолкнувшись от земли всеми четырьмя лапами. Появилось странное ощущение по всему телу – с первым взмахом крыльев активировалась система биогравовов в его клетках. Меня подбросило в воздух гораздо выше, чем я ожидал, так что не было риска ударить крыльями о землю при втором взмахе. На третьем взмахе крыльев я был уже над деревьями.

Еще за несколько взмахов я набрал достаточную высоту, чтобы чувствовать себя в безопасности. Однако мне хотелось лететь не очень высок, так как я собирался искать хорошее место, чтобы разбить лагерь на весь остаток моего отпуска, чтобы попрактиковаться в тех видах магии, которые трудно испробовать в городе, не обнаружив себя. Я просто расслабился, ритмично взмахивая крыльями, и тщательно следя за тем, чтобы не начать думать, что и как именно мне следует делать, чтобы лететь. Лететь так было легко, безопасно и чрезвычайно приятно. Еще не имея опыта, я мог полностью положиться на совершенную систему инстинктов, которой обладала моя исходная форма. Источников этих инстинктов было два: научный дизайн моей исходной формы и мои способности метаморфа.

Летя низко над лесом, я просто купался в долгожданном удовольствии от полета в своей исходной форме. Я прислушивался к ощущениям своего тела, стараясь исследовать их и познать в каждом малейшем аспекте. Их было так много: Особый тонус мышц по всему телу, делающий его достаточно жестким, чтобы лечь на воздух, опираясь только на, прикрепленные к плечам крылья; малейшие движения моего тела хвоста и шеи, чтобы удержать вертикаль в полете; ритмичные усилия сильных грудных мышц при каждом взмахе крыльев и неописуемое ощущение воздуха ставшего для них надежной опорой; прохладный воздух обтекающий тело в полете; особое глубокое ритмичное дыхание, синхронизированное со взмахами крыльев, дающее достаточно кислорода моим грудным мышцам, чтобы поддерживать движение крыльев; и бесчисленное множество других ощущений, естественных для дракона вовремя медленного расслабленного полета.

Я не махал крыльями все время. Иногда, почувствовав перепонками сильный восходящий поток теплого воздуха, я просто расправлял крылья, почти не шевеля ими, позволяя восходящему потоку поднять меня вверх. Потом я скользил вниз, начиная махать крыльями только, если на моем пути не попадался восходящий поток к тому моменту, когда я снижался до прежней высоты.

Иногда я слегка менял направление полета, заметив хороший восходящий поток, или чтобы воспользоваться попутным ветром. Я обладал вполне достаточной выносливостью и силой, чтобы лететь, не используя попутный ветер и теплые восходящие потоки воздуха -- это просто доставляло мне удовольствие.

Только после нескольких часов медленного расслабленного полета я начал искать что либо еще, кроме собственно самого полета. Потом я начал исследовать землю над которой летел. Из всего набора физических чувств своей исходной формы, больше всего я пользовался зрением (изменив фокусное расстояние глаз, чтобы хорошо видеть с высоты своего полета), гравилокацией и обонянием. Они позволяли мне легко найти и классифицировать каждый след человеческой деятельности в пределах их досягаемости, даже без помощи чувств моего прозрачного тела. Их я использовал, в основном, чтобы найти более отдаленные зоны человеческой активности.

Я много раз путешествовал в этих горах, так что знал их довольно хорошо, по детальным картам, или по личному опыту. Не имея проблем с вызовом любой информации, хранящейся в моей памяти, я не особо нуждался в карте, чтобы определить свое местонахождение. Думая о том, как следить за курсом и скоростью во время полета, я вспомнил, что перелетные птицы (например гуси) используют для навигации линии магнитного поля. Коротким мысленным усилием я вызвал визуальное восприятие соответствующей части спектра, добавив его к картине, формируемой светом, видимым для человека. Понаблюдав несколько минут за полученной картиной и тщательно обдумав увиденное, я придумал способ использовать для навигации визуальное восприятие картины магнитного поля Земли для навигационных целей. С этого момента я сосредоточил все свое внимание на поисках подходящего места для долговременного лагеря. Оно должно было иметь хорошую природную маскировку и находиться достаточно далеко от любых человеческих путей и поселений, чтобы я мог свободно практиковаться в магии, не рискуя быть обнаруженным.

К моменту наступления темноты, я начал чувствовать вес моего рюкзака. Я хотел приземлиться и разбить на ночь лагерь, но, поразмыслив, пришел к выводу, что стоит решить проблему при помощи магии и просто продолжать поиск, так как это даст мне кое какой интересный опыт, и будет намного эффективнее, чем тратить время на отдых.

Прежде всего я использовал несколько небольших «Щитов Воздуха», прикрыв все части моего тела, которые касались рюкзака. Потом я обратил все внимание на свои способности метаморфа, и начал настраивать свое прозрачное тело на магический элемент Воздух. К тому времени я изучил соответствующую часть моей «магической книги» достаточно хорошо, чтобы знания могли компенсировать недостаток опыта. Настраивающее преобразование прошло легко и быстро. Мое восприятие мира менялось по мере того как Воздух становился вся более близким элементом для моего прозрачного тела. Когда преобразование завершилось, для меня больше не было усталости, так как полет был теперь для меня единственной приемлемой формой существования и окружающий меня воздух давал моему прозрачному телу достаточно энергии, чтобы я мог лететь до тех пор пока я жив. Тоже самое относилось к моему физическому телу, хотя я не настроил его на Воздух, происходило это потому, что две моих оболочки соединялись через астральное тело.

Слова «наслаждение полетом» теперь имели для меня гораздо более широкий глубокий и сильный смысл. Думаю только магические существа, имеющие очень тесную связь со стихией Воздуха, могут это понять. Следующие два часа я просто исследовал это невероятное чувство. Теперь я был способен много невозможных иначе вещей, так как теперь сам воздух был чувствителен к моей воле и движениям тела. Теперь я двигался скорее как танцующий ветер, быстрый, как большинство ветров, но в то же время сильный, как дракон. Теперь такой была моя природа – дракон, имеющий тело, которое состоит из ветра. Я легко укрыл свой рюкзак чрезвычайно мощным щитом из неподвижного воздуха, прежде чем позволил себе лететь так и стой скоростью, которая казалась мне сейчас самой естественной.

Как только я смог думать о чем либо, кроме полета в ночном небе, среди ветров, дующих во многих направлениях, и стремления найти настоящие границы того, что я мог теперь вытворять в полете, я снова начал свой поиск.

Теперь этот процесс во многом отличался от прежнего, так как теперь я мог напрямую использовать воздух для сбора информации. Этот способ полностью отличался от любой магии которой я пользовался прежде, однако не был совершенно мне неизвестен, так как его принципы были очень хорошо описаны в одной из «глав» моей «магической книги». Говорят, что ветры видят и слышат все. Теперь я знал, что они так же чувствуют запах и могут делать кое что еще, причем я мог легко использовать это для своих поисков. Вообще-то это было вол многом почти тоже, что использовать всю сеть военных спутников и спутников NASA, только для того, чтобы найти лучшее место для проведения летнего отпуска, но, в отличии от этого, мои действия не создавали каких либо проблем для кого бы то ни было (включая меня самого, так как магу очень трудно обнаружить такую активность, если он не знает что искать и где именно это будет происходить). Так что у меня не было серьезных причин воздерживаться от того, чтобы поступить таким образом. Это было не только приятно и интересно, -- для меня это был очень ценный опыт как для мага.

Несмотря на всю магию, которую я использовал для своего поиска, мне пришлось полных девять суток летать над всем массивом Карпатских гор, чтобы найти то, что мне было нужно. Я всегда подозревал, что найти по-настоящему безопасное природное укрытие для занятий магией будет очень трудновыполнимой задачей. Теперь я знал это наверняка.

Я убрал Щит Воздуха, защищавший мой рюкзак, использовал способности метаморфа, чтобы преобразовать свое прозрачное тело в его исходное состояние, и начал снижаться, медленно кружа над старым сосновым лесом высоко в Карпатских горах.

Я приземлился в центре поляны, сложил крылья и осмотрелся, используя все свои чувства.

Почва на поляне была глинистой, немного присыпанной сверху песком и старыми сосновыми иглами. Вокруг поляны в пределах досягаемости любого из моих чувств не было животных крупнее белки, как и следов их недавнего присутствия. Я встал на задние лапы и сбросил рюкзак на землю. Потом я снова опустился на четыре лапы и посмотрел на небо. Оно быстро темнел по мере того, как ночь вступала в свои права. Не будучи больше чем-то очень близким к элементалю высокого уровня, я чувствовал себя довольно уставшим, в тот момент. Вероятность того, что кто, или что либо потревожит меня до следующего утра, была очень близка к нулю. Тем не менее я знал, что буду чувствовать себя гораздо лучше, если установлю соответствующую магическую защиту, прежде чем лягу спать. Вообще то, я просто ненавижу рисковать.

Я медленно двинулся вдоль края поляны, нашептывая классическое заклинание под названием «Среднее кольцо бдительности». В определенных точках, на равном расстоянии друг от друга, я останавливался и, когтем указательного пальца, чертил в глине, поддерживающие заклинание, руны. Начертив каждую руну, я несколько секунд дышал на нее серым пламенем, вливая в руну дополнительную энергию. Руны начинали не на долго светится, потом впитывали энергию и возвращались к прежнему своему виду на физическом плане, -- они снова выглядели просто как сложные рисунки на глинистой почве. Закончив кольцо, я вышел в центр поляны и использовал комбинацию Форм, усиленную классической магией, чтобы защитить саму поляну и все что находится на ней и от магического, и от физического обнаружения. Наконец я подошел к рюкзаку и достал пригоршню стеклянных кристаллов особой формы. Я сам изготовил их в своей домашней «лаборатории», отлив из покупного стекла. В процессе изготовления я добавил в них кое-какие магические ингредиенты и вложил определенную магию. Эти маленькие артефакты были предназначены для того, чтобы служить магическими якорями для долговременных стационарных систем заклинаний, вроде той, которую я строил. Еще я достал из рюкзака стеклянную бутылку с Зеленовато-коричневой жидкостью. Это зелье было необходимо, чтобы установить связь между моей системой заклинаний и поляной, которую она прикрывала. Это позволело моей системе заклинаний, впитывать для поддержания себя часть естественных потоков манны, которыми это место обладало как часть природы. Установив стеклянные кристаллы в каждую из поддерживающих рун, привязав к ним соответствующие части своей заклинательной системы и полив соединяющим зельем каждую руну и кристалл, я использовал контрольные нити заклинательной системы, чтобы правильно настроить ее. В чем то это было похоже на настройку очень сложного фаервола. Я лежал на брюхе в центре поляны, права рядом со мной на земле лежал мой рюкзак. Я полжил головову на передние лапы, закрыл глаза и полностью расслабился, глубоко погрузившись в настройку своей первой магической системы предупреждения и маскировки. Практикуясь в магии дома, я предпочитал каждый раз устанавливать соответствующую прикрытия перед началом работы и тщательно удалять любые ее следы и следы прикрытия, закончив работу. Это требовало некоторого времени и усилий, но так было намного безопаснее в тех обстоятельствах. К тому же это дало мне много так необходимого мне опыта практического применения маги. Закончив настройку, я просто отпустил контрольные нити своей магической защиты, и уснул.

Пробуждение на следующее утро было самым приятным за всю мою жизнь. Я проснулся от теплого прикосновения летнего солнца к крыльям и чешуе, окруженный звуками леса, еще не поврежденного деятельностью человека. Я хорошее отдохнул и спать уже не хотелось, но я мог просто лежать на теплом солнце, так долго как того зашочу, так как спешить было некуда.

Мысль о том, как прекрасна эта ситуация, заставила меня задать себе вопрос, можно ли назвать ее совершенной. Мой ответ на этот вопрос был отрицательным. Я знал, что для того, чтобы сделать совершенным величайшее наслаждение и счастье, следует разделить их с существом тем более любимым и близким, чем великолепнее то, что следует разделить.

При этой мысли я открыл глаза, поднял голову и улыбнулся. Мое счастье могло быть сделано совершенным, так как у меня было с кем разделить его. Я мог разделить его с со своей девушкой Люси. Конечно для этого по-прежнему нужен соответствующий Ключ. Единственный способ получить его, о котором я знал, -- через молодого мага из другого мира, выложившего в сети Ключ которым воспользовался я сам. Пока, единственное, что я мог делать, -- это надеяться, что он жив и попытается связаться с теми , кто прочел его файл. Я уже сделал некоторые приготовления на этот случай. Как только сервер, который использовал молодой Мечтатель, был восстановлен и снова начал работать. Я оставил специальное сообщение в той части местного форума, которая предназначалась для ищущих информацию, хранившуюся на разрушенном винчестере. Сообщение содержало кроткий стих на «искаженном наречии», часто используемом для создания заклинаний. Короткое примечание указывало, что написание близко к действительному на сколько возможно, с использованием букв английского алфавита. Стихотворение звучало довольно красиво, так что модераторы оставили его там как еще одно странное, но красивое произведение искусства. В действительности это было короткое ментальное заклинание, основанное на Сером Пламени. Единственным, что оно давало заклинателю, был адрес моей электронной почты. Я подтянул правой лапой свой рюкзак и открыл большой боковой карман. Там был мой лэптоп (одна из новейших моделей, разработанная специально для любителей экстрами) и спутниковый телефон (мне понадобилось два года, чтобы выплатить банковский кредит на его покупку, но он более чем стоил того) плюс кое какие аксессуары для их соединения и зарядки. Я поставил лэптоп на теплую сухую глину перед собой, подсоединил к нему спутниковый телефон и тоже положил его на землю. Я открыл и включил лэптоп, потом включил телефон. Оба устройства имели достаточно энергии в батареях, чтобы работать несколько часов. Когда лэптоп закончил грузиться я открыл веб-броузер и набрал соответствующий адрес в адресной строке. Я не чувствовал предвкушения, набирая логин и пароль своего почтового ящика. В тот момент я чувствовал себя слишком хорошо, чтобы поверить что прямо сейчас со мной может действительно случится что-то неприятное. Я был уверен, что письмо, которого я ждал, уже было в почтовом ящике. Моя вера была глубокой сильной и спокойной.

Единственное новое письмо в моем почтовом ящике было озаглавлено «Приветствую коллега». Адрес отправителя -- Dreamer1@hotmail.com. Я улыбнулся и открыл письмо.


Приветствую, коллега.

Я рад видеть что кто-то в этом мире смог использовать Ключ. Я надеюсь, что Вы согласитесь оказать мне некоторое содействие, чтобы я мог найти способ жить в Вашем мире. К сожалению я не вижу другого способа сохранить от уничтожения наследие Создателя Ключей. Если я могу надеяться на сотрудничество с Вами, пожалуйста, воспользуйтесь нижеследующим заклинанием, чтобы связаться со мной, как только прочтете это письмо.


Дальше шел стандартный ключевой фрагмент для классического заклинания «Дальняя Речь». Письмо было подписано «Селтинос Мечтатель». Я быстро глянул на дату и время в атрибутах письма. Оно пришло пять 5 назад. Я выпустил коготь указательного пальца правой передней лапы и начал чертить рунный вариант заклинания Дальней Речи на глинистой почве справа от лэптопа. Закончив рисунок, я положил на него лапу и позволил Серому пламени течь сквозь него, чтобы наполнить заклинание силой, после чего прошептал соответствующие слова, вплетая ключевой фрагмент из письма. Я мгновенно почувствовал четкую ментальную связь, через другое заклинание Дальней Речи с таким же ключевым фрагментом.


– Приветствую, мастер Селтинос.

– Приветствую, мастер ?

– Называйте меня Шторм, мастер Селтинос.

– Шторм?

– Я много лет использовал это драконье имя, играя в свою любимую компьютерную игру.

– Понятно. Что ж, мастер Шторм, я рад получить Ваш ответ так быстро. Полагаю Вы согласны предоставить мне некоторую помощь?

– Буду рад сделать все, что смогу, мастер Селтинос. Я рад, что Вам удалось выбраться из библиотеки Совета.

– Уже дважды, если быть точным, мастер Шторм.


Я почувствовал, что молодой маг улыбается, и сам улыбнулся.


– Не плохо. Что Вы искали во второй раз?

– Другой ключ, мастер Шторм. Я изучил все, что смог найти о Создателе Ключей, так что, в определенном смысле, я знал его достаточно хорошо, как бы он поступил в той, или иной ситуации и как именно он сделал бы это. Не могло быть сомнений в том, что он знал, какой будет реакция Совета на Ключи. Продемонстрировал их совету, чтобы их поместили в главную библиотеку. Будучи полноправным магом, он воспользовался своим правом доступа в библиотеку, чтобы оставить там своего рода магическую записку, которую легко может найти только Мечтатель, но не кто либо еще. Потом он просто отдал Книги Ключей Совету. Это были только предположения, но, чтобы проверить их стоило пойти на любой риск.

– Полагаю Ваши предположения оправдались, мастер Селтинос?

– Да, мастер Шторм, оправдались. Мне понадобилось все мое мастерство и сила, чтобы еще раз попасть в библиотеку, так как они ждали меня. Наконец мне удалось проскочить и попасть в главный зал библиотеки. Она была прямо там на потолке – сложная заклинательная структура вплетенная глубоко в камень. Собственно, она использовала для самоподдержки энергию системы заклинаний, защищающих башню, но этого так и не заметили, так как это почти невозможно для мага, не обладающего такими морфическими способностями как те, что дают Ключи. Поверьте, это было очевидно, мастер Шторм. Я коснулся этой структуры лапой и запустил небольшое изменение, чуть удлинив свои пальцы. Структура активировалась мгновенно. Она сработала как ментальное заклинание. Я получил краткое сообщение Создателя Ключей. Он говорил, что любой, получивший сообщение, может придти в его лабораторию, чтобы присоединиться к нему в его работе, или использовать информацию из хранящихся там книг, чтобы продолжить работу самостоятельно, если Создателя Ключей не будет там к тому времени, потому что это – Право Мечтателей. Там так же были детальные инструкции о том, как добраться до его лаборатории.

– Полагаю, Вы уже побывали там, мастер Селтинос?

Собственно, я все еще в лаборатории, мастер Шторм. Объем данных, хранящихся здесь, просто невероятен. Книги, свитки, груды бумаг и это лишь малая ее часть, так как здесь есть очень сложная и мощная стационарная заклинательная структура для хранения и обработки данных. Это место очень хорошо защищено, но создание полной копии всей хранящейся здесь информации в Вашем мире, мастер Шторм, все равно лучший способ ее защитить.

– Так как в моем мире не так много своих сильных адептов магии и будет довольно легко защитить информацию от уничтожения, даже если ее будем охранять только мы двое.

– Совершенно верно, мастер Шторм. Что до числа Мечтателей, чтобы хранить наследие Создателя Ключей, то их не меньше трех на данный момент.

– ??


Я почувствовал, что Селтинос улыбается светлой улыбкой совершенного щастья.


– Женьщина которую я люблю, молодая волшебница по имени Джайнара, теперь изменьчивая белая драконьша Серого Пламени, мастер Шторм.

– Я глубоко рад за Вас, мастер Селтинос, -- я тоже улыбнулся. Я также надеюсь, что у меня есть причина порадоваться и за себя. Есть ли другие варианты Ключа Изменчивого Дракона Серого Пламени, готовые к использованию в данный момент?

– Больше, чем для любого другого ключа, мастер Шторм, ведь это был первый созданный Ключ. Полагаю Вы знаете еще одного Мечтателя в своем мире, мастер Шторм?

– Надеюсь на это душой и сердцем, мастер Селтинос. Существует ли Ключь Изменьчивой Золотой Драконьши Серого Пламени?

– Да, мастер Шторм, существует.


Мое счастье стало почти совершенным.

– Думаю есть серьезная причина попытаться использовать его прежде, чем мы сделаем что либо еще, мастер Селтинос. Единственный надежный и мощный источник магической энергии, который мы можем использовать в этом мире, не рискуя обнаружить себя, насколько я знаю, -- моя структура Источник Серого Пламени. Нам понадобиться вся магическая энергия, которую мы сможем получить, не обнаруживая себя, чтобы скопировать наследие Создателя Ключей быстро эффективно и безопасно. Сделать это будет намного проще, если с нами будет еще один Мечтатель, поддерживающий нашу магию.

– Я почувствовал, что Селтинос начал смеяться.

– Ради всех тайн магии*5, мастер Шторм, -- сказал молодой маг, отсмеявшись. Все сказанное без сомнения верно, но вам действительно не нужны все эти аргументы, чтобы получить Ключ Вашей возлюбленной. Если есть шанс, что она может быть Мечтателем, мой долг и честь для меня дать Вам этот Ключ для нее. Это Право Мечтателей. Иначе не должно быть никогда. Дайте мне несколько минут и я отправлю Вам Ключ через этот канал. Кстати, будет гораздо лучше, если Вы будете в своей исходной форме, в момент получения Ключа.

– Я понимаю, мастер Селтинос. Я сейчас в своей исходной форме. Я буду ждать передачи по этому каналу.


Ощущение мысленного контакта стало другим. Я знал значение этого. Созданное Селтиносом заклинание Дальней Речи было по-прежнему активно, но он больше не «прислушивался» к нему. Он соединил свое тело с заклинанием магической нитью, чтобы поддерживать его энергией Серого Пламени из своей структуры Источника, и ушел от заклинания, чтобы найти нужную мне Книгу Ключа. Я тоже создал такую магическую нить к своему заклинанию. Теперь мне не нужно было держать лапу на чертеже, чтобы поддерживать заклинание. Так же я не пропущу момент, когда Селтинос будет готов начать передачу. Можно послать своеобразный сигнал «входящего звонка», который я сразу почувствую через свою магическую нить.

Я посмотрел на свой лэптоп и начал создавать первую в своей жизни заклинательную структуру для обработки информации. Это сложный вид магии, но я знал более чем достаточно и о магии и о компьютерах, чтобы использовать его. Я зацентровал свою заклинательную структуру для обработки информации на свой лэптоп, превратив его в своеобразный магический артефакт, на время ее существования. Несколько магических нитей, соединяющих с ней мое астральное тело были необходимы для выполнения трех задач: управления заклинательной структурой, подпитки ее Серым Пламенем (в данный момент она не была наполнена энергией и выглядела полупрозрачной даже на магическом плане), и передачи данных, которые я получу от Селтиноса.

Когда мой преобразователь воспоминаний в файл был готов, я открыл текстовый редактор и начал составлять соответствующее письмо для Люси. Я был уверен, что Ключ сработает в любом случае, но мне хотелось сочинить своего рода преамбулу, чтобы ввести Люси в то особое душевное состояние, в котором был я, когда начал читать свою версию этого Ключа.

Я как раз закончил писать, когда пришел сигнал от Селтиноса. Я мгновенно ответил на вызов, используя магическую нить.


– Я нашел Книгу Ключа и подготовил соответствующее заклинание, чтобы передать ее содержимое через этот канал в виде ментального пакета. Вы готовы принять его, мастер Шторм?


Я быстро сохранил файл, который писал, закрыл текстовый редактор, и соеденил магические нити двух моих заклинаний, так чтобы направить ментальный пакет от одного заклинания к другому, не пропуская его через свою память. Я закрыл глаза, чтобы достичь большей концентрации и наполнил мою заклинательную структуру для обработки данных энергией Серого Пламени. Все что мне нужно было делать теперь, -- это контролировать процесс, при помощи магических нитей.


– Я готов, мастер Селтинос.


В то же мгновение я ощутил, как ментальный пакет потек сквозь заклинание Дальней Речи. Я использовал магические нити, ведущие к моим заклинаниям, чтобы направить его туда, куда я хотел его направить. Весь процесс передачи занял столько же времени, столько занимает пересылка обычного текстового файла соответствующих размеров через стомегабитную сетевую карту.

Когда этот процесс был завершен. Я посмотрел на лэптоп. Система была уверена, что новый файл, появившийся в папке «Входящие», только что пришел с компьютера в локальной сети, к которой был подключен сетевой адаптер лэптопа в момент передачи, но сейчас лэптоп больше не был подключен к какой бы то ни было локальной сети. Я улыбнулся.


И дух и честь

Надежда есть

Наука и магия вместе

И меньшему не должно быть

И не должно иначе быть


Хоть год пройдет, хоть год пройдет хоть двести


Этот короткий стишок, который я сочинил много лет назад, пришел мне в голову при мысли о том, что только что произошло.


– Пакет получен успешно, мастер Селтинос. Дайте мне минуту, чтобы отправить его моей девушке и попросить ее его прочитать, и мы обсудим, что делать дальше.

– Коечно, мастер Шторм.


Я добавил только что написанный файл к файлу с текстом Ключа и отправил получившийся файл на электронную почту Люси. Потом я закрыл соединение с Интернет, взял в лапу спутниковый телефон и набрал номер сотового телефона Люси.

Я попросил ее прочесть файл, который я отправил ей по электронной почте, и позвонить мне на мобильник, когда она это сделает. Люси ответила, что сейчас сидит за своим домашним компом, так что может сделать это прямо сейчас. Я сказал ей, что это замечательно, и что я жду ее звонка.

Закончив этот короткий разговор, я положил свой спутниковый телефон на землю и счастливо улыбнулся. Все что мне нужно было сделать теперь, чтобы мое счастье стало совершенным, -- подождать еще два дня. Я знал, что это не будет трудно, так как мне нужно было многое сделать.


– Как именно вы планируете скопировать наследие Создателя Ключей и хранить его в этом мире, мастер Селтинос?

– Копирование, само по себе, не проблема, мастер Шторм. Система заклинаний для копирования всех книг свитков и т.д., тем же способом, каким я скопировал Книгу Ключа, которой воспользовались Вы, мастер Шторм, -- готова. Для двух опытных магов, способных использовать Серое Пламя, это было легко и быстро. Я так же перенастроил ИЗС* лаборатории, чтобы скопировать все хранящиеся в ней данные тем же способом. Фактически, нам просто нужна подобная заклинательна система, или компьютер с громадным дисковым массивом, в Вашем мире, чтобы хранить эти данные.

  • Информообрабатывающую Заклинательную Систему.

– Насколько большим должен быть дисковый массив, мастер Селтинос?


Когда он назвал число в терабайтах, мои глаза стали большими и круглыми без всяких преобразований.


– Так много? Вы уверены, мастер Селтинос?

– Там много данных, которые превратятся в различные медиа файлы: видео, звук, чрезвычайно сложные трехмерные модели с текстурами высочайшего разрешения; большие математические модели, специальные приложения для расчетов и т.д..

– Понятно. В таком случае, единственный вариант который у нас действительно есть, если мы хотим начать в ближайшем будущем, -- создать здесь в моем мире ИЗС.

– Вы уверены, что мы не можем использовать компьютер, мастер Шторм?

– В данный момент у меня нет денег, чтобы купить сервер достаточно мощный, чтобы справиться с таким объемом данных. Вероятно я мог бы взять банковский кредит достаточно большой для его покупки, но, с одной стороны, понадобиться довольно много времени, чтобы оформить все необходимые бумаг, с другой это вызовет много вопросов, на которые трудно будет ответить, не раскрыв действительного положения вещей. Собственно, я очень сомневаюсь, что мне удастся взять настолько большой кредит, так как моя зарплата слишком мала, чтобы быть хорошей гарантией для любого банка, если я попрошу у них так много денег. С другой стороны я нашел место достаточно безопасное, чтобы заниматься многими видами магии при значительном уровне мощности. Я думаю мы легко сможем установить здесь подходящую стационарную информационнообрабатывающюю заклинательную систему и систему защиты достаточно мощную, чтобы скрыть и защитить ее от любой угрозы. У меня есть с собой кое какие припасы, кое что еще можно собрать в окружающей дикой местности, так что мы сможем использовать в работе некоторую предметнозависимую магию. Единственная настоящая проблема здесь, -- получить достаточное для необходимых нам систем заклинаний количество магической энергии, не обнаружив себя. Маги редки в моем мире, но по пути суда из города где я живу, я видел человека являющегося скорее всего очень старым и могущественным адептом какой-то магии. Так что нам все же стоит быть чрезвычайно осторожными, так как реальная сила, знания и мастерство здешних магов нам совершенно неизвестны, как и их настоящее число и стремления.

– Вообще то, у меня есть решение проблемы с энергией, мастер Шторм. Создатель Ключей знал все о Сером Пламени, как любой сознатель должен знать все о своем творении. Он создал мощные магические артефакты, называемые «Доменными Кристаллами Серого Пламени». Каждый из этих кристаллов может действовать одновременно как структура Ключ и структура Источник Серого Пламени, используя некоторое количество собственной энергии мага, через магическую нить идущую от астрального, или от прозрачного тела мага. Они могут обеспечить идеальную поддержку магических структур, которые нам нужны. Собственно, они были разработаны прежде всего именно для этого. Их так же можно использовать как очень мощные объекты-якоря, для привязки заклинательных систем, основанных на Сером Пламени, и еще для некоторых целей. Технически мы получим энергию стольких структур Источников Серого Пламени, сколько кристаллов будем поддерживать в активном состоянии.

– Звучит замечательно, мастер Селтинос. Но, если я правильно понял, по крайней мере один из нас должен будет постоянно оставаться рядом с кристаллами, чтобы держать их активными.

– Фактически, Вы правы, мастер Шторм, так как чем дальше поддерживающий кристаллы маг находится от самих кристаллов, тем труднее ему поддерживать необходимую магическую связь. Тем не мене, я не считаю это проблемой для нас в данный момент. Мы с Джейнарой будем чужаками в Вашем мире, мастер Шторм. Для нас будет гораздо мудрее и легче не попадаться никому на глаза, поддерживая и защищая нашей магией аванпост, который мы создадим, чем пытаться найти для себя место в обществе Вашего мира. Мы оба опытные полноправные маги, но этого не достаточно, чтобы жить в оществе Вашего мира, ведь мы не сможем официально работать как маги, чтобы зарабатывать на жизнь. Мы не чувствуем желания осваивать любую новую специальность, так как магии нам более чем достаточно. Собственно, это и есть причина, по которой нам действительно нужна Ваша помощь, мастер Шторм. У вас уже есть место в Вашем мире и вы знаете, как жить в таком обществе. Я надеюсь вы согласитесь взять на себя все необходимое взаимодействие с ним.


Эти слова заставили меня улыбнуться.

– Для меня будет честью и удовольствием сделать все, что будет в моих силах, мастер Селтинос.

– Я рад это слышать, мастер Шторм. Теперь давайте подумаем что нам понадобиться. Чем меньшим будет число телепортаций между этими двумя точками в наших мирах, тем лучше наши шансы на то, что наши действия не будут замечены.

– Прежде всего нам понадобятся кристаллы. Сколько их мы можем использовать? Они должны иметь чрезвычайно сложную структуру, следовательно, их сложно создать.

– Мы можем использовать столько, сколько понадобиться. В лаборатория хорошо обеспечена ими, как и многими другими припасами, необходимыми для предметнозависимой магии. Создание этих кристаллов действительно очень трудная и сложная задача, но, кроме всего прочего, на что они способны, они могут расти, если перевести их в соответствующий режим. Когда кристалл вырастет до размера в двое больше обычного, он разделиться, формируя два кристалла обычного размера. Единственная проблема с этим процессом – время. Он длится довольно долго. Во время этого процесса кристалл нужно постоянно поддерживать в активном состоянии, но его нельзя использовать для чего либо еще, как только процесс запущен и до момента его полного завершения.

– Понятно.


Мы начали обсуждать, какой тип постоянных стационарных заклинательных систем скрытия и защиты будет наиболее подходящим в нашем случае и что понадобиться нам для их создания. Когда это было полностью решено, мы перешли к обсуждению создания соответствующей заклинательной системы для обработки данных. В какой то момент наше обсуждение стало разговором уже не двоих, а троих. Мысленный голос Джейнары был очень похож на мысленный голос Селтиноса, однако был отчетливо женственным. Их манера говорить и способы мышления были очень похожи. Я улыбнулся, подумав, что, когда я участвовал в каком ни будь разговоре в месте с Люси, это выглядело точно так же для всех остальных, участвующих в том же разговоре.

Я был приятно удивлен, осознав, что обсуждая все сложные аспекты создания чрезвычайно сложных заклинательных систем с этими двумя опытными полностью обученными магами из другого мира, я чувствую себя на том же уровне знаний и подготовки, на котором находятся мои собеседники. Когда я упомянул об этом в разговоре, они просто рассмеялись и сказали мне, что ничего странного в этом нет, так как я получил свои знания от лучшего мага в области магии знания, из тех, о ком они знают. Я получил их сразу целиком (это тоже давало мне ощутимое преимущество), скомпонованным наиболее эффективным образом, какой смог придумать Создатель Ключей. Учитывая все это вместе, все знания и навыки, полученные ими за время обучения в Академии Заклинателей давали им очень немного сверх того, что дали им вторые заклинания из Книг Ключей, которыми они воспользовались, так что почти всю разницу между ними и мной как магами составлял практический опыт.

Когда мы начали обсуждать создание заклинательной системы для обработки данных, быстро стало ясно, что вести нашу дискуссию придется теперь уже мне. Селтинос хотел построить систему заклинаний таким образом, чтобы в нее легко можно было встроить сервер, как только мы сможем его достать. Науку и магию нужно было переплести в ней как можно плотнее, чтобы она была наиболее эффективной. Селтинос, в общем, хорошо знал, что представляют собой компьютеры и компьютерные сети, с того времени, когда он активно исследовал Интернет, обнаружив его существование. Джейнара тоже знала достаточно, чтобы понимать, о чем идет речь, -- Селтинос передал ей часть собственных воспоминаний при помощи псионического раздела магии. Я мог сделать тоже самое, чтобы передать им часть знаний, полученных за много лет работы системны администратором. Но они предпочли просто предоставить мне думать об особенностях обсуждаемой системы заклинаний, имеющих отношение к компьютерам, так что я изо всех сил старался сделать все, на что был способен, используя свои знания и опыт как специалиста по компьютерам и как мага.

Как только мы были наконец уверены в том, что составили полный список всего, что нужно телепортировать суда из лаборатратории Создателя Ключей, Селтинос и Джейнара начали приготовления в своем мире, а я выключил свою электронику, положил ее обратно в боковой карман рюкзака, встал и начал готовить стационарную версию системы заклинаний под названием «Тайный Проход». Эта телепортационная магия годилась для перемещения болшого количества объектов (живых существ или груза) между двумя точками в одном мире, или между двумя мирами, при чрезвычайно малой вероятности обнаружения этой телепортации. Именно то, что нужно было сделать сейчас. Как много других чрезвычайно мощных и эффективных заклинаний оно требовало много работы для подготовки. Использовать его было особенно неудобно, так как магическую структуру, созданную при помощи всех этих приготовлений, можно было использовать только один раз.

Слегка раскрыв крылья, чтобы получить больше энергии и удовольствия от теплого летнего полуденного солнца, я начал двигаться по поляне рисуя разные части большого набора магических рисунков необходимых для создания Тайного Прохода. Выцарапывать соответствующим образом эти рисунки в сухой твердой как камень глине, -- трудное и утомительное занятие, если у вас нет когтей и силы дракона. Через два часа, огромный магический узор был наконец готов. Я вышел центр узора, встал на задние лапы и начал нечто похожее на замысловатый танец, -- вложение необходимой магии в начерченный на земле рисунок требовало движения всего тела. В этом движении задействовались крылья, хвост и когти, так как я использовал драконью версию этого заклинания. Звуковая часть заклинания напоминала некую странную песню. Ее нельзя было просто прошептать, так как уровень звука был частью этого заклинания и должен был изменяться строго определенным образом. Мом действия в этот момент не ограничивались «танцем» и «пением». Был и третий вид действий, так как во время произнесения заклинания в него следовало вставлять определенные комбинации Форм, и сделать это можно было только в строго определенные моменты.

Закончив «песенно-танцевально-ваятельную» часть, я использовал кое какие припасы из своего рюкзака, чтобы завершить заклинание. Перечень материалов, необходимых для этого заклинания и близко не был столь сложным как остальная часть приготовлений. Того что я мог изготовить в своей домашней «лаборатории» из ингредиентов, которые мог достать по вполне приемлемым ценам, не отвечая на неприятные вопросы, было вполне достаточно, чтобы завершить заклинание.

Когда заклинание было готово, я тщательно закрепил магические нити, идущие от него к моему астральному телу, взял свой рюкзак (теперь он был намного легче, чем раньше), и отошел почти к границе поляны, по-прежнему идя на задних лапах. На набольшем пятачке глины, не использованном для магического рисунка, я положил на землю рюкзак и лег на брюхо рядом с ним, мордой в сторону, созданной моими трудами, магической «посадочной площадки». Я быстро начертил на глине перед собой узор заклинания «Дальней Речи», вырастил тонкое щупальце из правого плеча моего прозрачного тела, коснулся им заклинания, наполняя его энергией Серого Пламени, прошептал ключевой фрагмент, вкладывая его в заклинание, и послал сквозь заклинание сигнал вызова.


– Слушаю, мастер Шторм.

– Проход готов, мастер Селтинос.

– Нам нужно еще некоторое время, мастер Шторм.

– Тогда я немного посплю, вызовите меня, когда будете готовы.

– Я так и сделаю, приятного отдыха, мастер Шторм.

– Спасибо, мастер Селтинос.


Я положил голову на передние лапы и закрыл глаза. Я не слишком устал, но возможность хорошо поспать все же радовала. Перед тем как уснуть, я деактивировал все личные скрывающие подвески. Собственно держать их активными, находясь на поляне, защищенной схожей системой заклинаний, не было необходимости. Я просто не хотел терять время, деактивируя их в последнюю минуту, реред тем как Селтинос будет здесь (просто оставить их активными, я считал дурным тоном в данной ситуации).

Меня разбудил сигнал вызова, пришедший через заклинание «Дальней Речи». Я открыл глаза и поднял голову. Было десять минут до полуночи. Однако вокруг не было слишком темно. Небо было усыпано тысячами ярких серебристых звезд , на нем сияла полная луна. Я открыл ментальный канал.


– Слушаю, мастер Селтинос.

– Припасы готовы, мастер Шторм. Я телепортируюсь вместе с ними. – Джейнара останется здесь, чтобы поддерживать и контролировать копирование, когда мы будем готовы.

– Принято, запитываю Проход. До скорой встречи, мастер Селтинос.


Я прервал связь, потом прервал поток Серого Пламени, поддерживающий заклинание Дальней Речи, и втянул свое прозрачное щупальце.

Я послал мощный поток Серого Пламени в магическую структуру Тайного Прохода. На этот раз необходимое количество энергии было болше, чем когда либо прежде. Мне приходилось прилагать ощутимые усилия, чтобы контролировать его. Я с интересом наблюдал, как замысловатая структура заклинательной системы начала меняться на магическом плане, когда я активировал ее. На физическом уровне было яркое сияние Серого пламени в канавках, образующих магический узор, четко видимое дрожание воздуха над рисунком, словно он внезапно раскалился, и ясное сильное ощущение, подобное тому, как если бы над магическим узором вот-вот должна была разразиться чрезвычайно сильная гроза. Когда это ощущение стало еще сильнее, я увидел неясные очертания предметов, начинающие формироваться на земле, покрытой магическим узором. Очертания становились вещественнее с каждой секундой, но теперь рассмотреть их стало даже сложнее, так как дрожание воздуха усиливалось еще быстрее. На магическом плане я уже мог ясно видеть огромную гору груза (часть его обладала сильными магическими свойствами различной природы) и живое существо. Точнее дракона-самца.

Имея много магических возможностей, подобных моим собственным, он, однако, несомненно, принадлежал в своей исходной форме к иному виду драконов, чем я сам. Неожиданно, процесс завершился. С последней вспышкой Серого Пламени в канавках магического узора, заклинательная структура Тайного Прохода перестала существовать на физическом и магическом планах. На поляне не было никаких следов работы, которую я так долго делал. Однако огромная гора груза и серый дракон, стоящий на четырех лапах на самой ее верхушке по-прежнему были здесь. Должен признать он выглядел красиво, стоя вот так в сиянии лунного света. Я улыбнулся, ведь это значило что я должно быть тоже выгляжу красиво.

Я встал на четыре лапы и склонил голову в приветствии.


– Приветствую, мастер Селтинос.

– Приветствую, мастер Шторм.


Селтинос тоже склонил голову в приветствии, потом раскрыл крылья, сделал два коротких взмаха, чтобы взлететь с груды груза и заскользил по воздуху вниз в моем направлении. Я с интересом наблюдал за ним. Его движение было грациозным, наполненным глубокой внутренней мощью и силой. Его тело заметно отличалось от моего, несмотря на то, что мы оба были серыми драконами-самцами одинакового размера. Глядя на него я понял, что он выглядит как дракон одного из магических видов. В конце концов, иначе не могло быть, ведь его мечты, шли иным путем, основанные на иных знаниях.

Он приземлился передо мной, сложил крылья и с интересом посмотрел на меня, рассматривая мой внешний вид.


– Я никогда не слышал о какой либо разновидности драконов. Имеющий Ваш внешний вид.


Я улыбнулся клыкастой драконьей улыбкой.


– Могу сказать тоже самое о Вашей внешности, мастер Селтинос.


Он явно пришел в еще большее недоумение, когда я открыл пасть.

– Похоже у Вас огромное количество зубов, мастер Шторм.

– Полный двойной набор, если быть точным, мастер Селтинос, -- пригоден для пережевывания всего, что может считаться съедобным.


Селтинос улыбнулся.

– Включая траву?

– Конечно, но я предпочитаю дерево, когда приходится питаться растительностью. В большинстве случаев, трава содержит гораздо больше воды, чем питательных веществ.


Обдумав мои слова, Селтинос согласно кивнул.


– Действительно интересно.


Я шевельнул правым крылом, в направлении своей системы маскирующих и сторожевых заклинаний вокруг поляны. Селтинос несколько секунд исследовал ее чувствами своего тела (у него не было ничего, похожего на мое прозрачное тело, однако в своей исходной форме он обладал природными магическими возможностями того же уровня, так как его физическое тело в этой форме было магическим само по себе), потом снова кивнул.


– Хорошая работа, мастер Шторм, очень хорошее решение для данного случая. Думаю, сейчас мы можем поспать. На рассвете приступим к созданию более мощной защиты.


Когда он это сказал, я понял, что он измотан почти до предела. Я быстро кивнул, соглашаясь, и лег на землю. Движением левой лапы я предложил Селтиносу расположится на отдых слева от меня. Он кивнул, развернулся в ту же сторону, в которую смотрел я, и скорее упал, чем лег на брюхо.

Он повернул голову, и еще раз посмотрел на меня внимательным, изучающим взглядом. На этот раз он рассматривал меня на магическом плане. Было очевидно, что он был сбит с толку, моим прозрачным телом. Селтинос знал намного больше меня о Ключах и об их создателе. Он явно не ожидал увидеть результат использования Ключа, которым воспользовался сам, столь отличный оттого, каким он был его случае. Селтинос хотел о чем-то меня спросить, но он слишком устал, чтобы начать расспрашивать меня прямо сейчас. Он просто чуть покачал головой, с тем же глубоко озадаченным выражением на морде, потом положил голову на передние лапы и мгновенно уснул.

Некоторое время я смотрел на него. Его физическое тело глубоко отличалось от моего собственного. Его физические свойства очень тесно и замысловато переплетались с очень мощными магическими свойствами необычной и очень сложной природы. Он не мог быть немагическим существом в своей исходной форме. С другой стороны я сам, мог легко стать немагическим существом, оставаясь «научным» драконом. Мне нужно было бы всего лишь использовать соответствующее обратное заклинание, чтобы убрать из своего астрального тела способности метаморфа, убрав тем самым свое прозрачное телопредставляющее природные магические возможности моей исходной формы. Я мог так же использовать свои способности метаморфа, чтобы отключить свое прозрачное тело, или чтобы преобразовать его связи с своим астральным телом, чтобы оно осталось со мной, когда я у беру из своего астрального тела способности метаморфа, соответствующим «обратным» заклинананием. В последнем случае я не смогу преобразовывать свое прозрачное тело так, как обычно, но оно по прежнему будет достаточно изменчивым и гибким, благодаря своим собственным особенностям. Я мог использовать этот прием на второй день после своего первого преобразования, вместо того, чтобы создавать заклинание-подвеску магического зрения и сторожевое ментальное заклинание-подвеску, но в тот момент прямой магический способ выглядел гораздо более подходящим, чем перспектива экспериментировать со своими способностями метаморфа, чтобы получить необходимый опыт и полное понимание того, как именно выполнить этот замысловатый метаморфический прием. Тем не менее, это было возможно, как и множество других сложных приемов, которые делала возможными моя схема с немагическим физическим и магическим прозрачным телами, -- дополняющая мои способности метаморфа именно так, как я мечтал. Теперь я точно знал, что эти аспекты магии, которой Ключ наделял заклинателя, контролировались его мечтой, как и многое другое.

Астральное тело Селтиноса тоже сильно отличалось от моего. С одной стороны из-за различия наших физических тел, с другой, потому, что Селтинос был гораздо более опытным магом, чем я. Я ясно видел насколько значительно отличались наши астральные тела по этой, второй причине. Были так же личностные особенности, но я не обращал на них слишком много внимания, полагая, что для того чтобы изучать таким образом чью-то личность, необходимо попросить разрешения (особенно если речь идет о личности друга). У Селтноса было гораздо больше различных заклинаний-подвесок, чем у меня. Одной из наиболее заметных особенностей здесь было относительно большое количество мощных боевых заклинаний, как защитных, так и атакующих. Похоже было, что смертельные схватки между магами по меньшей мере обыденная вещь в его родном мире. Мне стало очень грустно от этой мысли. Кто знает, возможно, в будущем мне самому придется использовать магию для боя. Иногда наш мир -- более чем жесток. Он легко может заставить вас сражаться за свою жизнь, или за тех, кого вы любите, или просто за что для вас стоит того, чтобы за него сражаться. В конце концов, таких вещей много и, если вы маг, вы будете использовать магию, чтобы сражаться. От этих мыслей мне стало по-настоящему плохо. Потом я подумал о Люси. Накладываясь на предыдущую цепочку рассуждений, эти мысли наполнили мою душу смесью любви, отваги и холодной драконьей ярости к тем, кто пожелает причинить ей вред. За нее я буду сражаться всем, что у меня есть, -- от магии до когтей и клыков. Эта мысль заставила меня улыбнутся. Пусть я пока не могу изменить к лучшему этот мир, но мои возможности (включая боевые), все же несравнимо превосходят то, какими они были в недавнем прошлом.

Я положил голову на лапы и закрыл глаза. Медленно уплывая сон, я все еще улыбался, думая о Люси. Моей последней мыслью в эту ночь было, -- что она будет самой красивой драконьшей всех существующих миров.

Я проснулся, когда утреннее солнце нежно коснулось своим теплом моего моих крыльев и тела. Я открыл глаза и поднял голову. Селтинос все еще спал. Я вытащил свой спутниковый телефон, включил его, и положил на рюкзак. Сегодня я ждал звонка, и было очень мало вещей, имевших сравнимое значение для меня. Потом я посмотрел на груду припасов из другого мира, возвышающуюся в центре поляны как маленькая гора. В ней было много различных вещей: Коробки и ящики из толстых дубовых досок, много сундуков разного размера сделанных из разных видов дерева и метала (или их сочетания), большие и маленькие мешки из разных видов ткани, деревянные и металлические бочонки и бочки разного размера и формы и множество других, гораздо более обычных, вещей. Я улыбнулся светлой счастливой улыбкой. Для мага, знающего толк в предметно завилимой магии, это было словно увидеть кусочек рая во всем его сияющем великолепии. Я встал на четыре лапы и подошел к груде магических припасов. На большинстве составлявших ее вещей не было никаких надписей или пометок, но я мог довольно легко определить, что было внутри конкретной коробки, сундука, или бочки, так как мог ощущать магические свойства их содержимого чувствами своего прозрачного тела. Я вытащил из груды большой деревянный сундук. Он имел примерно два фута в длину и был довольно тяжелый. Я открыл сундук и снова улыбнулся. Он был полон Доменных Кристаллов Серого Пламени. Они лежали в сундуке вдоль. Эти двухфутовые кристаллы имели форму треугольной пирамиды с довольно острой вершиной. Каждая сторона кристалла у основания была длиной около дюйма. Было трудно сказать, из какого материала они были сделаны, но они были цвета Серого Пламени, который не возможно спутать ни с чем. Собственно они выглядели так, словно были сделаны из него, не смотря на то, что оно не двигалось и не мерцало как обычно. Я сел на хвост (мой поза очень напоминала позу сидящей кошки) и взял один из кристаллов в правую лапу. На ощупь это был идеально гладкий кристалл (вроде кварца, или алмаза) измененный энергией Серого Пламени. Собственно так и выглядели эти кристаллы на магическом плане. Держать в лапе этот кристалл было очень приятно, так как он был идеально близок силе Серого Пламени внутри меня. Я отчетливо чувствовал чрезвычайно сложную магическую структуру кристалла. Она была очень близка к тесной комбинации структур Ключа и Источника имевшихся в моем астральном теле, но были так же некоторые значительные различия и определенные части, которых не было ни в одной из моих внутренних структур.

Я отрастил по пучку щупалец на каждом плече моего прозрачного тела, чтобы иметь возможность одновременно достать из сундука все кристаллы и удерживать их в воздухе над собой. На физическом плане это выглядело в точности как применение телекинеза. Разница собственно заключалась в том, что я вырастил щупальца из моего прозрачного, а не из астрального тела. Я улыбнулся, глядя на кристаллы парящие в воздухе надо мной опустился на четыре лапы и пошел к первой руне, поддерживающей систему защиты, которую я построил вокруг поляны.

Я сел на хвост возле руны и отрастил еще несколько прозрачных щупалец. Я схватил ими магические нити, прикрепленные к стеклянному кристаллу-якорю, который я вставил в руну. Теперь я использовал свое астральное тело, чтобы поддерживать эту часть заклинательной системы. Потом я использовал еще несколько прозрачных щупалец, лапы и когти своего прозрачного тела, чтобы отсоединить магические нити от руны и стеклянного кристалла-якоря, освободив их. Наконец я удалил кристалл-якорь и развеял руну, абсорбируя влитую в нее энергию Серого Пламени своим прозрачным телом, и убирая руну и на магическом так и на физическом плане. На физическом плане это выглядело так, словно я некоторое время делал что-то с руной передними лапами и когтями, а потом полностью стер руну движением правой лапы. Фактически я использовал мои прозрачные лапы и когти, работая с руной, просто было легче работать двигая при этом и соответствующими частями своего физического тела. Собственно я мог использовать для этой работы свое астральное тело, как пришлось бы поступить любому магу не имеющему прозрачного тела, но я чувствовал себя намного естественнее, используя при этом свое прозрачное тело. Фактически в этом случае такая работа очень напоминала работу с обычными материальными объектами. Держа наготове все магические нити, чтобы присоединить их к новому поддерживающему объекту, Я установил один из Доменных Кристаллов на место руны и вдавил его в землю примерно на глубину в два дюйма. Я использовал заклинание-форму «Укрепление Земли», чтобы почва удержала кристалл, даже если по нему ударить. Потом я использовал прозрачное щупальце, которым держал кристалл, чтобы соединить с ним мое астральное тело. Как только кристалл стал частью моего астрального тела, он активировался. Я почувствовал энергию Серого Пламени внутри него так же, как чувствовал ее в структуре Источнике в своем астральном теле. Я начал крепить магические нити, которые поддерживала развеянная мной руна, к Доменному Кристаллу. Закончив с этим, я направил некоторое количество Серого Пламени из кристалла в защитную заклиательную систему. Так как Доменный кристалл можно было использовать для управления внешней магической энергией и/или преобразования ее в Серое Пламя, точно так же, как структуру Ключ в глубине моего астрального тел, я изменил магию, впитывавшую природную Ману из окружающей среды для поддержки защитной заклинательной системы, превратив ее в сильную связь между Доменным Кристаллом и поляной. Она была важна при создании чрезвычайно мощной стационарной заклинательной системы. Изменив эту магию соответствующим образом, я пошел к следующей руне поддержки и кристаллу-якорю, чтобы заменить их Доменным Кристаллом Серого Пламени. Прозрачное щупальце которым я держал активный кристалл было теперь очень сильной магической нитью, делавшей этот кристалл – частью меня самого. Фактически, для того, кто поддерживал кристаллы в активном состоянии, привязанная к ним заклинательная система больше всего напоминала некий вид магии, зацентрованной на самом маге.

Я устанавливал четвертый Доменный Кристалл, когда Селтинос проснулся и повернул голову в мою сторону.


– Доброе утро, мастер Селтинос, Вы хорошо отдохнули?

– Доброе утро, мастер Шторм. Я хорошо отдохнул и вполне восстановил силы. Я вижу вы уже работаете, не тратите время даже на завтрак.


Я ответил довольной улыбкой.

– Я удачно решил эту проблему с помощью заклинания-подвески на основе Жизни. Собственно, я много лет мечтал о чем то подобном.

– Интересное решение, мастер Шторм. Несколько необычно, и полностью противоречит традициям, сложившимся в мое мире, но в тоже время, должен признать, наиболее эффективно. Думаю сейчас я просто последую вашему примеру, так как любой более традиционный способ обеспечить себя необходимым питанием будет напрасной тратой времени, которой мы не можем позволить себе в данный момент. Могу я просто воспользоваться разработанным Вами заклинанием, мастер Шторм?

– Это будет честью для меня, мастер Селтинос.


Он слегка склонил голову, выражая признательность, и начал создавать питающую подвеску. Я, тем временем, продолжил свою работу, устанавливая Доменные Кристаллы.


– Должен признать, ощущения просто великолепны, мастер Шторм, -- сказал Селтинос, обращаясь ко мне, когда закончил создавать заклинание. Полагаю, теперь мне следует освободить вас от этой работы, ведь в данный момент у Вас найдется на много более важное занятие.


Он весело улыбнулся мне.


– Вы должны быть готовы переправить любимую женщину сюда из того места, где она находиться сейчас. Это должно быть сделано сразу, как только она закончить произносить Ключ и способ, которым Вы это сделаете должен быть возможно более трудным для обнаружения. Полагаю Вам следует использовать графическую версию заклинания «Двойного Длинного Шага». Оно может оставаться не активным, но готовым к использованию сколь угодно долго, как только Вы подготовите его, и Вам не нужно его поддерживать. К тому же оно дает великолепную защиту от обнаружения.


Я улыбнулся.


– И требует значительных усилий чтобы подготовить и значительно больше усилий и магической силы, чтобы использовать его. Честно говоря, я планировал использовать это заклинание с того момента, как отправил Ключ Люси.

Селтинос тоже улыбнулся.

– Я вижу, Вас ни коим образом нельзя назвать ленивым, мастер Шторм. Использовать Длинный Шаг весьма утомительно.

Селтинос встал на четыре лапы и подошел ко мне. Он отрастил два набора щупалец на плечах своего физического тела. Я отдал ему все чисто магические и полуматериальные объекты, которые держал своими прозрачными щупальцами в тот момент. Он взял их щупальцами выращенными из своего физического тела с той же легкостью как я держал их моими прозрачными щупальцами, и продолжил работу, которую делал я. Двойная природа его физического тела в исходной форме позволяла ему обращаться с магическими и полуматериальными объектами, как с чисто материальными.

Я втянул все свои прозрачные щупальца, отошел достаточно далеко от Селтиноса, чтобы не мешать его работе своей, и начал чертить на глине магический узор, используя для этой работы когти. К тому времени я настолько привык делать это именно так, использовать для такой работы любой другой инструмент было для меня неестественно и неудобно.

Внешний контур заклинания имел форму круга. Он был довольно маленьким, так как я собирался перетечь в свою человеческую форму, прежде, чем использовать заклинание. Черчение замысловатого узора, покрывающего все пространство внутри внешнего круга, было делом долгим и сложным. Узор имел огромное количество мелких элементов очень замысловатой формы, которые следовало начертить с идеальной точностью, чтобы заклинание сработало должным образом. Магия, которую следовало вложить в готовый узор, напротив была довольно простой, а чтобы использовать заклинание, заклинателю нужно было только встать на магический узор и через магическую нить наполнить заклинание магической энергией того типа, на котором оно было основано. Та версия заклинания, которую использовал я, была основана на Сером Пламени. Когда заклинание было наполнено силой, все, что должен был сделать маг чтобы попасть в удаленное место в том же мире, -- это шагнуть с рисунка. Место, в которое маг собирался попасть, используя это заклинание, должно быть достаточно хорошо ему знакомо, иначе предсказать, куда именно забросит заклинателя, становилось чрезвычайно трудно. В добавок этот единственный шаг требовал от заклинателя больших усилий и много магической энергии. Использовать двойную версию заклинания Длинного Шага было, с одной стороны, не слишком удобно, так как заклинатель должен был оставаться в той же удаленной точке, в которую попал с помощью заклинания, чтобы иметь возможность вернуться назад, при помощи того же заклинания, но в определенных ситуациях это было очень удобно, так как все, что нужно было сделать заклинателю в удаленной точке, чтобы вернуться назад, -- шагнуть назад (второй шаг требовал от заклинателя столько же усилий и магической энергии, как и первый). Заклинание не требовало магической поддержки из конечной точки, что собственно и делало возможным его использование в данном случае.

Когда заклинание было готово, я посмотрел на свой мобильник с толикой нетерпения. В следующее мгновение я улыбнулся, так как почти точно знал, сколько еще мне придется ждать звонка Люси. Я взглянул на Селтиноса, наблюдая за ним на физическом и магическом планах. В тот момент он был глубоко погружен в работу, создавая часть защитной системы, сильнее всего зависящую от Доменных Кристаллов. Я конечно мог присоединиться к нему, но это могло создать определенные трудности, так как ни один из нас не имел реального опыта совместного высокоуровневого контроля заклинательных систем, основанных на Доменных Кристаллах. У меня были сильные подозрения, что это будет удовольствием только для двух, влюбленных друг в друга существ, противоположного пола. Эффективно помочь Селтиносу, используя низкий уровень контроля, на данном этапе его работы было довольно затруднительно. Я наблюдал за ним еще некоторое время, восхищаясь сложным процессом на магическом плане (на физическом плане в данный момент смотреть было особо не на что, так как все Доменные Кристаллы были уже на своих местах и в них сияло Серое Пламя, а Селтинос просто лежал на брюхе возле одного из Кроисталлов, положив голову на передние лапы и закрыв глаза), потом подошел к груде магических припасов в центре поляны и начал передвигать составлявшие ее предметы, чтобы освободить немного места, и, в тоже время все это рассортировать.

Эта работа была приятной и интересной. На физическом плане это выглядело довольно впечатляюще, -- я просто лежал на брюхе возле с огромной груды припасов в центре поляны, отрастив огромное количество щупалец из щупалец и спины своего прозрачного тела, с их помощью заставляя разнообразные предметы летать с большой скоростью высоко над поляной, постепенно формируя из них несколько меньших груд «категорий» у границы поляны, но достаточно далеко от нее, чтобы остался свободный доступ к самой границе. Закончив эту работу я втянул все прозрачные щупальца, кроме одного обратно в свое прозрачное тело. Потом я преобразовал прозрачное щупальце, которое оставил, создав на его конце глаз, и несколько меньших щупалец вокруг основного в нескольких дюймах от его конца. Используя это более сложное щупальце, я легко нашел, нужную вещь в одном из сундуков. Найдя ее, я почти полностью втянул прозрачное щупальце в правое плече, оставив ровно столько, чтобы держать найденный предмет примерно в футе над правым плечом. Потом я встал, подошел ближе к центру поляны и снова лег на брюхо. Я шевельнул прозрачным щупальцем и взял то, что держал им, в правую лапу. Это был ярко-зеленый магический кристалл в форме двух остроконечных граненых конусов, соединенных основаниями. Кристалл был предназначен для центровки и поддержки заклинаний, или заклинательных систем на основе Земли. Он был так же способен хранить большое количество магической энергии этого типа, питая ею, поддерживаемую им, магию. Я втянул прозрачное щупальце в плече и ударил острым концом кристалла в землю перед собой, вбив его в глину на половину длины. Потом я положил лапы на кристалл, касаясь его ладонями. Это самый удобный и легкий способ работать с ним. Я закрыл глаза, чтобы достичь большей концентрации, и начал строить заклинательную систему для управления простыми элементалями Земли, созданными с помощью Магии Форм. Система должна была останавливать их при определенных условиях и заставлять выполнять следующее задание, пока не образуется следующие заданные условия. Элементали того типа, который я собирался использовать, не призывались. А создавались при помощи магии. Они не имели личности и не сознавали собственного существования. Это было очень удобно, так как их можно было использовать для любых задач, и просто развеять, когда в них отпадала необходимость. С другой стороны они были не очень умны, и любое сложное задание, которое они должны были выполнить нужно было представить в виде последовательности элементарных заданий. Их следовало вовремя останавливать и давать им следующее задание, чтобы выполнить работу должным образом. Это мог делать, контролирующий их заклинатель, или заклинательная система вроде той, которую я строил.

Мне понадобилось не слишком много времени, чтобы создать соответствующую заклинательную систему при помощи Классической Магии и Магии Форм. Имея настолько хороший артефакт для центровки и поддержки магии, каким был этот кристалл, легко было создать заклинательную систему, способную контролировать в несколько раз больше элементалей, чем я мог контролировать сам при моем уровне опыта.

Собственно говоря, мне понадобилось гораздо больше времени на правильное конфигурирование моей заклинательной системы, чем на ее создание. Работа, которую должны были выполнить элементали, была простой, но, так как команды, собственно отдаваемые им, должны бы быть еще намного проще, придумать соответствующую последовательность, временами, было весьма не простым заданием. У меня было два серьезных преимущества в этой работе. Во-первых, эта работа была чем то похожа на программирование, а у меня был значительный опыт программиста. Во-вторых, я потратил много времени, создавая и контролируя элементалей этого типа, когда практиковался дома в применении магии.

Когда моя магическая контрольная система была наконец «запрограммирована» должным образом, я наполнил поддерживающий кристалл большим количеством элементной магической энергии Земли (я просто использовал часть потока энергии Серого Пламени своей структуры Источника, преобразуя ее в энергию Земли при помощи структуры Ключа). Все что мне нужно было сделать теперь, чтобы работа была выполнена: создать элементалей, привязать контролирующие их магические нити к моей управляющей системе заклинаний и активировать саму систему.

Я положил ладони на землю, так, чтобы кристалл был между ними, и использовал магию форм, создавая первого элементаля, прошептав для концентрации: «Существо Земли». Как только маленькое магическое существо, похожее на магическом плане не маленькое облачко зеленого света, возникло в земле рядом со мной, я перебросил магическую нить, соединявшую его с моим астральным телом, на заклинательную систему, зацентрованную на кристалле. Я повторял эту операцию до тех пор, пока к заклинательной системе не было присоединено столько элементалей, сколько она могла контролировать. Потом я начал следующий этап процесса, совершенствуя элементалей. Это было так же просто, как и создавать их, так как пока мне нужно было снабдить их только дним усовершенствованием, но повторить эту операцию следовало столько раз, сколько было элементалей. «Одарить Существо Земли Когтями Земли» -- прошептал я, соединяя Формы для усовершенствования первого элементаля.

Когда я проделал то же самое для последнего, зазвонил мой мобильник. Я активировал заклинательную систему, контролирующую элементалей, вскочил на четыре лапы и бросился к рюкзаку, в то время как элементали сместились к центру поляны и принялись за работ.

Я схватил мобыльник и ткнул кнопку «вызов».


– Да.

– Шторм, Я только что закончила читать текст. Это заняло два дня и ночь, но я совсем не устала, как ты и писал, и моя голова теперь кажется мне переполненной. Такое чувство, словно одна большая мысль заняла там почти все пространство, когда я закончила читать, и просто осталась там, дожидаясь чего-то. Я так хочу спать.


Я мысленно улыбнулся. Люси всегда называла меня моим драконьим именем из моей любимой компьютерной игры, когда мы были одни, зная, что я предпочитаю именно его.


– Не ложись сейчас спать, Люси. Пожалуйста, жди меня. Я буду у тебя самое большее через минуту.

– Хорошо, я подожду тебя, мой волшебник. Наверное ты собираешься использовать заклинание, если думаешь, что можешь добраться суда за минуту.

– Вообще то, я маг, -- я улыбнулся самому себе при этих словах; и да я использую заклинание, чтобы попасть к тебе и забрать тебя в скрытое место, в данный момент хорошо защищенное магией.

– Пусть будет так, маг. Однако ты должен поспешить. Я засекаю минуту.

– Слушаю и повинуюсь, моя леди.


Нажимая кнопку «отбой», я услышал смех Люси. Я положил мобильник обратно на рюкзак и бросился к узору заклинания Двойного Длинного Шага.

Остановившись возле узора, я осознал, что пока я бежал, мои пальцы были втянуты, а когти выпущены и сжаты в копыта. Я улыбнулся. Я использовал эту особенность своей исходной формы, не думая об этом, и это было правильно и естественно, как и должно было быть. Я выпустил пальцы, втянул когти, встал на задние лапы, и шагнул на магический рисунок.

Прежде чем наполнить заклинание энергией Серого Пламени, через прозрачное щупальце, я перетек в освоенную мной, измененную человеческую форму. Я не чувствовал себя голым в исходной форме, не смотря на отсутствие одежды, но теперь, когда я стоял на рисунке голым в моей человеческой форме, ощущение обнаженности было довольно сильным. Однако это не было проблемой, так как в точке цели меня увидит только Люси. Я улыбнулся этой мысли, наполнил заклинание энергией и сделал короткий шаг вперед с магического рисунка.

Как только я начал этот шаг, я оказался нигде, посреди пустоты (если говорить о физическом плане). Что до магического плана, я по-прежнему мог видеть и чувствовать что-то вокруг себя, но у меня не было времени исследовать это. Я все еще делал единственный короткий шаг вперед, сейчас это было неимоверно трудно. Я знал, что делаю это усилие прозрачным и, частично астральным телом, однако оно ощущалось скорее как невероятное физическое усилие. В добавок к этому, мне приходилось контролировать мощный поток Серого Пламени, необходимый для поддержки заклинания. Я сконцентрировал все свое внимание на воспоминаниях о той комнате в квартире Люси, где стоял компьютер, стараясь вспомнить все детали и атмосферу как только мог. В тоже время вся моя воля и магическая сила были сосредоточены на том, чтобы сделать шаг вперед.

Когда мне наконец удалось его сделать, я оказался посреди комнаты. Люси сидела в кресле за столом для компьютера слева от меня, глядя на часы на экране. На ней был только белый шелковый халат, под которым она была абсолютно голой, как она обычно одевалась, когда была дома одна, или только со мной.


– Здравствуй, моя прекрасная леди.


На ее красивом лице не было удивления, или изумления, когда она обернулась на мой голос. Она легко могла поверить в невероятные вещи, имея достаточно причин для этого. Короче говоря, она была Мечтателем.


– Здравствуй, маг. Я рада, что ты был действительно быстр.

– Вообще-то, я сейчас поддерживаю заклинание, моя леди, и это требует значительного количества магической силы. Так же, я не могу сойти с этого места, чтобы иметь возможность использовать это заклинание, чтобы вернуть нас туда, откуда я пришел. Поэтому, Вам, придется самой подойти ко мне, чтобы я мог взять Вас на руки.


Люси улыбнулась, глядя на меня.


– Наверное, мне нужно быть голой во время телепортации.

– Собственно, в этом нет необходимости, моя леди. Но, думаю, с завтрашнего дня, тебе не понадобится одежда. По крайней мере, там, куда мы телепортируемся сейчас. Поэтому я предлагаю тебе быть обнаженной, так как все, что я беру с собой через этот телепорт, требует дополнительных усилий и магической силы, чтобы пройти его. Я улыбнулся.

– Кроме того, мне будет очень приятно держать тебя на руках обнаженной.

– Понятно, -- Люси тоже ярко улыбнулась. В ее глазах сверкали искорки растущего вожделения, -- Тогда жди там.


Она быстро выключила всю электронику, и лампу, освещавшую стол. Потом она отодвинула кресло от стола встала, и сбросила свой шелковый халат оставшись стоять абсолютно обнаженной в лучах вечернего солнца, льющихся через окно. Она развернулась и подошла ко мне, двигаясь предельно соблазняющим образом. Глядя как она идет ко мне легким и быстрым шагом, выглядящим скорее как некий прекрасный танец, я был чрезвычайно рад, что изменил свою человеческую форму соответствующим образом, иначе оставаться на месте, думая о чем либо кроме секса, было бы почти не возможно.

Люси подошла ко мне, и положила руки мне на плечи, прижимаясь своим теплым обнаженным телом к моему. Она явно была удивлена, видя что мой член не обнаруживает признаков эрекции, но она не была оскорблена. Я взял ее на руки. Она у меня на руках в комфорте и безопасности. Я улыбнулся своей возлюбленной и шагнул назад.

И снова я понял, что Люси была истинным Мечтателем, -- не видя и не чувствуя ничего кроме своего и моего тела, она лишь чуть крепче обхватила меня за шею. На этот раз мне пришлось сделать гораздо большее усилие и направить в заклинание больше магической силы в заклинание, но я почти не заметил этого. Все мои мысли были сосредоточены на том, чтобы как можно скорее доставить Люси в более комфортное место, чем это магическое нигде. На этот раз время, которое я потратил на то, чтобы сделать шаг, показалось мне примерно равным времени, необходимому, чтобы сделать обычный шаг.

Я опустил ногу на глинистую почву, и мы были на круглой поляне, затерянной в Карпатских горах, под поздним вечерним небом. Было тепло, даже жарко, и легкий лесной ветерок был нежным, так что сейчас находится здесь без всякой одежды было комфортно даже для человека. Люси огляделась по сторонам и счастливо улыбнулась. Потом ее глаза расширились, когда она увидела Селтиноса, по-прежнему глубоко погруженного в работу.


– Маг и дракон. Неплохо.


Ее голос был голосом Мечтателя.


Вернее, -- два мага-метаморфа, просто один – в своей исходной форме, а второй, держащий тебя на руках – в слегка измененной человеческой. Это мастер Селтинос – очень опытный маг и отважный путешественник из другого мира. Я представлю вас друг другу позднее, -- сейчас он чрезвычайно занят создавая соответствующую маскировку и защиту для этого места.

Маг-метаморф, в исходной форме – дракон. Значит все что ты написал в присланном тобой файле – правда.


Дрожащий голос Люси был полон безграничьной силы, которой наполнило ее предвкушение реального и близкого воплощения самой глубокой и сильной ее мечты. Эта сила была столь огромной и чистой, что для меня не было больше сомнений в том, что давало Ключам невероятное количество энергии, необходимое, чтобы они сработали.

Люси отпустила мою шею и соскочила с моих рук с великолепной соблазняющей грацией.


– Пожалуйста, покажи мне, Шторм. Прими свою исходную форму.


Я кивнул и запустил преобразование. Она наблюдала за ним с глубоким возбуждением и радостью в глазах. Завершив преобразование, я отступил назад, опустился на четыре лапы, и склонил голову, чуть расправив при этом крылья, в драконьей версии куртуазного приветствия.


– Дракон Шторм – маг и метаморф, к Вашим услугам, моя великолепная леди.


Люси прыснула радостным смехом.


– Ты всегда мечтал иметь возможность сказать это именно так, так ведь?

– С тех пор как знаю тебя, любимая.


Она сделала несколько грациозных шагов вперед и обняла меня за шею, прижавшись лицом и своим обнаженным телом к гладкой чешуе на моей груди и шее. Это было чистое наслаждение. Мгновение мы просто стояли вот так, потом Люси отступила назад, чтобы лучше рассмотреть мое тело.


– Ты такой красивый, -- сказала она убежденно, радостно и тепло.

– В моей исходной форме я – дракон, созданный наукой, как и мечтал. Помнишь, мы однажды обсуждали эту модель? Так что я теплокровный.

– Понятно, -- глаза Люси были полны ее собственной мечты. Надеюсь, в своей исходной форме, я буду самкой того же вида.


Я улыбнулся, совершенно счастливый.


– Ты будеш точно такой, какой ты мечтала быть. Все что тебе нужно сделать сейчас, это поспать, чтобы дать ключу сделать его работу.


Люси кивнула и осмотрелась. Я сделал быстрое движение правой лапой, бросая на землю перед собой заклинание-форму «Щит Воздуха». Щит был достаточно большим, чтобы стать удобной постелью для Люси.


– Сделай два шага вперед и ложись на землю. Я накрыл ее магическим щитом на основе Воздуха. Надеюсь, он будет достаточно комфортным в роли кровати.


Люси кивнула и шагнула вперед, точно на мой магический щит. Она улыбнулась и легла.


– Я совсем не чувствую землю, только плоскую поверхность из плотного воздуха. Ты был прав, это гораздо комфортнее чем моя кровать дома.


Я лег на брюхо и улыбнулся.


– Это заклинание-форма обычно применяется как боевой щит, но использовать его как кровать для красивой женщины гораздо лучше и намного приятнее.


Люси улыбнулась и повернулась на бок, глядя на меня.


– Держать боевой магический щит всю ночь может быть тяжело.


Я улыбнулся.


– Ни сколько. Как только ты почувствуешь мощь структуры Источника Серого Пламени в своем астральном теле, ты поймешь, что поддержка этого заклинания сколь угодно долгое время не требует ощутимых усилий. Особенно если все чему должен противостоять щит, это твое падение на землю. Кстати, я думаю тебе лучше принять позу «спящего дракона», прежде чем ты уснешь. Так ты окажешься в наиболее естественной и комфортной позе, когда преобразуешься в свою исходную форму.


Люси улыбнулась и приняла эту позу. Она поняла, что я имел в виду, -- я рассказывал ей о множестве вещей, о которых никогда не говорил никому другому, потому что только другой Мечтатель мог понять их правильно.

Люси погрузилась в сон, как только расслабилась, позволив себе уснуть. Она выглядела совершенно естественно в позиции «спящего дракона», несмотря на то, что еще не была драконьшей. Я положил голову на передние лапы и просто смотрел, как она спит, и ждал, желая увидеть красоту ее первого преобразования в исходную форму.

Прошел остаток вечера и почти вся ночь, прежде, чем на физическом плане поляны начало происходить что-то новое, но магический план все это время был полон событий и магической силы. Магическая система, которую строил Селтинос, становилась сложнее и мощнее с каждой минутой, но я почти не обращал на это внимания, так как то, что начало происходить внутри астрального тела Люси, как только она уснула, было самой удивительной, сложной и мощной магией, какую мне пока доводилось видеть. Процесс был невероятно красив, видеть и чувствовать его было столь же приятно, ведь это была магия, основаная на знании и гармонии, получающая силу от истиной и самой сильной мечты, при этом направляемая ею.

Когда в памяти Люси был сформирован набор из шести «личных» заклинаний, огромная и чрезвычайно мощная магическая структура Ключа начала исчезать не оставляя следов, но прежде чем этот процесс завершился, он сработал как намного более простое ментальное заклинание, заставив Люси, не проснувшись, мысленно произнести три «прямых» личных заклинания.

Как только она это сделала, не осталось никаких следов заклинательной структуры Ключа, а Люси начала свое первое преобразование, продолжая при этом спать. По мере завершения этого быстрого и чрезвычайно красивого процесса, мое счастье постепенно становилось совершенным. Люси преобразовалась в очень красивую золотую драконьшу того же вида, к которому принадлежала моя исходная форма. Размер исходной формы Люси тоже идеально соответствовал моему. У нее было прозрачное тело того же вида, и оно было столь же женственным и прекрасным, как ее материальное тело. Я счастливо улыбнулся, думая о том, на что будет похож секс с использованием наших прозрачных тел, а потом испустил тихий вздох радости и облегчения, при мысли что наши физические и прозрачные тела были способны блокировать не только сексуальность, но и репродуктивные функции. Это означало, что мы можем заниматься любовью столько, сколько захотим, не рискуя закончить непреднамеренной беременностью Люси и последствиями для нас обоих. Внимательно глядя на тело Люси на магическом плане, я заметил, что ее сексуальность и репродуктивные функции были блокированы, как и мои. Это был лучший из всех возможных вариантов, так как фактически у нас не было времени на секс, пока база на этой поляне будет готова в достаточной степени, для копирования всех данных из лаборатории Создателя Ключей в ИЗС, которую предстоит создать здесь. С одной стороны, так должно было быть. С другой, я просто не мог рассматривать любые сексуальные удовольствия для нас с Люси как нечто правильное, до тех пор, пока Джейнара не присоединиться к Селтиносу здесь, и они не будут иметь возможность заняться тем же, если захотят.

Я осторожно развеял «Щит Воздуха», так как он не нужен был Люси для комфорта в ее исходной форме. Потом я встал на четыре лапы, осторожно, чтобы не разбудить любимую, подошел ближе и медленно лег на брюхо слева от нее. Я нежно укрыл ее правым крылом, положил голову на передние лапы, закрыл глаза и медленно уплыл в сон, чувствуя себя абсолютно счастливым.

Я проснулся от того, что теплое чешуйчатое тело Люси шевельнулось под моим крылом. Я открыл глаза. Люси подняла голову и осматривала себя, счастливо улыбаясь идеально женственным вариантом клыкастой драконьей улыбки. Ее золотые глаза искрились весельем.


– Доброе утро, моя чешуйчатая красавица.


Я поднял голову и сложил правое крыло. Потом я встал на четыре лапы и немного, чтобы снова рассмотреть мою возлюбленную в ее исходной форме.


– Здравствуй, мой самец.


Люси медленно встала сначала на все четыре, потом на задние лапы. Она почти полностью раскрыла свои золотые крылья и снова осмотрела себя, двигаясь с идеальной женственной грацией и красотой. Она села на хвост, выпустила свои золотые когти на правой лапе, и некоторое время смотрела на них, явно оценивая скорее их внешний вид чем эффективность как инструмента, или как оружия. Потом она снова медленно опустилась на четыре лапы и сложила крылья за спиной. Она подошла ко мне, каждое ее движение и все ее тело были исполнены предельной соблазнительности, несмотря на то, что ее сексуальность по-прежнему была блокирована.


– Я никогда в жизни не видел ничего более прекрасного и соблазнительного.


Сказал я, глядя на нее. И это была чистая правда.


– Подожди пока мы разблокируем нашу сексуальность, и ты увидишь гораздо больше.


Сказала Люси с искорками радостного предвкушения в глазах. Я чувствовал тоже самое, но сейчас было не подходящее время для чего либо большего, так что я был очень рад когда Люси стала двигаться уже без соблазнения, но просто с идеальной красотой и грацией в каждом движении.


– Ты помнишь второе заклинание из файла, который я отправил тебе?


Спросил я Люси, когда она подошла ко мне. Она кивнула, мгновенно становясь серьезной. Я улыбнулся.


– Тогда идем. Мы должны дать тебе знание, которым должна обладать волшебница.


Мы отправились к подходящему месту на поляне, где было достаточно свободного пространства, чтобы нарисовать заклинание, показанное заклинанием иллюзии из Книги Ключа. Мы шли близко друг к другу, чтобы наши тела соприкасались вовремя движения, и это было глубокое, однако полностью асексуальное удовольствие.

Когда мы пришли к нужному месту, я остановился и укрыл Люси крылом.


– Просто прочти заклинание в слух и позволь Серому Пламени из твоей структуры-Источника течь в него.


Люси кивнула и начала читать заклинание.

Когда она закончила произносить его, глинистая почва вокруг нас была покрыта магической иллюзией большого и очень сложного узора, образованного слегка светящимися серыми линиями. Он был очень похож на тот, которым воспользовался я сам, но были и определенные отличия.

Это было не удивительно, так как «магические книги», которые эти заклинания создавали в памяти заклинателей, содержали много информации о различных видах магии, зависящей от половой принадлежности заклинателя, (включая магию, связанную с эротикой и половой сферой). Мы начали вместе чертить заклинание и это заняло очень мало времени, так как у меня уже был значительный опыт в рисовании графических заклинаний, а Люси, -- великолепному художнику и опытному веб-дизайнеру, -- не нужен был дополнительный опыт, чтобы поспевать за мной.

Когда чертеж был готов я быстро объяснил Люси, что она должна сделать, чтобы использовать это заклинание. Потом я отошел назад и лег на брюхо, а Люси медленно прошла в центр магического узора и легла на брюхо носом ко мне. Она улыбнулась мне, нацелила свою прекрасную мордочку, укрытую золотой чешуей на рисунок, на котором лежала, слегка открыла пасть И начала выдыхать сильный сверкающий факел Серого Пламени, заполняя им глубокие канавки магического узора.

Когда канавки были заполнены и Люси перестала выдыхать в них Серое Пламя, последовала яркая вспышка Серого Пламени в канавках, а в следующее мгновение, Люси лежала в центре идеального круга чистой, совершенно гладкой глины, примерно на дюйм ниже окружающей почвы. Она улыбалась мне счастливой улыбкой. Внезапно я заметил в ее глазах очень знакомое выражение (они были все теми же, несмотря на то, что теперь это были глаза золотой драконьши). В следующее мгновении Люси сделала движение правой лапой и мои уши уловили громкий шепот «Сфера Огня». Я мгновенно провел перед собой правой лапой, громко прошептав при этом: «Щит Серого Пламени Защищающий Живое Существо от Огня».

Чуть изогнутый прямоугольный щит, светящийся серым пламенем, который я поставил перед собой, легко выстоял против средних размеров шара оранжевого огня, который Люси бросила в меня правой лапой. Мы оба радостно рассмеялись, так как мечтали иметь возможность играть вот так, покрайней мере с тех пор, как знаем друг друга.


– Теперь, когда у тебя есть знание магии, я думаю нам лучше использовать все наши знания и магическую силу, чтобы закончить работу, которую мы с Селтиносом начали здесь вчера, потому, что только, когда она будет завершена, у нас будет время только для нас двоих.


Я счастливо улыбнулся с любовью и предвкушением в глазах, и получил такой же ответ. Несколько минут мы обсуждали, что Люси может делать уже сейчас, чтобы помочь нам с Селтиносом, учитывая тот факт, что у нее пока не было никакого опыта волшебницы. Когда мы обсудили это, я помог Люси создать питающее заклинание-подвеску внутри ее астрального тела, так как она делала жизнь еще более комфортной и высвобождала значительное количество времени для работы. Потом мы просто принялись за работу.

Чтобы не вмешивается в работу Селтиноса, почти завершенную, к тому времени, я начал создавать предметно-зависимую часть защиты и усиливающей магии для этого места, используя припасы из лаборатории Создателя Ключей.

По мере моей работы, глиниста поляна в карпатском лесу постепенно превращалась в обжитое место, выглядящее магическим даже на физическом плане.



В тех частях поляны, где эта работа была завершена, глинистая земля была покрыта чрезвычайно замысловатым узором из маленьких плиток многих различных материалов, форм и цветов. Под ним глинистая земля была покрыта другим магическим узором, образованным глубокими канавками, усиленным множеством кристаллоыв вдавленных в глину в разных местах узора. Канавки были заполнены множеством различных субстанций: от жидкостей и масел различных цветов, до всевозможных порошков и очень мелких кристаллов различных форм. Так же земля была разрисована особыми красками, которые были гораздо ближе к мощным алхимическим зельям, чем к любой обыкновенной краске. Все это вместе медленно формировало большую и очень сложную многофункциональную заклинательную систему, основанную на предметно-зависимой магии, но имеющую много частей. Созданных при помощи Классической Маги и Магии Форм.

В центре поляны была большая дыра. Ее создала стая элементалей Земли, которых я создал и усовершенствовал вчера. Маленький зеленый магический кристалл, поддерживающий контролирующую их заклинательную систему, по-прежнему торчал в глинистой почве возле края дыры.

Собственно элементали еще не слишком много изменил под землей. Когда мы обсуждали создание этой базы с Селтиносом и Джейнарой, они упоминали, что тот вид магических драконов, к которому принадлежали их исходные формы, обладал огромным природным мастерством и какой-то особой магией позволяющими им создавать предельно замысловатые подземные логова.

Памятуя об этом, я приказал элементалям создать лишь небольшую структуру из нескольких кубических комнат, соединенных круглыми коридорами, достаточно большими для существа вдвое большего меня самого в моей исходной форме при исходных размерах. Эта структура предназначена была служить только временным складом для хранения припасов из лаборатории Создателя Ключей. Стены и потолки из измененной магией земли были гораздо прочнее, стен и потолков из лучшего современного бетона, так что ходить как по поляне, так и под ней было совершенно безопасно.

Пока я работал над созданием предметнозависимой заклинательной системы на поверхности поляны, Люси перемещала, не нужные прямо сейчас, магические припасы в эти подземные камеры, чтобы освободить поверхность поляны. Сначала она наслаждалась этой работой, ведь перемещение шруза из одного места в другое может бвть очень приятным занятием, если можно использовать множество прозрачных щупалец, чтобы заставить груз летать в воздухе. Однако, как только она заметила, что работа которую делал я, была очень похожа на создание огромной и очень замысловатой картины как на физическом, так и на магическом плане, что просить ее просто премещать припасы, когда есть работа такого рода, которую нужно сделать, означает просто бессмысленно пренебрегать ее талантом художника. Я вынужден был признать что она права, так как ее таланта и опыта художника было более чем достаточно, чтобы компенсировать недостаток опыта волшебницы, при выполнении этого вида работы мага.

Работая вместе мы быстро создали контролирующую заклинательную систему на основе Воздуха, зацентрованную на магическом кристалле, похожим на тот, который я использовал вчера, но предназначенный для поддержки магии на основе Воздуха (он имел сверкающий ярко-голубой цвет), и стаю элементалей Воздуха, усовершенствованных комбинацией Форм «Воздушная Паутина», для перемещения груза.

Мы просто не могли удержаться от смеха, когда эта банда маленьких полупрозрачных летающих существ начала быстро перемещать оставшуюся часть груза в подземные камеры. Кристалл, поддерживающий заклинательную систему, контролирующую всю эту деятельность, свободно висел воздухе над входом под землю, достаточно высоко, чтобы не быть препятствием.

Когда мы продолжили «декорирование» поляны (как Люси назваля нашу работу) я снова ясно понял, что знания и талант могут дать многое, даже при полно отсутствии опыта. Очень скоро именно Люси вела нашу совместную работу, несмотря на то, что я имел значительно больший опыт мага.

Собственно ей не были нужны какие либо знания, или опыт, чтобы делать многое из того, что мы делали, как талантливый художник, она просто видела или чувствовала, как должно быть. Чувства ее прозрачного тела и мощь Серого Пламени, данные ей Ключом были просто новым набором инструментов, который она начала использовать, создавая новые виды искусства.

Наша работа шла легко и быстро. Мы наслаждались всем: нашими телами, мощью Серого Пламени внутри них, нашим знанием магии и той магией которую мы создавал, тем что нас окружало, но больше всего – присутствием друг друга и тем, что можем разделить радость от всего остального. Собственно говоря мы обращали не слишком много внимания, на происходящее вокруг нас, полка не услышали смех Селтиноса.


– Вы очень хорошо смотритесь вместе, а работаете даже лучше, как я вижу, мастер Шторм. Вы определенно должны представить мене эту прекрасную и талантливую золотую леди.


Мы оба прекратили работу и развернулись к Селтиносу. Он стоял у входа в подземелье, глядя на нас с дружеской улыбкой. Я быстро оглядел поляну, исследуя заклинательную систему на ее границе, чувствами моего прозрачного тела.


– Работа, которую делали Вы, совершенно завершена, как я вижу. Мастер Селтинос. Позвольте мне представить друг другу Вас и леди Люсию. Она моя возлюбленная и, с прошлой ночи, самая прекрасная драконьша этого мира. Она так же очень талантливый художник, веб-дизайнер и волшебница, с сегодняшнего утра. Моя леди, это мастер Селтинос – отважный маг из другого мира, своими усилиями и отвагой сделавший возможным воплощение моей и Вашей мечты.


Селтинос чуть расправил крылья и склонил голову в приветствии. Люси приветствовала его так же, но в отчетливо женственной манере. Ее движения были полны грации и почтения, как и движения Селтиноса.


– Моя леди, вы гораздо более прекрасны, чем я мог представить. Вы определенно самая прекрасная драконша в этом мире. Единственная драконша, которую я всегда буду называть самой прекрасной из мне известных – волшебница Джейнара, так как она – леди моего сердца, но она родилась в моем родном мире, не в этом.

– Рада познакомится, мастер Селтинос, -- Люси улыбнулась Мехчтателю яркой дружеской улыбкой полной почтения и признательности за все, что его отвага ей мне.

– Я вижу вы хорошо и быстро работаете вместе. Нет лучше мага для работы с этим видом магии, чем тот, который к тому же еще и талантливый художник. Я пойду посмотрю, что следует сделать под землей. Конечно, если Вы не возражаете, мастер Шторм.

– Нисколько, мастер Селтинос. Собственно я старался, как можна меньше изменить под землей, создавая несколько складских камер, чтобы освободить поверхность для нашей работы. Стая элементалей Земли и Воздуха, созданных мной для строительства камер и перемещения в них припасов, сейчас без работы, и я буду рад, если они смогут чем либо вам помочь.


Селтинос улыбнулся яркой мечтательной улыбкой.


– Благодарю, мастер Шторм. Но я не думаю, что мне понадобится помощь, чтобы построить хорошее логово, пока я в своей исходной форме.

– Может быть Вам стоит немного отдохнуть прежде чем начинать новый этап работы, мастер Селтинос? Я чувствую Вашу значительную усталость.

– Я отдохну гораздо лучше имея для сна пусть небольшую, но правильно построенную камер логова, моя леди. Особая магия используемая для строительства логова, и для поддержки его стабильности и безопасности, не смотря ни на что, так же очень много дает дракону, живущему в логове.

– Понимаю, -- Люси молчала несколько мгновений, думая о чем-то, потом улыбнулась. Собственно я не чувствую потребности самой иметь логово.

– Вы «научный» дракон, моя леди, в точности как мастер Шторм. В самой Вашей исходной форме нет магии, так что у нее нет каких либо особых потребностей, или ограничений, которые могут быть у изначально магического существа. Но у Вас так же нет некоторых особых преимуществ, которые может дать изначально магическое по своей природе тело. Поверьте, моя леди, хороший отдых в собственном правильно построенном логове – огромное удовольствие для дракона моего вида, -- Селтинос вновь улыбнулся той же особой, яркой и мечтательной, улыбкой.

– В таком случае, я желаю Вам приятного отдыха, мастер Селтинос.


Я просто кивнул, молча присоединяясь к ее словам. Селтинос кивнул нам обоим, развернулся и ушел в подзмелье. Мы посмотрел друг на друга и улыбнулись, с беззвучным смехом в глазах. Когда мы продолжили работу, я задумался над словами Селтиноса. Теперь было ясно, что магический вид драконов, к которому принадлежала исходная форма Селтиноса, отличался сильной территориальностью. Это значило, что личность Селтиноса так же имела соответствующие особенности. Его возлюбленная, леди Джейнара, была точно такой же, так как они были на столько же близки, как я и Люси. Фактически они были идеальными стражами для базы, которую мы строили и для наследия Создателя Ключей. Сидеть здесь в своем идеально построенном и защищенном логове, продолжая работу, однажды начатую Создателем Ключей, очевидно было самым приятным образом жизни для них двоих. Что до меня и Люси, то для нас не было бы большим удовольствием жить так действительно долгое время. Свобода, настолько полная и совершенная, насколько возможно (в идеале ограниченная только понятиями чести) была слишком ценной для нас обоих. Фактически работа в качестве «полевых агентов» в окружающем мире была для нас гораздо более подходящим долгосрочным заданием.

Нам понадобилось несколько дней, чтобы закончить «декорирование» поляны, не смотря на то, что работа была приятной, продвигалась легко и быстро, так что мы делали лишь сравнительно короткие перерывы, чтобы освежить себя эффективной комбинацией сна и восстанавливающей магии, действующей постепенно. В ночное время наша «строительная площадка» была ярко освещена большой (примерно двух с половиной футов в диаметре) «Сферой Света», висящей в воздухе над центром поляны. Все это время Спелтинос оставался под землей. Мы встречались только если я, или Люси, спускались к одной из подземных камер-складов, чтобы взять припасы, необходимые нам в работе. Тем не менее мы ясно ощущали работу, которую Селтинос делал под землей, чувствами наших прозрачных тел. Он использовал кое какую магию из тех «магических книг», которые дали нам с Люси вторые заклинания из использованных нами Книг Ключей, но восновном он использовал какую-то очень мощную и необычную, явно естественную, магию и некоторые припасы, доставленные из лаборатории Создателя Ключей, имеющие очень необычные магические свойства.

Когда наша работа была завершена, я спустился под землю, чтобы позвать Селтиноса на верх, так как он был нужен нам, чтобы объединить многофункциональную заклинательную систему, которую мы создали на поверхности поляны, с системой скрытия и защиты, созданной им на ее границе. Фактически это превращало поляну в маленький великолепно защищенный магический мир, имеющий большое количество различных особенностей, удобных и полезных как для занятий магией, так и для того, чтобы просто жить внутри него с совершенным комфортом. То, что я увидел, спустившись по проходу, ведущему вниз от относительно небольшой структуры, созданной моими элементалями (селтинос не стал ее менять, чтобы не создавать сложностей для меня и Люси), было по-настоящему впечатляющим. Больше всего для сравнение подходило великолепно построенное драконье логово уровня Т5 в стиле Хелиан где ни будь в мире моей любимой MMORPG, но структура, в которой я оказался, имела гораздо более замысловатый дизайн, несравненно более красивую отделку, и была намного больше. Ни земля, ни монолитный камень Карпатских гор под ней, не были преградой для магии, которую использовал Селтинос. Все стены, полы и потолки были сделаны из замысловатой смеси земли или камня, сильно измененных магией, с разными видами особых магических припасов. Часто часть этих припасов виднелась из внутренних поверхностей, создавая прекрасный декор, сам внешний вид которого тоже имел определенную магическую силу. Вся эта подземная структура была окружена магией, защищающей наземную границу поляны и значительную область пространства над и под ней, но магии строенной в каждую стену логова самой по себе было более чем достаточно, чтобы защитить и скрыть логово, как и для того чтобы сделать его внутренне пространство столь же подходящим для занятий магией и для жизни, как «декор» на поверхности делал пространство над поляной.

Тем не менее, я отчетливо чувствовал и видел, что вся необычная магия логова, была тщательно разработана для объединения с остальной магией базы.

Я был особенно изумлен, обнаружив большой круглый зал, диаметром в половину диаметра поляны, под которой он находился. Он был ярко освещен несколькими длинными остроконечными кристаллами на потолке. Они сияли белым светом, не оставляющим в зале ни одной тени. По магии этого места было совершенно ясно, что оно было предназначено служить серверной, поддерживающей как магическую, так и научную части информообрабатывающей системы, которую мы собирались создать на базе. Воздух в зале был сухим и прохладным. Здесь были образования из гладкого камня, идеально подходящие для того, чтобы разместить на них все необходимое электронное оборудование таким образом, чтобы с ним наиболее комфортно было работать дракону. Здесь так же были специальные магические структуры, которые легко можно было использовать, чтобы запитать стандартные розетки, однако они еще небыли настроены так, чтобы электричество, текущее от них имело необходимы параметры. В одном месте, у самого пола, магическая структура стены была устроена так, что позволяла легко создать подходящий канал для кабеля оптоволоконной линии связи. Здесь было много мощной магии для поддержки магической части нашего главного сервера, но создание самой ИЗС еще не было начато. Так как было решено, что именно я могу сделать это наилучшим образом в нынешних обстоятельствах.

Я улыбнулся и вышел из зала через единственный ведущий в него проход.

Я нашел Селтиноса в другом большом зале, великолепно оборудованном, чтобы служить магической лабораторией, пригодной для ведения любых самых сложных магических исследований. Здесь были и некоторые структуры, не обходимые для установки научного лабораторного оборудования, так как Селтинос знал достаточно о науке нашего мира, чтобы признать, что она может очень помочь в магических исследованиях, если использовать ее должны образом. Как и в случае с научной частью информообрабатывающей системы базы, главной проблемой с научным оборудованием для этой лаборатории, которая у нас уже была, было найти достаточное количество денег, чтобы купить его.

Когда я вошел в лабораторию, Селтинос лежал на брюхе в центре большой круглой области, где пол лаборатории состоял не из камня, а из особой белой глины, измененной магией. Это был большой заклинательный круг лаборатории, предназначенный, главным образом, для использования любой магии, требующей черчения, или рисования.

Голова Селтиноса лежала на его передних лапах, глаза были закрыты. Наблюдая за ним на магическом плане, я улыбнулся, так как он уже заканчивал работу, которую я только собирался попросить его начать делать. В этом не было ничего удивительного, ведь Селтинос поддерживал и контролировал защитную систему базы и мог легко наблюдать и чувствовать все, что происходило на базе, или далеко за пределами ее границ, как на физическом так и на магическом плане.

Я просто лег на брюхо у стены, и принялся ждать, пока Селтинос закончит то, что он делал. Через несколько минут он открыл лаза, поднял голову и посмотрел на меня с яркой и и очень довольной улыбкой. Ему не нужно было двигаться, или поворачивать голову, чтобы посмотреть на меня. Он лежал мордой ко входу в лабораторию, а я лежал на брюхе у стены возле него.


– Приветствую, мастер Шторм. Вы и ваша леди проделали вместе великолепную работу. Она действительно талантливый художник, и будет великолепной волшебницей через короткое время. Все что ей нужно теперь, это опыт, и она получает его очень быстро, благодаря своим талантам и Вашей помощи.

– Благодарю, мастер Селтинос. Я рад, что вы считаете нашу работу выполненной столь хорошо, но, должен сказать, -- работа, которую Вы сами сделали здесь за то же время, впечатляет гораздо больше.


Селтинос улыбнулся, явно польщенный, сказанным.


– Благодарю, мастер Шторм. Должен сказать, эта работа была скорее удовольствием для меня, точно так же как для Вас и Вашей леди – работа, которую вы делали на поверхности. В любом случае наша твердыня, или как вы называете ее на научный манер, наша база, теперь полностью готова. Я собираюсь перестроить ту область под землей, которую вы использовали для создания временных хранилищ, но я сделаю это позже, когда вы закончите создавать заклинательную систему для обработки данных. Таким образом мне придется перемещать меньше припасов в складские камеры, которые я построил.

– В таком случае, думаю, я просто позову Люси в серверный зал, и мы начнем нашу работу прямо сейчас.


Селтинос встал и кивнул.


– Это именно то, о чем я собирался просить Вас, мастер Шторм. Чем скорее мы скопируем все наследие Создателя Ключей, тем лучше будет с любой точки зрения. Я со своей стороны помогу вам двоим всем, чем смогу.


Я кивнул, встал на четыре лапы и быстро вышел из лаборатории. Через мгновение, Селтинос шагал справа от меня, держась рядом плечом к плечу. Когда мы достигли верхней складской области, построено элементалями Земли, он свернул в одну из камер, чтобы начать отбирать припасы, которые понадобятся нам для нового этапа работы, а я вышел на поверхность.

Наземная область базы выглядела теперь как большой, ярко и замысловато украшенный двор. Его гранича была четко обозначена кольцом остроконечных Доменных Кристаллов, мерцающих энергией Серого Пламени. Была так же группа других больших кристаллов множества различных форм, цветов и размеров, свободно плавающих высоко в воздухе над «двором» базы. Некоторые кристаллы были прозрачными, и выглядели как огромные бриллианты необычной формы. Часть кристаллов слегка светилась, но большинство в данный момент просто отражали яркое летнее солнце. Кристаллы образовывали замысловатый и чрезвычайно красивый трехмерный узор в воздухе над двором базы.

Люси лежала на брюхе в центре заклинательного круга, подобного тому, что был расположен в лаборатории в низу. Ее голова лежала на передних лапах, а крылья были раскинуты по земле. Она наслаждалась ярким светом и теплом полуденного летнего солнца. Ее глаза были закрыты и весь ее вид был полон расслабленного спокойствия и ее глубокой удовлетворенности свом существованием.

Я медленно пошел к заклинательному кругу, давая себе время насладиться совершенной женственной красотой моей любимой драконши. Наконец я остановился у границы круга и мягко позвал Люси голосом полным любви и восхищения.


-- Проснись, моя прекрасная золотая леди. Нам нужно закончить еще одну интересную и сложную работу, прежде чем у нас будет время выяснить, что чувствуют драконы, занимаясь любовь.


Она открыла свои прекрасные золотые глаза. Весь ее вид был полон радостного предвкушения.


-- Интересно, почему в наших «магических книгах» присутствует значительное количество информации об эротической и сексуальной магии, -- сказала она задумчиво, вставая, складывая за спиной свои золотые крылья и выходя с белой глины на разноцветные плитки, покрывающие остальную часть двора базы.

-- Потому, что Создатель Ключей был мудрейшим магом из когда либо родившихся в его мире, -- сказал я со счастливой улыбкой, когда мы бок обок шли через двор, ко входу в логово в его центре.


Касаться тела Люси, разогретого лежанием на полуденном летнем солнце, мои собственным драконьим телом, которое может, при необходимости, быть чрезвычайно чувствительным, чувствовать ее сильные мышцы, двигающиеся под чешуей и кожей, и и чрезвычайно чувствительные поверхности наших крыльев, трущиеся друг о друга при движении, -- было невероятным наслаждением. Тем не менее, как только мы вошли в складскую камеру, где хранились, необходимые нам сейчас, припасы, мы были способны сосредоточиться на работе которую нам нужно было сделать, так как сексуальности наших тел по-прежнему были блокированы. Перемещение необходимых припасов из складской камеры в серверный зал почти не потребовало времени. Мы использовали ту же группу стаю воздушных элементалей, которую я и Люси создали для чтобы переместить эти припасы сюда с поверхности. Контролирующая их система заклинаний, как и та, что контролировала стаю элементалей Земли теперь была встроена в в огромную интегрированную систему заклинаний, формирующую магию этого места. Как только Селтинос дал нам магические ключи от главной заклинательной системы (это были специальные короткие заклинания персонализированного типа основанные на магии знания, каждое из которых было бесполезно для кого бы то ни было, кроме, соответственно меня, или Люси), дающие нам высочайший уровень контроля над магией этого места, возможный для того, кто не поддерживает Доменные Кристаллы, мы получили возможность настроить эту систему, дав новое задание элементалям, как и возможность делать множество других вещей, при помощи магии базы из любой точки внутри ее внешнего защитного периметра.

Наша работа в серверном зале была во многом похожа на ту, которую мы делали на поверхности, так как первое, что нам нужно было сделать, -- это создать соответствующую магическую структуру, используя в основном предметно зависимые типы магии. Эта работа заняла у нас сравнительно короткое время, так как мы делали ее все вместе, втроем.

Когда это было сделано, и серверный зал был «украшен» должным образом, мы установили значительное число магических кристаллов всех форм, цветов и размеров, в заранее намеченных и подготовленных точках замысловатого магического узора, покрывающего теперь значительную область пола в центре зала.

Последим установленным набором кристаллов были несколько Доменных Кристаллов Серого Пламени. Они должны были служить для нескольких целей. С одной стороны, они были предназначены для энергетической поддержки ИЗС в случае, если вся энергия главной заклинательной системы базы, которая обычно обеспечивала в том числе и энергоподдержку ИЗС, использовалась для чего-то еще. С другой стороны, все части ИЗС, основанные на Сером Пламени, были зацентрованы на эти Доменные Кристаллы. Они так же были главным терминалом, дающим тем, кто поддерживает их высочайший уровень доступа к и уровень взаимодействия с системой. Когда система построена и сконфигурирована, этот «терминал» можно использовать для того, чтобы полностью перестроить ее. В данный момент мы собирались использовать его, чтобы построить эту ИЗС.

Когда приготовления были завершены, Селтинос сказал, что собирается переместить магические припасы, оставшиеся в, построенных мной, временных складских камерах на склады основного складского комплекса логова, и перестроить самую верхнюю часть логова, после чего покинул серверный зал. Оставшуюся часть работы, по строительству ИЗС базы должны были сделать только мы двое – я и Люси. Причина была та же, что не дала мне помочь Селтиносу, когда он строил магическую защиту базы, используя связи с Доменными Кристаллами. С другой стороны мы с Люси представляли собой именно тот случай, когда разделение вашего уровня контроля над заклинательной системой, который давали поддерживающие связи с Доменными Кримталлами, поддерживающими эту заклинательную систему, было идеально подходящим решением. Мы оба знали достаточно, чтобы понимать, что это будет очень сильное и необычное удовольствие, представить которое практически невозможно, не испытав его хотя бы раз.

Мы были полны предвкушения, заняв свои места за сдвоенным главным терминалом еще не существующей ИЗС. Теперь мы лежали бок обок в центре замысловатого декора на полу серверного зала, который был частью ИЗС, видимой на физическом плане. На полу рядом снами были маленькие заклинательные круги, до которых удобно было доставать правой лапой. Те области, которое каждый из нас занимал лежа на полу, были окружены сложными комплектами специализированных магических кристаллов кристаллов, способных создавать различные магические иллюзии высочайшего качества и детализации. Это были магические терминалы системы, предназначенные для непряого доступа. Перед каждым из нас, и по всему залу, находились структуры, предназначенные для установки различных научных устройств интерфейса,таких как клавиатура, мышь, набор экранов и громкоговорителей, и, даже оборудование системы проекционного сенсорного экрана , изобретенного Майкрософт несколько лет назад. Наши рабочие места окружала изогнутая цепь Доменных Кристаллов серого Пламени и это был тот терминал, который мы собирались использовать прямо сейчас.

Я вырастил набор прозрачных щупалец из левого бока, и использовал их, чтобы активировать половину Доменных Кристаллов. Несколькими секундами позже Люси сделала то же самое с еще не активными кристаллами справа от нее, и я ясно понял почему, пара существ, делающих это должна быть противоположного пола, причем эти существа должны быть влюблены друг в друга.

Связь между нами, установившаяся через уже существующую часть заклинательной системы, которую поддерживали эти кристаллы, была почти столь же тесной, как если бы мы теперь делили одно астральное тело, на две наших личности. Для нас это было наслаждение, которое не возможно описать ни на одном из обычных человеческих языков. Но, по мимо того, что это состояние было наслаждением для нас, оно идеально подходило для той работы, которую нам нужно было делать сейчас, так как не нужно было тратить усилия и время, чтобы скоординировать наши действия.

Наша работа пошла достаточно быстро, не смотря на то, что была чрезвычайно сложной, так как мы оба были высококвалифицированными ИТ-специалистами с большим опытом.

В какойто момент, ощутив, что хороший совет Селтиноса, как мага, намного более опытно, чем мы двое вместе взятые, мы быстро поняли, собственно говоря, мы легко можем общаться с ним, так как заклинательная система, над которой мы работали, была соединена с главной системой базы, с которой был соединен Селтинос. Это было не только бысторо и удобно, но и безопасно, так как связь между двумя заклинательными системами не была достаточно тесной, чтобы создать какие либо проблемы для нас.

Это «подключенное» состояние было настолько комфортным и приятным для нас, что мы решили не «отключаться», когда нам пришлось поспать, чтобы отдохнуть. Мы просто использовали свои права контроля над главной заклинательной системой базы, при помощи ее магии, сделать наш отдых максимально эффективным, и уснули.

Сон в таком состоянии оказался чем-то еще более необычным, чем само «подключение». Когда мы уснули, связь между нами стала еще теснее. Мы видели один сон на двоих, наши самые глубокие, скрытые мысли, чувства и желания, в определенном смысле, стали единым целым.

В «подключенном» состоянии, время для нас двоих шло совсем иначе, чем обычно. С одной стороны, мы работали очень быстро, со скорость труднодостижимой в ином состоянии, с другой стороны, все, что могло сказать нам о реальной скорости течения времени в остальном мире было очень далеким для нас в таком состоянии. Мы легко могли получить эту информацию несколькими различными способами, но нас не заботили такие вопросы.

Наконец, ИЗС, которую мы создавали была полностью готова к работе. Она имела очень сожную но идеально стабильную операционную систему, основанную на законах магии, но способную эффективно взаимодействовать с научными ИТ-системами. Часть интерфейса, подобная научным аналогам имела два основных уровня: интерфейс на основе команд (он был доступен в текстовом, или звуко-голосовом режиме), и очень красивый и эффективный графический интерфейс (он был представлен в виде высококачественных трехмерных объектов, имеющих не только цвет и форму, но ощутимые на ощупь текстуры, дающие много информации пользователю; и был чувствителен как к прикосновению, и к движениям пользователя), это было, в основном, творение Люси. Кроме чисто магических способов взаимодействия система так же имела ментальный интерфейс, пригодный как для магов, так и для пользователей, не обладающих знаниями и навыками магов.

Я сделал все что мог, чтобы система эта была неуязвимой для любых ИТ-угроз, как научных (вроде вирусов всех видов и типов, или хакерских атак через Интернет, к которому будет подключена система) так и магических (любые попытки уничтожить или взять под контроль систему при помощи какой либо магии). Защитить систему от научных ИТ-угроз, собственно говоря, не было серьезной проблемой, так как она была основана на законах магии, а не науки, но я все равно постарался создатьхороший набор инструментов, для борьбы с любыми вирусами и хакерами по научным правилам ИТ. Собственно говоря, этот набор инструментов можно было леко использовать для защиты любого компьютера, подключенного к Интернет, или для его взлома. Взломать любую научную машину при помощи этой заклинательной системы было очень легкой, так как, основанная на законах магии, она работала в тысячи и тысячи раз быстрее и эффективнее любой существующей сейчас в этом мире научной машины. Объем данных, который способна была хранить в себе эта система, впечатлял еще больше, особенно при попытке измерить его в научных единицах измерения. Так как «подключенное» состояние было очень приятным для нас обоих, особенно теперь, когда система была построена и ее легко можно было использовать для создания того, что можно было назвать виртуальной реальностью, пользуясь научной терминологией, мы потратили значительное время на то, чтобы протестировать систему настолько жестко, насколько это было возможно в тот момент. Тем не менее, в конце концов, мы пришли к моменту, когда строительство и тестирование были завершены и больше не было технических причин поддерживать с системой соединение высшего уровня.

Когда мы отключились от системы, нам с Люси понадобилось полных пять минут, чтобы осознать где мы и что собой представляем, и еще пятнадцать, чтобы привыкнуть к отсутствию связи, которая была между нами, когда одновременно поддерживали с системой соединение высшего уровня.

Как только я стал способен на это, я использовал магию баз, чтобы позвать Селтиноса в серверный зал. Как я и ожидал, он ответил на вызов немедленно, и появился в серверном зале меньше чем через минуту.


– Здравствуйте, мастер Селтинос, -- сказала Люси, когда Мечтатель вошел в зал, двигаясь на четырех лапах быстрой драконьей рысью. Как продвигается Ваша работа по перестройке верхней части логова?

– Почти две недели, как успешно завершена, моя леди, -- с улыбкой ответил Селтинос.


Мои глаза округлились.


– Мы были подключены так долго, мастер Селтинос?


Мечтатель опять улыбнулся.


– Собственно говоря, две недели и пять дней, мастер Шторм, и вы использовали это время наилучшим образом, должен сказать.


Было совершенно ясно, что Селтинос действительно доволен нашей работой, и это было очень приятно для меня как ИТ-специалиста и как мага. Люси слегка склонила голову, выражая Селтиносу признательность за его слова. Она тоже была очень польщена ими.


– Благодарю Вас, мастер Селтинос. Эти слова – лучшая награда за нашу работу, какую я могу себе представить, -- я тоже склонил голову в знак признательности. Теперь когда информационная централь*6 нашей базы создана и имеет достаточно функциональных возможностей для хранения полной копии наследия создателя Ключей, я считаю свою работу, как системного администратора Ордена Мечтателей, полностью выполненной, на данный момент, и прошу Вашего разрешения, как ахимага и главы нашего ордена, использовать свое время для личных нужд, пока не возникнет необходимость в моей дальнейшей помощи Ордену, -- я сказал это предельно серьезным и официальным тоном, но с яркой улбкой на морде и смехом в глазах.

– Я прошу о том же, мастер Селтинос, как волшебница и ведущий веб-дизайнер Ордена, -- точно таким же тоном добавила Люси.


Селтинос шевельнул покрытой чешуей кожей над правым глазом, словно приподнимая бровь.


– Орден Мечтателей?

– Нас как минимум четверо в данный момент, и, если я правильно понимаю, что, по мнению Создателя Ключей, мы должны делать, используя способности, данные нам Ключами, и знания, скопированные из его лаборатории, -- то мы должны отыскать всех Мечтателей, кого сможем найти, в этом мире и дать им возможность воспользоваться, Правом Мечтателей, предоставив необходимые им Ключи. Самый легкий способ сделать это – создать сайт на одном из Интернет-серверов. Это должна быть своего рода игра в жанре фэнтези. На главной странице должно быть описание сюжета, составленное так, чтобы с одной стороны оно было максимально привлекательным для Мечтателей, с другой так, чтобы любой читающий посчитал его полностью вымышленным и достаточно обычным, следовательно не вызывающим каких либо нежелательных мыслей и подозрений. Не смотря на эти особенности, необходимые для того, чтобы защитить наследие Создателя Ключей и нас самих от любых неприятностей, в действительности это должно быть описание реальной ситуации, нашего ордена и его целей. В качестве следующего этапа игры должна выступать разбитая на категории древовидная система выбора, позволяющая ползователям выбрать одну из доступных на данный момент трансформаций, соответствующую их истинным желаниям, или оставить описание таковой, если ее еще нет в списке. Щелкнув по ссылке, обозначающей трансформацию, к которой стремиться пользователь, он дожжен увидеть короткое сообщение, в котором его просеет прочесть вслух текст, приведенный ниже, за которым следует небольшая часть соответствующего Ключа, со ссылкой на остальную часть текста в конце. Если пользователь – настоящий Мечтатель, и выбрал правильный Ключ, он сможет связаться с нами пользуясь знанием и навыками, которые предоставит ему второе заклинание из Книги Ключ, и коротким заклинанием, похожим на то, которое использовал я, чтобы связаться с вами, мастер Селтинос. Мы можем просто добавить его текст в конце текста из Книги Ключа. Если пользователь не настоящий Мечтатель, он просто уйдет, считая наш сайт просто еще одной странной и глупой игрой, основанной на веб-технологиях, и не имея никаких подозрений. Фактически он может даже помочь нам, косвенным образом, рассказав о виденной им игре Мечтателю. Наконец если пользователь – настоящий Мечтатель, но в списке нет подходящего для него Ключа, он будет продолжать посещать сайт, оставляя комментарии и предложения. Я уверен, что комментарии, оставленные настоящим Мечтателем, будет легко отличить от оставленных флуддерами любого сорта. Эти комментарии направят исследования, которые Вы и леди Джейнара собираетесь вести здесь, используя наследие Создателя Ключей. Таким образом эта работа будет намного эффективнее, так как, создавая Ключ вы будете знать, что есть по крайней мере один Мечтатель, которому он подойдет. Чтобы создать такого рода сайт, нам нужны по крайней мире хорошее название и структура нашей организации, чтобы использовать их в описании сюжета. Поэтому я упомянул Орден Мечтателей и наши в нем роли, мастер, Селтинос.


Мечтатель слушал задумчиво, чуть наклонив голову набок (как делают некоторые ящерицы, внимательно прислушиваясь к чему-то). Когда я закончил, он немного помолчал, потом улыбнулся.


– Что ж, Ваше понимание целей Создателя Ключей полностью совпадает с тем, что сложилось у меня и леди Джейнары, мастер Шторм. Я считаю, предложенный Вами план, достаточно эффективным и безопасным, чтобы принять его, как нашу основную стратегию в данный момент. Наконец, я принимаю обязанности и права архимага, как наиболее опытный маг среди, известных мне на данный момент, Мечтателей, как и обязанности и права главы Мечтателей, как было мне только что предложено. Первым своим решением, как главы Мечтателей, я подтверждаю, Создание Ордена Мечтателей, согласно Вашему предложению, мастер Шторм. Так как вы уже предоставили мне информацию, необходимую для доступа к главной ИЗС нашей базы, некоторое время назад, Вы и леди Люсия можете использовать свое время для личных нужд, пока я полностью завершу копирование наследия Создателя Ключей в ИЗС, успешно созданную вами двоими. Однако, когда это будет сделано, я прошу вас обоих приступить к созданию сайта нашего Ордена, такого, как Вы только что описали, чтобы он был загружен на подходящий Интернет-сервер и полностью функционировал так скоро, как только возможно.

– Собственно говоря, сайт готов, мастер Селтинос, -- сказала Люси с радостной, довольной улыбкой. Шторм описал мне свою идею, когда мы тестировали систему, закончив ее создание. Так как у нас не было сомнений, что идея будет принята, мы подготовили весь необходимый дизайн и программное обеспечение сайта. Собственно, все, что нам нужно теперь нужно, для того, чтобы сайт полностью был полностью работоспособен и готов к загрузке на хост-сервер в Интернете, -- это специфические данные, такие как соответствующее описание сюжета для главной страницы, полный список Ключей, уже созданных на данный момент, и, конечно, тексты этих Ключей.

– Благодарю Вас, леди Люсия, это действительно великолепная новость, -- Селтинос склонил голову, выражая глубокую признательность. А теперь, вы двое, разойдись! Вся база в вашем распоряжении, а у меня много работы здесь, -- он снова улыбнулся с дружеским смехом и пониманием в глазах.


Мы почти одновременно встали на четыре лапы и, выйдя с наших рабочих мест, направились ко входу информационной централи.


– Поприветствуйте леди Джейнару от меня и Шторма, если увидитесь с ней раньше нас, -- сказала Люси, когда мы разминулись с Селтиносом, идя в противоположных направлениях. На ее прекрасной мордочке была та же дружеская улыбка, а в глазах, то же понимание, какие были у Селтиноса мгновение назад, когда он смотрел на нас.


Он просто молча кивнул, в ответ, уже глубоко погруженный в свои мысли.

Мы медленно шли по широким коридорам базы, ярко освещенным белым магическим светом, не имеющим видимого источника на физическом плане. Наши тела снова соприкасались пока мы шли бок о бок, направляясь к поверхности. Внезапно я ощутил, как тело моей возлюбленной драконши завибрировало безошибочно узнаваемой дрожью чрезвычайно мощного полового возбуждения и предвкушения сексуального наслаждения, когда она разблокировала свою сексуальность. Я проверил, при помощи чувств своего прозрачного тела, были ли по-прежнему заблокированы репродуктивные функции ее физической и прозрачной оболочек (убедившись, что так и есть), и тоже разблокировал сексуальность двух своих оболочек. Я ощутил двойную волну полового возбуждения и сладкого предвкушения сексуального наслаждения. Она была в тысячу раз сильнее и ярче всего что я чувствовал, или воображал когда либо прежде. Мой член мгновенно стал каменно твердым и пришел в состояние полной готовности, иногда задевая каменный пол коридора, достигнув своей полной длины и начав ритмично раскачиваться у меня под брюхом. Как только Люси ощутила мое новое состояние, она счастливо улыбнулась мне и стала страстно тереться о меня своим сладко дрожащим телом, двигаясь максимально соблазняюще. Я ответил ей тем же, начав тереться о ее тело своим, двигаясь так эротично и соблазняющее, как только мог. Наше половое возбуждение и сексуальное предвкушение постоянно и быстро росло, всю дорогу дорогу к поверхности.

То что началось в тот момент, когда мы вышли из под земли в яркий солнечный свет жаркого летнего утра, трудно описать так, чтобы это описание было правильно понято кем либо, не являющимся драконом. К тому моменту наша похоть и предвкушение возросли выше тех пределов где соответствующие действия можно контролировать мыслями и разумом. В добавок, у нас не было никакого опыта использования наших тел для занятий любовью, так что, собственно говоря, нам нужно было много экспериментировать, медленно и осторожно, чтобы понять, что и как нам следует делать чтобы дарить и получать наслаждение, занимаясь любовью в наших исходных формах. Однако наше состояние, в тот момент, не годилось для приятных, но медленных действий такого рода. От беспомощности и замешательства спасли нас наши тела и чрезвычайно обширные и сложные системы инстинктов: те которыми обладали наши «научные» физические тела и наши прозрачные оболочки; и те которые были встроены в магические объекты, дающие нам метаморфические способности, -- именно все это вместе позволило нам дарить и получать то, чего мы жаждали в тот момент и больше, чем мы способны были представить. Части наших комплексов инстинктов, отвечающие за поиск наиболее эффективных способов дарить и получать все возможное сексуальное наслаждение с помощью наших тел, оказались столь же обширными и идеально «проработанными», как и остальная их часть. Так как к тому времени в нас обоих были лишь чувства и желания невероятной силы, мы просто использовали эти инстинкты, чтобы получать и дарить желаемое наслаждение, не тратя времени на мысли, бесполезные в такой ситуации. К счастью, круглый двор базы был достаточно большим, чтобы дать нам достаточно пространства для прелюдии нашей любовной игры.

В какой то момент оказался стоящим, на четырех лапах позади Люси, глубоко вдыхая аромат ее прекрасной половой щели, моргающей в предвкушении. Мое чувство запахов было перестроено на наивысший возможный уровень чувствительности и аромат драконьей похоти Люси, и ее полной желания сексуальной готовности, в буквальном смысле сводили меня с ума. Однако это сексуальное безумие было приятнее всего, что я испытывал прежде. Я использовал свой длинный узкий язык, чтобы доставить как можно больше удовольствия моей возлюбленной драконьше. Он легко вошел в ее половую щель и я начал нежно исследовать ее, ища самые чувствительные точки. Это заставило Люси застонать и взреветь от удовольствия, и я получил я получил мощный поток ее великолепных любовных соков смешанных снекоторым количеством мочи, когда она достигла первого оргазма. В следующее мгновение, я услышал громкий рев, одновременно повелительный и умоляющий. Слова были не нужны, чтобы понять его. Люси была готова, к следующему этапу наслаждений, и требовала чтбы я немедленно овладел ею.

С громким счастливым ревом , полным силы и предвкушения я встал на задние лапы. Так как я был способен не только стоять но и ходить и бегать на задних лапах, сохраняя идеальное равновесие, с той же легкостью, что и на всех четырех, я мог быть идеально нежным с моей самкой, взбираясь на нее. Люси держала хвост поднятым вверх и отведенным в сторону, давая мне полный доступ к своей половой щели. Я быстро сделал несколько шагов вперед, и мой пенис коснулся ее чешуи рядом с половой щелью. Его ищущие движения стали еще более быстрыми и, в следующее мгновение, его кончик вошел в половую щель Люси. Как только это произошло, ее великолепная мокрая и мягкая вагина, начала двигаться, сжимая мой пенис и массируя его, чтобы доставить мне еще большее удовольствие. Это было похоже на то, что делают самки дельфинов, насколько я мог представить себе это по описаниям, которые читал, но гораздо приятнее, так как вагина Люси была подвижнее и намного сильнее вагины любой самки дельфина. Изо всех сил сдерживая оргазм, я быстро шагнул вперед, вталкивая свой пенис в вагину Люси максимально сильными и длинными фрикциями бедер, стараясь войти в неее как можно глубже, до наступления моего оргазма. В следующее мгновение я понял, что, в моей исходной форме, я могу здерживать оргазм так долго, как того захочу. Это просто сделает конечное удовольствие еще более сильным. Тем неменее я продолжал продалкивать член вперед так жестко, как мог, так как ясно чувствовал, -- это было именно то, чего хотела от меня Люси. Когда я вошел в нее на всю длину моего пениса, от чего ее великолепнпное влагалище восхитительно тесно и с огромной силой охватило его, я наклонился вперед, положил передние лапы на бедра Люси, крепко ухватившись за них, и начал трахать ее со средней скоростью максимально жесткими короткими фрикциями. Одновременно я двигал своим пенисом в ее вагине, скорее как очень сильным и подвижным щупальцем, чтобы доставить максимальное удовольствие. Это было очень приятно для нас обоих, но это по-прежнему было не совсем то, что Люси хотела от меня в этот момент.


– Пожалуйста взберись на меня, Шторм. Я хочу чувствовать весь вес и силу твоего тела, когда ты меня трахаешь, -- сказала она повернув ко мне голову.


Я кивнул, отпустил ее бедра, и наклонился вперед по-другому. На этот раз я крепко схватил ее за плечи, постепенно ложась вся большей частью своего веса на ее спину, укрытую сложенными крыльями. Ее мышцы под кожей и чешуей напряглись, ощутимо увеличившись при этом, а ее тело стало чуть жестче, по мере того как она использовала все большую часть его физической силы, чтобы поддерживать мой вес. Я отчетливо ощутил, что это было наслаждением для нее. Подтверждая мои ощущения она сказала, что хочет, чтобы я лег на ее спину всем своим весом. Я лег на нее всем своим весом и просто продолжил трахать ее, постепенно меняя манеру действий, чтобы найти ту, которая наиболее приятна для Люси, но она не хотела ждать, поэтому просто сказала мне, чего хочет. Она хотела почувствовать силу наших тел, поэтому попросила меня трахать ее максимально жестко быстрыми фрикциями средней длины, используя весь свой вес так, словно я собирался столкнуть ее на землю с передних лап. Я был более чем счастлив услышать это, так как это было именно то, чего мне больше всего хотелось в этот момент. Я начал трахать ее таким образом, сначала нежно потом все жестче. Она начала отвечать на мои толчки с силой удара задницей мне в брюхо. Это было невероятное наслаждение. Ощущение силы наших тел заводило нас еще больше, и с силой ударятся телами, занимаясь любовью, тоже было для нас удовольствием, ведь наши тела были великолепно защищены сильными мышцами, прочной кожей и чешуей.

Когда мы провели некоторое время, трахаясь таким образом, я понял, что это может продолжаться очень долго, так как я мог сдерживать свой оргазм, лишь чуть ниже его окончательного пика, непрерывно получая удовольствие от постепенного нарастания его силы, а Люси испытывала цепь оргазмов, сдерживая каждый из них до тех пор, пока он достигал именно той силы какой ей хотелось. Собственно единственным, что могло нам помешать продолжить наше занятие, была усталость, но наши тела обладали более чем драконьей выносливостью. Мы быстро обнаружили, что наши длинные и подвижные шеи, позволяют нам легко целоваться в позиции, которую мы использовали, и это дало нам еще один способ доставлять и получать даже большее наслаждение. Собственно, все происходящее имело три разных уровня. Первым были трах и поцелуи; дальше был сильный поток удовольствия, которое мы доставляли друг другу, используя манипулятивные возможности наших половых органов; и был третий поток очень сильного и необычного удовольствия, идущий о наших прозрачных тел, вовлеченных в сексуальное взаимодействие на магическом плане мира.

Ощутив желание добавить некоторое разнообразие к невероятной силе удовольствия, которое мы дарили друг другу, мы начали экспериментировать с различными позициями для секса.

Первой, испробованной нами, позицией была драконья версия человеческой «католической» позиции. Я встал на задние лапы, а Люси легко перекатилась на спину, по-прежнему удерживая при этом часть длины моего пениса своим влагалищем. После этого я сел на хвост позади не и, наконец, лег на нее брюхом. Эта позиция была интнтересна кое чем, так как позволяла мне использовать передние лапы, чтобы ласкать тело Люси и щекотать ее (при этом, Люси, делая тоже самое для меня, могла использовать не только передние, но и задние лапы, ни сколько не уступавшие передним в ловкости и манипулятивной подвижности), лежа на ней всем моим весом, именно так, как нравилось ей больше всего. Я использовал задние лапы, чтобы поднимать свое тело, потом просто позволяя ему падать вниз, делая мои трахающие движения мощнее.

Дальше я предложил Люси попробовать позу «всадницы». Мы просто перекатились в «драконьей католической» позиции так, чтобы я лежал на спине, потом Люси просто подняла свое тело, и «села на хвост» на нижней части моего брюха. Ее задние лапы стояли на земле и она могла легко поднимать и опускать свое тело, чтобы «прокатится» на моем пенисе. Она выглядела при этом чрезвычайно красиво в своей золотой чешуе, сверкающей в ярком солнечном свете, особенно когда раскрыла свои великолепные крылья, позволив солнцу просвечивать сквозь них. Собственно трах был лишь частью того, что доставляло мне наслаждение в этой позиции. Люси всегда била чрезвычайно хороша в позе «всадницы». Ее движения представляли собой совершенный танец красоты и соблазнения, когда она «скакала» на мне, и он был в тысячи раз прекраснее теперь, кода она делала это в своей исходной форме. Восхищение его красотой навело меня на интересную идею. Я попросил Люси попробовать поменять позицию задних лап, опершись на землю по бокам от меня коленями, чтобы ее поза «всадницы» стала ближе к исходной – человеческой. При моих словах, ее глаза заискрились еще более сильной похотью.

Делать что-то «на человеческий манер» имея тело дракона было несомненно намного удобнее, приятнее и более возбуждающе (если это делалось во время секса), чем пытаться делать что либо «по-драконьи», будучи человеком. Как я и ожидал, задние лапы Люси обладали более чем достаточной подвижностью, для того, чтобы мою идею можно было осуществить. Она просто подняла сначала одну, потом вторую заднюю лапу, выведя их ступни (которые могли столь же успешно играть роль ладоней), так, чтобы они окзались не под ней, а позади нее, точно так, как это происходит с человеческими ступнями в той же позе. Теперь она сидела на мне именно в позе «всадницы», обхватив мои бока бедрами и коленями, и это было нечто, -- так как именно благодаря этому, она смогла использовать все прекрасные соблазняющие движения «танца всадницы», которые использовала будучи человеком, без необходимости придумывать подходящую драконью версию каждого из них. Была еще одна позиция, которую мы использовали занимаясь сексом, когда были людьми, которая теперь оказалась для меня чем-то куда более приятным и возбуждающим.

Это был миньет.  Мы быстро выяснили, что наиболее комфортная позиция при это мдля наших исходных форм позиция, -- это драконий вариант позиции «69», когда я лежу на спине, а Люси стоит надо мной на четырех лапах. Дллжен сказать, что заниматься этим во так, было гораздо удобнее, чем в любой позиции, какую мы использовали для этого, когда были людьми. Моя длинная подвижная шея, давала мне идеальный доступ к половой щели Люси, а она просто стояла надо мной, в удобной и естественной позе. Мой язык был идеальным инструментом для кунилингуса, но я мог так же легко использовать и всю морду, чтобы ласкать чрезвычайно чуствительную киску Люси, касаясь ее, покусывая, целуя, или вдувая в нее мощные струи воздуха ноздрями, или  ртом.  В то же время особенности строения шеи, языка и пасти Люси, позволяли ей творить невероятные чудеса, играя с моим членом. Ее длинная морда позволяла ее брать в пасть значительную часть его длины, не задействуя горло. Она могла обернуть свой язык спиралью вдоль всей длины моего члена, которую брала в пасть, или лизать и щекотать его чрезвычайно чувствительную плоть неисчислимым множеством способов. Ее губы были теперь гораздо подвижнее и чувствительнее, чем губы ее человеческого тела, но самым восхитительным и возбуждающим был ее полный двойной набор зубов. Мне всегда нравилось. Когда она нежно сжимала мой член зубами, делая мне миньет, но теперь, когда у меня был драконий член, а у нее, -- драконьи зубы это было в тысячи раз более приятным и возбуждающим, чем когда либо прежде. Однако наиболее сильное наслаждение началось для меня. Когда Люси обнаружила, что может легко взялть горлом всю длину моего пениса, и держать его там очень долго, не испытывая настоятельной потребности в дыхании.

Еще одной формой чрезвычайно сильного и необычного удовоствия оказалось обыкновенное дрочение. Когда Люси сжала мой член, своей чешуйчатой передней лапой, и стала двигать ею вверх и вниз вдоль всей его длины, мое наслаждение было неописуемым.

Мы провели весь день, используя возможности наших драконьих тел, их инстинкты и наш прежний, человеческий, сексуальный опыт, чтобы найти высшие пределы наслаждения, а потом забраться выше их.

Когда наконц мы оба ощутили, что на сегодня достаточно, мы обсудили вопрос выбора лучшей позиции, для сильнейшего финального взрыва наслаждения, которым станет для нас мой единственный оргазм, сила которого постепенно росла весь день, и мощная эякуляция. Нам понадобилось не много времени, чтобы решить, что мне следует снова взобраться на Люси, и жестко трахать ее некоторое время, а потом высвободить свой оргазм, после того, как она подготовит достаточно сильный собственный, достаточно долго сдерживая его.

Я взобрался на Люси так же как в самом начале, но на этот раз начал трахать ее анус так же жестко, как несколько позже собирался трахать ее влагалище. Этот вид траха был очень сильным и особенным удовольствием. Конечно анус Люси не был столь чувствительным, как ее влагалище, но по желанию (значительным мысленным усилием) она могла сделать его внутренность очень чувствительной, и, в отличии от ее человеческого ануса, он был способен совершенно безболезненно растягиваться до необходимого размера, а потом принимать исходный размер.

Оттрахав анус Люси так жестко, как мог, в течении полных десяти минут, я вытащил свой пенис, отступая назад в процессе, а потом снова взобрался на нее. На этот раз я вошел в ее влагалище. На этот раз я вошел в нее медленно и ее влагалище было полностью расслаблено при этом. Я всем весом лег на ее спину и мы стали нежно и страстно целоваться. Потом ее киска сжала мой пенис одним мощным внезапным усилием. Я начал вытаскивать свой член сильными короткими рывками. Делать это моим драконьим членом было очень приятно. Потом ее влагалище немного расслабилось и мы начели чрезвычайно приятную и сложную игру, лаская гениталии друг друга собственными и наслаждаясь тем, манипулятивные возможности наших драконьих половых органов позволяют нам это делать. Я медленно вытащил свой пенис до половины его длины и начал трахать влагалище Люси длинными и чрезвычайно сильными толчками проталкиваю свой пенис сквозь ее влагалище, которое она каждый раз напрягала при и этом. По мере того, как напряжение ее оргазма, которое я легко мог чувствовать в ее теле, усиливалось, мои толчки постепенно стали более короткими и резкими. Некоторое время я трахал ее очень короткими и сильными толчками, во время которых, весь мой пенис оставался в ее влагалище, я лишь чуть вытаскивал его движением бедер перед следующим толчком. Потом, когда Люси решила, что оргазм, уже сформировпавшийся в ней, достаточно силен, я еще немного вытащил свой член из ее влагалища, собрал всю мою любовь, все восхищение ею, и всю похоть и силу двух моих оболочек, -- и, наконец, толкнул свой член в ее влагалище последней самой мощной фрикцией, высвобождая столь долго сдерживаемый двойной (так как в действие были вовлечены оба моих тела, прозрачное и физическое, на соответствующих планах мира) и упал на спину Люси чтобы расслабиться в невероятно долгой и сладостно эякуляции. В этот момент Люси осела на землю, приняв наиболее устойчивую и комфортную позу, -- легла на брюхо. Она просто полностью расслабилась, позволяя самому сильному из испытанных ею сегодня оргазмов сотрясать ее тело сладкой дрожью, пока мощная струю спермы из моего члена, дрожащего всей длиной в ее предельно напряженном влагалище, поддержмвала ее наслаждение на его высшем уровне все время моей эякуляции.

Когда последний наиболее мощный этап сексуальных наслаждений, полученных нами сегодня, закончился, мы некоторое время просто лежали без движения, купаясь в его отзвуках, столь же мощных и долгих, как и само пиковое удовольствие. Потом я встал на четыре лапы и медленно отошел в сторону, давая Люси возможность встать, если она захочет это сделать, не поднимая при этом и меня. Глядя на свою золотую красавицу-дракньшу, просто ради удовольсвтвия видеть ее великолепное совершенство и восхищаться им, я заметил белую лужу моей спермы, медленно увеличивающуюся на земле под основанием ее хвоста. Как доказательство моего потенциала как самца эта кртина обладала значительной эротичностью, но пока в моем теле не было даже следов нового полового возбуждения. Собственно говоря я чувствовал очень сильную, глубокую и приятную сексуальную удовлетворенность, смешанную со следами отзвуков моего оргазма. Анализируя свои ощущения, и сравнивая их с соответствующими данными из внутренней «базы данных», входящей в генетический код моего физического тела (и ее версии для моего прозрачного тела), я понял что могу, «сбросить» состояние сексуальности двух моих оболочек, значительным мысленным усилием, чтобы быть готовым к новому сексу настолько быстро, насколько это возможно.

Иначе мое нынешнее состояние глубокой и спокойной сексуальной удовлетворенности может длиться очень долгое время. Я улылыбнулся, и посмотрел на Люси, увидев совершенное отражение того же состояния сексуальности двух ее тел в ее прекрасных золотых глазах. Фактически, она «сбрасывала» состояние сексуальности свих тел после каждого оргазма, испытанного ею пока мы занимались сексом, ни разу не заметив, что делает это. А сейчас, когда она больше не была в настроении для немедленного продолжения секса, эта особенность ее тел позволила ей сохранить удовлетворенность и наслаждение от оргазма, который она сочла для себя последним на сегодня. Кто, или что бы не создало фактический дизайн исходной формы моего физического и прозрачного тел, используя мои мечты, чтобы направить этот процесс, там где это было возможно, и понятие максимально возможной гармонии с ними в остальных случаях, -- по-моему, он был действительно идеален. Я был чрезвычайно рад, что наших с Люси обсуждений драконьего тела, которое я мечтал иметь, оказалось достаточно, чтрбы исходной формой Люси стало тело самки дракона, имеющее тот же дизайн.

Я посмотрел на небо над двором базы. Оно было покрыто большими яркими звездами, окружающими луну, чуть закрытую легкими облаками. Судя по тому, что я видел, и по моему внутреннему чувству времени (чрезвычайно точному в моей исходной форме, благодаря ее особенностям, и почти на столько же точному в моей человеческой форме, благодаря нынешнему уровню развития моего астрального тела) была уже глубокая ночь.


– Пойдем в подходящую спальную камеру в логове, или просто останемся здесь на ночь, -- с улыбкой спросил я Люси, не сомневаясь в том, что она мне ответит.

– Зачем нам беспокоить себя тем, чтобы куда-то идти, если, в наших исходных формах, нам будет идеально комфортно оставаться здесь, -- ответила она с улыбкой, полной глубокого, спокойного счастья и удовлетворенности.


Я кивнул, подошел к ней слева, и лег достаточно близко, чтобы наши тела соприкасались. Я укрыл ее крылом, чувствуя себя спокойным, счастливым, и в безопасности. Мы совсем не устали, поэтому мы поговорили некоторое время, лежа вот так под ярким небом карпатской летней ночи. Мы говорили о наших жизнях, сравнивая наши чувства и мысли обо всем, что дали нам Ключи; о наследии Создателя Ключей и Ордене Мечтателей, каким мы могли представить его, когда он будет иметь значительное количество членов и потенциал, который обеспечат ему их личные магические силы, и та политическая, или финансовая власть, которой, возможно, будут обладать некоторые из них в нашем мире. Мы пытались найти, какой либо приемлемый способ превратить Орден в нечто большее, чем то чем он должен был быть, согласно нынешним планам, чтобы использовать его потенциальные возможности для изменения к лучшему этого мира, но наших знаний и потенциалов наших мозгов (исходных для них в наших исходных формах, так как мы решили, что сейчас неподходящее время для того, чтобы экспериментировать с изменением их структуры, при помощи соответствующих особенностей наших тел) было по-прежнему явно недостаточно, чтобы найти какие либо приемлемые решения, даже чисто теоретически. Тем не менее, мы были удовлетворены нашим разговором. Нам просто нравилось разговаривать вот так, так как между нами было глубокое понимание и мы могли говорить друг другу о любых своих идеях и мыслях не боясь фатального непонимания. Тот факт, что наша попытка найти приемлемые решения проблем нашего мира, при помощи наших новых возможностей и знаний, провалилась, как и все подобные попытки, предпринятые ранее, ни сколько не обеспокоило нас, так как мы собственно и не рассчитывали на какой либо успех.

Потом мы просто положили головы на передние лапы, закрыли глаза, и медленно уплыли в сон с чувством спокойного счастья и комфорта, которое, каждому из нас, давало присутствие друг друга.

Меня разбудили хлопанье драконьих крыльев прямо над моей головой и волна сильной магии, которую я ощутил чувствами своего прозрачного тела. Я открыл глаза и поднял голову, уже зная, что я увижу. Я знал магию, которую почувствовал. Она была известна мне из моей «магической книги», очень сильная и необычная магия, используя которую, заклинатель должен находиться в исходной форме. Эта магия называлась «Полет теней». Она была в чем-то схожа с заклинанием Длинного шага, но эта магия предназначалась, главным образом для путешествий между разными мирави, измерениями, вселенными и т.д.. Ее было очень тяжело обнаружить, так как заклинатель применял эту магию к себе самому. Фактическ, она воздействовала на прозрачное тело заклинателя (или на магические свойства его физического тела, как это было в случае с леди Джейнарой) чтобы ему было легче делать определенные вещи с его помощью. Применять эту магию следовало во время полета. После ее применения, заклинатель дожжен использовать свою волю и возможности своего прозрачного (или физического) тела, начав, летя при этом вперед, изменять мир вокруг себя так, чтобы он постепенно становился все больше похожим на то место в другом мире, куда стремился попасть заклинатель. Фактически, при этом заклинатель не менял мир вокруг себя, а перемещал себя в другой мир, где изменяемое им место, всегда выглядело так, как оно должно было выглядеть, будучи «измененным». Когда мир, над которым летел заклинатель, становился неотличимым от места назначения, это значило, что он летит над тем местом, куда собирался попасть (если в процессе он не сделал ни одной ошибки). Всплеск специфической магической энергии, разбудивший меня, мог быть обнаружен лишь в очень малой области (сфере с радиусом меньше 30 футов) с центром в точке, где заклинатель остановил действие магии «Полета теней», чтобы полностью войти в мир, место и время назначения. Эта магия могла быть так же использована для того, чтобы попасть из одного места в другое в том же мире, или из одного момента времени в другой в будущем или в прошлом (собственно, в случае необходимости, заклинатель мог во время «Полета теней» преобразовывать все три параметра) но эта магия требовала от мага больших усилий, мастерства и опыта, для успешного ее применения.

Открыв глаза я увидел, что Люси тоже проснулась, и смотрит куда то в утреннее небо над нами с восхищенным выражением в глазах, и дружеской улыбкой. Я посмотрел в том же направлении.

Там была белая драконьша того же вида, к которому принадлежала исходная форма Селтиноса. Ее тело выглядело сильным, но при этом отчетливо женственным (она так же была несколько меньше Селтиноса).

Леди Джейнара (учитывая обстоятельства, не могло быть сомнений, что это она) была невероятно прекрасна, медленно кружа над нами в ярких лучах утреннего солнца. Глядя на ее грациозный полет, пока она продолжала спускаться, кружа по спирали внутри объема, охваченного магическим защитным периметром базы, я думал о том, что могу искренне повторить слова Селтиноса о наших возлюбленных, если поменять в этом утверждении местами имена Джейнары и Люси.

Когда леди Джейнара легко приземлилась во дворе базы, у самой его границы. И сложила за спиной свои белые крылья, встал на четыре лапы, и пошел к ней, чтобы приветствовать ее в нашем мире и на территории базы. Люси последовала за мной, идя плечом к плечу со мной, достаточно близко, чтобы моего тела своим. В тоже время, селтинос показался из входа в подземную часть базы. Быстро шагая на четырех лапах. Он коротко кивнул нам в знак приветствия, и пошел к своей леди. Джейнара тоже зашагала к нам. Когдамы собрались недалеко от центра двора базы, Селтинос и Джейнара приветствовали друг друга, склонив головы и слегка раскрыв крылья, в грациозной драконьей версии куртуазных поклонов.


– Иастер, шторм, леди Люсия, позвольтем мне представить волшебницу Джейнару, леди моего сердца и самую прекрасную драконшу из всех, кого я знаю, -- Селтинос улыбнулся яркой, совершенно счастливой улыбкой. Моя леди, серый дракон с рогами в форме лезвий, -- мастер Шторм, первый Мечтатель в этом мире, использовавший Ключ Изменчивого Дракона Серого Пламени. Именно он предложил идею и название нашего ордена, которые я тебе описал недавно, к тому же он ведущий ИТ-специалист нашего ордена. Великолепная золотая драконьша, почти столь же прекрасная, как и ты, моя леди, -- стоящая слева от него – леди его сердца Люсия. Она очень талантливый художник, ведущий веб-дизайнер нашего ордена и волшебница, с тех пор как использовала Ключ Изменчивой Золотой Драконши серого Пламени.


Джейнара приветствовала меня и Люси еще одним грациозным куртуазным поклоном. Мы ответили тем же.


– Мастер Шторм, леди Люсия, я рада встретиться с вами в этом мире. Ваша идея, какой Селтинос описал мне ее, -- именно то, что нужно нам, чтобы начать делать то, что мы должны начать делать. Теперь, когда наследие Создателя Ключей полностью скопировано в информационную централь этой баз, я прошу вас немедленно начать работу согласно вашему плану. Список Ключей, уже созданных на данный момент с их детальными описаниями и наши предложения по поводу описания сюжета для главной страницы сайта – уже подготовлены. Селтинос показал мне созданный вами сайт и мы пришли к выводу, что он не требует никаких изменений, которые мы могли бы предложить.

– Это удовольствие и честь для нас, моя леди. Мы начнем тот час же, -- сказал я, вновь поклонившись. Люси просто присоединила свой поклон к моему, подтверждая мои слова.


Потом мы развернулись настолько быстро и грациозно, насколько было возможно на четырех лапах и ушли в подземную часть базы, двигаясь средней скорости драконьей рысью. С одной стороны мы действительно рады были начать реализацию нашего плана как можно скорее, с друго мы оба знали, что сейчас нам нужно как можно скорее оставить Селтиноса и Джейнару наедине. На прекрасной мордочке Люси было ясное выражение понимания, когда мы рысью бежали коридорам базы к информационной централи. Это заставило меня улыбнуться, думая наблюдали ли Селтинос или Джейнара за мной и Люси, когда мы занималась любовью, и если кто-то из них или оба наблюдали за нами какое-то время, с помощью маги базы, контролируемой и поддерживаемой Селтиносом, используют ли они что либо из того, что видели, для собственных любовных утех.

Когда мы заняли свои рабочие места за сдвоенным главным терминалом в информационной централи базы, я использовал магию базы, чтобы отыскать свой рюкзак. Теперь он лежал в спальной камере средних размеров, комфортной для двух существ моего исходного размера (она предназначалась для нас с Люси в качестве «личной» территории). Потом я использовал магию базы, просто телепортировав свой лаптоп прямо себе в лапы, а спутниковый телефон и еще кое какое снаряжение, которое могло мне понадобиться, -- на пол с лева от себя.

Конечно к тому времени моея электроника могла работать только после подзарядки батарей, или от внешнего источника. Я улыбнулся думая о том, как решить эту проблему наиболее эффективно и быстро, Люси тем временем начала окончательную сборку системы выбора Ключа для нашего сайта, используя информацию подготовленную Селтиносом и Джейннарой. Она активировала один из магических кристаллов, окружающих ее рабочее место, используя многоцветную трехмерную магическую иллюзию как экран, но она не двигалась во время работы, так как для ввода использовала магические интерфейсы.

Я повернул голову к одной из заклинательных структур, предназначенных для снабжения электроэнергией электронного оборудования информационной централи, и начал настраивать ее соответствующим образом. Используя мои права управления магией базы, поддерживающей эту структуру. Когда параметры потока электриктричества, который могла обеспечить эта структура, стали подходящими для моей электроники, мне пришлось создать дополнительную заклинательную структуру, основанную на комбинации форм «Паутина Меди», сконфигурированной должным образом, чтобы использовать ее, как комплект розеток, для подключения моей электроники. На физическом плане она имела вид нескольких маленьких конструкций из плоской медной проволоки, имеющих подходящую форму, чтобы удерживать соответствующим образом токопроводящие части стандартных «научных» вилок. Эта конструкция была закрыта слоем плотного воздуха, предназначенным для изоляции токопроводящих конструкций и поддержания вилок в правильном положении (эта конструкция была основана на заклинании-форме «Оболочка Воздуха»). Я соединил две системы заклинаний, и подключил свою электронику.

Потом я поставил свой лэптоп перед собой, на место, предназначенное для основной клавиатуры и прочих устройств интерфейса, работающих по законам науки. Так как эта заклинательная система для обработки данных, с самого начала была была предназначена для того, чтобы стать частью высокоинтегрированной структуры, включающей в себе «научное» компьютерное оборудование, все, что мне нужно было сделать, чтобы иметь возможность работать на своем лэптопе с данными, хранящимися в заклинательной системе, -- это «завернуть» лэптоп в соответствующую часть заклинательной структуры, и првильно настроить эту часть, чтобы интегрировать лэптоп и заклинательную систему.

Исследуя ИЗС через лэптоп, я улыбался и тихо посмеивался. Не смотря на то, что лэптоп «видел» лишь малую часть, сегмента заклинательной системы, специально сделанного «понятным» для «научных» комьпьютеров, выглядело это более чем впечатляюще.

Я открыл на лэптопе окно вэб-броузера и загрузил сайт, который создали мы с Люси, чтобы посмотреть, как он будет выглядеть для тех, кто будет просматривать его при помощи «научного» оборудования. Люси глянула на экран, удовлетворенно кивнула, и мы начали обсуждать, дословный текст описания сюжета на главной странице сайта и особенности сортировки Ключей по категориям для поисковой системы сайта.

Мы потратили несколько часов на окончательную доработку сайта, в основном используя для этой работы ИЗС. В данный момент мой лэптоп был нужен, чтобы видеть, какой именно эффект оказывали на «научные» компьютеры и программное обеспечение, изменения, вносимые нами сайт. Когда доработка, включая создание соответствующих ссылок на тексты существующих Книг Ключей, была закончена, мне пришлось искать способ установить надежное соединение с Интернет через мой спутниковый телефон, не смотря на то, что мы находились под землей. Я начал думать как создать при помощи соответствующую антенну и фидер, но очень скоро пришел к выводу, что гораздо легче и эффективнее решить эту проблему чисто магическим путем. Я просто использовал магию базы, чтобы убрать расстояние между объемом, занятым спутниковой антенной моего телефона, и таким же объемом, расположенным высоко в воздухе над центром двора базы, срезу под верхней границей внешнего периметра магической защиты. Так как магия базы была чрезвычайно мощной и сложной, это было легко осуществимо, даже когда я сделал сопряженный объем, охватывающий спутниковую антенну телефона, подвижным, чтобы иметь возможность, в случае необходимости перемещать телефон, не теряя соединения. Я подключился к сети через свой спутниковый телефон, и лэптоп и начал искать подходящий хост-сервер для нашего сайта. Я пытался работать очень быстро, так как качество в тот момент было гораздо важнее скорости.

Наконец я выбрал подходящий хост-сервер, заработавший свою безупречную репутацию, в первую очередь, уровнем защиты и конфиденциальности данных клиентов. Они могли предоставить значительно больший объем дискового пространства, чем занимал наш сайт на данный момент, и не имели скверной привычки, задавать своим клиентам слишком много вопросов о том, кто они и чем занимаются. Это было дорого, -- действительно дорого. Однако, учитывая тот факт, что ни мне ни Люси больше не нужно было есть, а значит и покупать еду, чтобы жить, мы достаточно легко могли позволить себе платить абонплату, за самый навороченный вариант хостинга, рассчитывая только на наши зарплаты.

Оплачивать что либо из того, что вы можете получить в Интернете, с помощью кредитной карточки, -- гораздо легче и быстрее, чем зарабатывать необходимые для этого деньги, если вы достаточно хорошее знаете, как делать электронный вариант всей необходимой бумажной работы.

Потратив значительное количество времени на правильную настройку параметров безопасности для учетной записи на хост-сервере, я запустил процесс загрузки данных. Он занял довольно долге время, не смотря на то, что я оплачивал максимальную скорость коннекта через свой спутниковый телефон, но, по крайней мере, это было не слишком дорого, так как сумма, которую я платил за соединение, не зависела от времени проведенного в сети, или объема трафика.

Когда процесс загрузки был завершен, погрузился в настройку соответствующей защиты сайта и параметров доступа к нему, а Люси начала добавлять URL и описание сайта в базы самых больших вэб-поисковиков, оставлять информацию на форумах и добавлять к открытым линклистам наиболее подходящих вэб-ресурсов (прежде всего посвященных TF тематике).

Когда вся защита, какую я мог создать для сайта Ордена, пока он находился на внешнем хост-сервере, была создана, я переключился на помощь Люси в той работе которой занималась она.

Когда эта работа тоже была закончена, все что нам нужно было делать, -- это следить за самим сайтом, и комментариями по его поводу, появляющимися в сети, чтобы знать ситуацию, и максимально быстро реагировать на нее в случае необходимости.

Мы оба знали, что нужно довольно значительное время, прежде чем у нашего сайта появиться какое-то число посетителей. Я настроил систему уведомлений, использовав соответствующую систему хост-сервера, ИЗС и магию базы, чтобы мы с Люси всегда знали о событиях на нашем сайте, не зависимо от того, где на базе мы будем находиться, и что будем делать в тот момент.

Когда это было сделано, мы улыбнулись друг-другу, и принялись за, возможно, самую приятную часть нашей работы. Мы начали отправлять электронные письма.

К тому времени когда я встретил Люси, мы оба были активными участниками нескольких вэб-сообществ и проектов, посвященных TF тематике (собственно говоря, я впервые встретил Люси на одном из TF форумов). У меня, как и у Люси, было много хороших друзей в этих сообществах, которых я знал достаточно хорошо, чтобы предположить, что они – Мечтатели. Во многих случаях, я мог даже сказать, какой именно Ключ кому из них нужен, будучи достаточно уверен, что не ошибаюсь. Отправлять эти письма, чтобы помочь, хотя бы некоторым из мох друзей, воплотить их мечты, использовав Право Мечтателей, было очень приятно. Тем не менее, это было и достаточно сложно. Я не мог просто писать им письма, описывая ситуацию, такой, какой она была на самом деле. Причиной тому были скорее соображения милосердия, чем доверия или безопасности. Всегда была вероятность, что для кого-то из моих друзей их мечты о преобразовании, или превращении, не были самыми глубокими, истинными и сильными из всех, что были у них. В этом случае они не были настоящими Мечтателями. Я не знал, существует ли приемлемый способ, сделать мечту достаточно сильной, для использования Права Мечтателей, если она не была такой с самого начала. Чтобы уберечь своих друзей от боли разочарования, невозможностью воплотить мечты (которые они считали истинными), несмотря на полученный шанс сделать это, мне приходилось писать каждое письмо очень тщательно и осторожно, чтобы заставить читающего пойти на сайт Ордена и пытаться использовать Ключ, который я считал подходящим ему/ее, или искать таковой самостоятельно; при это не сказав ни слова о том, что тексты Ключей выложенные на сайте, действительно обладают магической силой. Те, кому предназначались мои письма, не должны были иметь даже самых ничтожных подозрений о реальной ситуации. Кое-кто из них мог не понять, что если Ключ, который они считали для себя подходящим, не сработал для них, то это означало только то, что они небыли бы действительно счастливы и удовлетворены, той исходной формой, которую давал этот Ключ, если бы он сработал для них. В этом случае, некоторые из них могли решить, что Орден Мечтателей сильно их оскорбил, и это могло создать много серьезных проблем для ордена.

На протяжении следующей недели, я не слишком часто видел Селтноса или Джейнару. Мы с Люси проводили большую часть времени в информационной централи, -- работали в сети, или спали. Селтинос и Джейнара в свою очередь почти все время проводили в главной лаборатории базы, работая с наследием, Создателя Ключей, чтобы узнать все возможности этого невероятного знания, и чтобы завершить создание Ключей разработанных Создателем только до определенной степени, к тому времени, когда он по неизвестным нам прекратил работу в своей лаборатории.

Нам радостно было видеть, что, со временем, вокруг сайта, Ордена начало формироваться большое, активное и интересное сообщество. Разработанного нами описания сюжета, и описаний Ключей в поисковой системе сайта, оказалось более чем достаточно для того, чтобы посетители сайта начали использовать его как место и основу, играя в новую ролевую игру в жанре фэнтези с сильны уклоном в TF. Наблюдая за тем, как в нее играют другие пользователи сайта, и принимая ней активное участие, как системный администратор и главный модератор сайта, я вынужден был признать, что эта игра была намного интереснее любого из подобных проектов, которые я когда либо видел, или слышал о них. Получив достаточное количество материала, игроки быстро развивали игру сами, без особой помощи с нашей с Люси стороны.

Самый волнующий момент того времени наступил для нас обоих, когда мы получили первое электронное письмо на, скрытый магией адрес. Его содержание оказалось чрезвычайно приятным. Фактически для меня как системного администратора Ордена мечтателей, его несомненно можно было назвать «воплощенной мечтой».


Приветствую, мастер Шторм.

Полагаю, ключевые утверждения исходного описания фэнтезийной TF игры «Орден Мечтателей», в действительности – реальные факты, как и существование ордена.

Я много достиг в жизни. Тысячи людей скажут, что я чрезвычайно счастливый человек. Я создал свой собственный бизнес, который приносит мне доход, который даже очень богатые люди назовут большим, не смотря на то, что этот бизнес легален во всем без оговорок. Тем не менее, я не был даже в малейшей степени счастлив на столько, как предположили бы многие, и я уверен, что Вы не спросите меня почему, так как сами знаете это чувство, мастер Шторм.

Жизнь обычного человека абсолютно бессмысленна, и только две вещи могут изменить это: настоящая любовь и настоящая мечта. Пока человек не сможет найти свою настоящую любовь и воплотить свою настоящую мечту он не будет по-настоящему счастлив несмтря на что либо иное.

Найти настоящую любовь, в большинстве случаев сложно, а воплотить мою настоящую мечту я всегда считал невозможным, так как знания магии давно забыты в нашем мире. Тем не менее, я никогда не пытался забыть о своей мечте. Ничего стоящего, что могло заменить ее для меня, просто не было.

Ваша «игра» дала мне все, что я искал: мою мечту и мою любовь. Некоторое время я просто посещал сайт, не решаясь прочесть текст Ключа, ведущего к моей мечте. Я думал, что это всего лишь игра, но это была очень хорошая игра. Я просто не хотел портить себе удовольствие. Было так приятно играть в эту игру, воображая, что моя мечта от меня всего лишь в одном щелчке мышью, что мне нужно всего лишь щелкнуть по ссылке и прочесть текст для того, чтобы воплотить ее. Потом играя в эту игру, я познакомился с девушкой, которая начала нравиться мне тем больше, чем больше мы говорили друг другу. Между нами было очень много общего, и среди многих других вещей нас была одинаковая мечта. Наконец мы решили встретиться лично. Когда мы так решили моя новая подруга предложила попытаться прочесть «наши» Ключи (как и я, она никогда не пробовала прочесть свой Ключ, чтобы не портить себе удовольствие, от мысли, что он может сработать). Она сказала, что возможно, наша привязанность заставит их действительно сработать. Сначала это была просто шутка, но, пока мы говорили об этом, наши мысли постепенно менялись. Мы мы обсуждали это все более серьезно, пока в какой-то момент, все понимание и все мысли о том, что заклинание, которые мы собирались произнести -- просто часть и не имеют реальной магической силы, исчезли. Мы сказали друг другу нечто вроде «Увидимся после первой трансформации» и щелкнули по ссылкам, ведущим соответственно к мужской и женской версиям Ключа Изменчивого Морского Воина Танцующей Воды.

Следующие два дня я провел, произнося Ключ. Когда я закончил, то уже не мог думать, что Ключ не имел реальной магической силы, даже если бы хотел этого. Я чувствовал заклинание внутри моего разума и памяти.

Как только я произнес последнее слово Ключа, я услышал сигнал входящего вызова от своего Skype-клиента. Первым что я услышал, ответив на вызов, был саамы счастливый девичий смех, из всех, что я слышал в своей жизни. Вызов был от моей подруги. Прошло несколько минут, прежде чем мы смогли действительно смогли сказать друг другу что либо сквозь счастливый смех, смешанный со слезами. Соответствующие версии Ключа сработали для нас обоих.

Когда мы снова обрели способность говорить, я сказал, что нам нужно добраться на берег моря, прежде чем засыпать, так как трансформироваться в Морского Воина, находясь за много миль от моря, -- идеальный пример испорченного удовольствия. Мы быстро выяснили, что находимся в разных странах, и оба – далеко от любого морского берега. Это был первый раз в моей жизни, когда мои финансовые возможности действительно сделали меня действительно счастливым. Две поездки на машине с максимальной возможной скорость, два перелета чартерным реактивным самолетом и через несколько часов мы вместе стояли на пустынном пляже, глядя на волны Атлантического океана. Мы уснули обнаженными на теплом песка над самой линией прибоя.

Мы провели целую неделю, плавая, играя и занимаясь любовью в океане, прежде чем смогли думать о чем либо кроме наслаждения, которым такая жизнь была для нас обоих. Вот почему я пишу это письмо, через столь долгое время после того, как использовал Ключ. Я надеюсь, что мы будем приняты в Орден, и сможем бывать в обществе тех, кто обладает возможностями и особенностями, подобными нашим собственным. Я так же надеюсь, что мое положение в человеческом обществе и мои финансовые возможности будут полезны Ордену, так как это придаст настоящий смысл сохранению человеческой части моей жизни, давя мне возможность поддерживать то, что действительно достойно поддержки.


С уважением Всадник Волн.


Я немедленно написал ответ Всаднику, подтвердив, что он и его подруга, приняты в Орден в качестве полноправных членов, и спросив его есть ли у них какие либо проблемы в решении которых им нужна помощь Ордена. Кроме того я я спросил, как зовут его подругу, имя которой он ни разу не упомянул в своем первом письме. Что он и его подруга Водяная Молния успешно использовали вторые заклинания из своих Книг Ключей, и теперь они учатся знаниями о магии, данными им этими заклинаниями, живя в небольшом доме на берегу Атлантического Океана, и проводя большую часть времени в самом океане. Пока у них не было проблем, ни с изучением магии, ни с тем, сохранением этого занятия в тайне.

Это было приятно и не удивительно.  Эти новые члены ордена легко могли проводить большую часть времени в своих исходных формах, не скрывая себя с помощью магии, чтобы избежать неприятностей, или вопросов. Морские Воины очень похожи на крупных дельфинов (вроде Стеносов или других видов схожего с ними размера). Единственная особенность, позволяющая легко отличить их от дельфинов – жабры.  Они похожи на жабры акулы, но, в отличии от многих видов акул, Морские Воины способны двыгать жабрами, прокачивая через них воду, поэтому они могут дышать под водой, сохраняя при этом неподвижность. Жабры Морских Воинов выглядят как два набора из четырех вертикальных щелей в их гладкой дельфиньей коже, расположенных сразу за головой. Когда Морские Воины имеют возможность дышать воздухом через дыхало на голове, их жаберные щели остаться закрытыми, при этом их невозможно заметить со сколь ни будь значительного расстояния. Любой, кто увидит их сберега, подумает что это дельфины. Танцующая Вода, занимающая в магических способностях Всадника Волн и Водяной Молнии то же место, что и Серое Пламя в магических способностях Селтиноса, Джейнары, Люси, или моих, была магическим элементом, подобным Серому Пламени своим происхождением и возможностями, но специально разработаны для того, чтобы быть особенно мощным и удобным для применения под водой. Всадник Волн и Водяная Молния легко могли практиковаться в применении большой части магии описанной в «магических книгах», предоставленных им Ключами, без всякого риска быть обнаруженными немагами, так как эта магия была предназначена для использования под водой.

В конце своего письма Всадник Волн так же спрашивал, может ли он чем либо помочь Ордену в данный момент.

Обсудив этот вопрос с Люси, Селтиносом и Джейнарой, я ответил еще одним электронным письмом, с прикрепленным к нему большим .xls файлом, содержавшим детальный список всего «научного оборудования» необходимого нам для базы.

Ответ Всадника пришел через два дня. Он спрашивал, как мы собираемся переместить оборудование со склада, где оно находилось, на базу Ордена. Мы некоторое время на электронную переписку, обсуждая возможные варианты. Наконец мы решили, что лучше всего сделать это помощью заклинания «Мост в никуда». Это был вариант «Тайного прохрода», не каких либо требующий приготовлений и магической поддержки, в одной из двух точек, соединяемых заклинанием во время телепортации. Оно требовало даже более сложных приготовлений в одной из точек, и гораздо больше магической энергии, чем, заклинание «Тайного прохода», но это не было проблемой в нашем случае, так как у нас было предостаточно магической энергии, которую мы могли использовать, и столько времени на подготовку, сколько понадобиться. Всадник Волн прислал мне точные географические координаты и размеры склада. Я нашел в сети подробные астрономические карты части неба, соответствующей этим координатам. Пока селтинос и Джейнара начали расчеты, необходимые, чтобы нацелить заклинание, используя, астрономические карты, географические координаты и размеры целевого объема, Люси начала приготовления, требующие больших объемов рисования, а я, строил необходимые заклинательные структуры. Которые могли быть построены прежде, до завершения расчетов и рисования.

Когда все приготовления были завершены, мы собрались в информационной централи, и Селтинос активировал заклинание, используя огромный уровень контроля над магией базы, которым он обладал, поддерживая Доменные Кристаллы Серого Пламени, питающие энергией эту магию. На этот раз никому из нас не пришлось использовать собственную магическую силу, чтобы наполнить энергией заклинание, так как его наполнила энергия из Доменных Кристаллов. Через свою собственную, более низкого уровня, связь с магией базы, я ощутил мощный поток магической энергии, а потом громадную вспышку магии, в момент активации заклинания. Было очень интересно наблюдать эффекты заклинания на магическом и физическом плане, с помощью магии базы, оставаясь в информационной централи, хорошее защищенной от того, что творилось в этот момент во дворе базы. Однако я знал, что стоять в этот момент где либо во дворе базы, не было бы слишком большим удовольствием. «Мост в никуда» на магическом плане сильно отличался от «Тайного прохода», но эффекты, вызванные заклинанием на физическом плане, когда оно начало действовать, были очень похожи. Однако они были гораздо сильнее, так как вся энергия, поддерживающая это заклинание, была сосредоточена в одной точке, в отличии от случая с «Тайным проходом», поддерживаемым с обоих концов.

Когда эффекты, вызванные заклинанием на физическом плане, постепенно исчезли, я увидел еще одну впечатляющую груду груза, на сей раз занимающую всю наземную площадь внутри магического защитного периметра почти без остатка.

Мы с Люси обменялись яркими счастливыми улыбками, и на четырех лапах галопом плечом к полечу покинули зал информационной централи. Прежде всего художник и вэб-дизайнер, Люси, в тоже время в достаточной степени, была специалистом по сетям и сетевым технологиям, чтобы разделять мое волнение, при виде полного комплекта новейшего компьютерного и лабораторного оборудования для базы.

Мы провели довольно много времени, расхаживая среди груза, и исследуя его, как читая этикетки обозначения на бесчисленных коробках и контейнерах, так и чувствами своих прозрачных тел. Потом мы начали сортировать груз, перемещая его с помощью магии базы. Когда груз был рассортирован по трем основным категориям: Оборудование для информационной централи, лабораторное оборудование, и различное «научное» оборудование, которое мы собирались установить повсюду на базе, -- мы использовали магию базы, чтобы отправить все оборудование первой категории в информационную централь, а оставшуюся часть груза – в две отдельные складские камеры, в складской соне базы. Мы просто не могли, многое делать одновременно, так как делать всю работу могли только мы с Люси. Селтинос и Джейнара сказали, что знают о «научном» оборудовании недостаточно, и только напрасно потратят наше и свое время. Пытаясь найти способ помочь нам с этой работой. Наши личные магические силы, знания и навыки магов, в данном случае, так же не могли помочь слишком многим, как и магия базы. Все это можно было использовать, чтобы заменить инструменты, но не для того, чтобы сделать большую часть работы.

Когда двор базы, был снова свободен от груд груза, мы галопом помчались назад в информационную централь, со счастливыми улыбками и предвкушением на мордах.

Первым, что нам нужно было установить, было впечатляющее количество розеток. Это было легко, так как мы использовали магию базы вместо шурупов и отверток, чтобы закрепить розетки в соответствующих местах, но вместе с настройкой, поддерживающих заклинательных структур таким образом, чтобы они обеспечивали все розетки заземлением и электроэнергией, имеющими необходимые параметры, это потребовало достаточно много времени. Потом нам нужно было установить комплект мощных блоков бесперебойного питания, так как я не хотел, чтобы электронное оборудование информационной централи полностью зависело от магии. Когда все было готово, для обеспечения электроники питанием, мы начали устанавливать «научные» оборудование интерфейса. Несколько плоских плазменных панелей, закрыли каменные стены зала почти до последнего дюйма, когда мы поцепили их для предназначенные для них места с помочь магии базы. Массивные прямоугольные корпуса больших громкоговорителей, казались странными сгустками полной темноты, умудряющимися висеть у стен под самым потолком, несмотря на белое сияние магических осветительных кристаллов, не оставляющее в зале места теням. Наконец мы установили комплект оборудования майкрософтовского «Вездесущего экрана», и начали распаковывать малые устройства интерфейса, устанавливая их на структурах-консолях пред каждым из двух рабочих мест главного терминала. Когда это было сделано, рабочие места, наконец, выглядели именно такими, какими они были спроектированы. В дополнение к яркому обрамлению из магических кристаллов и состоящим из белой глины областям маленьких заклинательных кругов, каждое из них теперь имело комплект из трех больших плоских жидкокристаллических мониторов, полный комплект колонок и сабвуферов, одну стандартную и две специализированных клавиатуры, многокнопочную оптическую мышь, и комплект более специализированных устройств, обычно используемых только с наиболее продвинутыми станциями для графического дизайна. Когда оборудование интерфейса было установлено, запитано и проверено, мы использовали магию базы, чтобы распаковать и установить на места четыре серверных корпуса типа «Хайтауэр». Они смотрелись довольно впечатляюще, образуя изогнутую дугой цепочку у противоположной от входа стены информационной централи. Часть стены за корпусами серверов, была почти единственной в информационно централи, не закрытой плазменными панелями. Потом мы установили между корпусами серверов впечатляющий комплект RAID-стоек. Когда стойки будут оснащены максимальным количеством винчестеров, которое они способны поддерживать, дисковый массив этой компьютерной системы будет более чем достаточным для того, чтобы хранить всю информацию, скопированную из лаборатории Создателя Ключей, не используя возможности ИЗС базы.

Чтобы соединить все четыре сервера и RAID-стойки в единый мейнфрейм, управляемый одной операционной системой, мы установили несколько специализированных внешних контролеров, имеющих собственные отдельные корпуса. Было еще несколько шкафов со свечами и роутерами, которые должны были стать центром локальной компьютерной сети базы.

Когда эта часть работы была завершена, мы примерно с минуту просто стояли возле центра серверного зала, восхищаясь его новым видом, потом мы начали долгий, но захватывающий процесс постепенной распаковки и установки в серверные корпуса их внутренней начинки.

Сборка и настройка новой – «научной», информообрабатывающей системы базы продвигалась медленно но стабильно. У меня не было никаких проблем с этой работой. Замедляло ее только то, что мне приходилось все делать в одиночку. Люси приходилось тратить много времени на поддержку орденского сайта. Теперь, вместо моего лэптопа, она использовала одну из предельно навороченных персоналок, которые мы получили вместе с прочим оборудованием для базы, отнесенным к категории «разное», но единственное Интернет-соединение которое у нас было по-прежнему обеспечивал мой спутниковый телефон. Чтобы изменить ситуацию, мне нужно было с одной стороны запустить систему мейнфрейм-сервера, с другой – проложить оптоволоконную линию от базы до репитера ближайшей оптической линии глобальной сети. Прокладка линии не была проблемой сама по себе, так как к тому времени у меня было все необходимое оборудование, и я мог использовать магию, чтобы проложить соответствующий подземный канал, и протолкнуть в него предварительно собранную оптоволоконную линию связи, состоящую из оптоволоконного кабеля, репитеров их кабелей питания и управления, -- не повреди все это в процессе. Однако по-прежнему существовали серьезные проблемы, которые я вряд ли мог уладить своими силами. Оптоволоконный кабель с базы должен был быть подключен к существующей оптоволоконной линии на законных основаниях. Любые попытки сделать это с помощью магии, не имея всех необходимых разрешений и документов, чрезвычайно увеличила бы риск, что рано или поздно кто-то начнет расследовать происхождение линии. С другой стороны, для того, чтобы подключить оптоволоконный кабель на законных основаниях, место куда он ведет, должно было существовать на бумаге, и иметь подходящий официальный статус. Мы не могли обойти закон, используя наши возможности магов, -- это значило потерять собственную честь и обесчестить Орден Мечтателей. В добавок это с большой вероятностью могло заставить всех местных магов значительной силы и все другие организации адептов магического искусства в этом мире (если такие все же существовали), -- выступить против нас. Как и в случае с «научным» оборудованием базы, единственным членом ордена на данный момент способным решить эту проблему, был Всадник Волн.

Читая ответ, присланный им, после того, как я описал ему ситуацию, я отчетливо чувствовал, что он улыбался, крогда писал это письмо. Он писал, что во многих странах мира, решить эту проблему было бы сложно даже с его финансовыми возможностями, но нам повезло, -- мы создали свою базу на Украине, так что ему не пришлось тратить слишком много усилий, или денег, чтобы сделать соответствующий кусок земли своей частной собственностью, стоило ему узнать ее точные координаты.

С этого момента база Ордена Мечтателей начала существовать на бумаге, как частная зона отдыха, принадлежащая очень уважаемому и богатому бизнесмену, принятому в ряды ордена под именем Всадник Волн.

Вскоре после того, как это произошло, я понял, что не могу продолжать работать на фирму, на которую я работал раньше. С одной стороны было совершенно ясно, что я просто не смогу завершить установку всего «научного» оборудования на базе, к тому времени, когда мой летний отпуск будет закончен. С другой стороны, ни Селтинос ни Джейнара не собирались следить за всем этим оборудуем и поддерживать его работу. У них не было ни нужного уровня навыков и знаний, ни какого либо желания иметь его. Примерно так же дело обстояло и с нынешней работой Люси, так как поддержка сайта Ордена забирала всю ее время и силы. Наши летние отпуска еще небыли окончены, но мы решили уволиться с работы немедленно, чтобы дать нашим работодателям некоторое время, на поиск специалистов способных выполнять нашу работу. Но если просто исчезнуть из человеческого общества, уволившись с одной работы и не имея дальнейшего трудоустройства, видимого по документам, -- это вызывает проблемы и вопросы. Я написал Всаднику Волн, спросив его, может ли он нанять меня и Люси, чтобы обеспечить нам официальный статус, пока мы работаем на Орден на базе. И снова, читая его ответ, я отчетливо чувствовал озорную веселую улыбку, одновременно мужчины, и самца Морского Воина, в каждом слове. Он писал, что для него будет одновременно честью и удовольствием нанять на работу ИТ-специалистов, способных своими силами управиться должным образом с той огромной кучей самого новейшего оборудования, которую он купил для базы. Улаживание всех необходимых формальностей заняло сравнительно мало времени, так как все, что нам нужно было сделать, можно было сделать через Интернет. Когда это было сделано, я начал чувствовать, что моя работа теперь движется гораздо быстрее, чем прежде. Я знал, что в действительности это ощущение возникло потому, что я больше не беспокоился о времени. Тем не менее, -- ощущение было приятным.

К тому времени, когда я закончил собирать аппаратное обеспечение мейнфрейма сервера, устанавливать и настраивать необходимое программное обеспечение и, наконец, «заворачивать» эту «научную» в магию ИЗС, делая их одним высоко и замысловато интегрированным целым, число членов Ордена выросло в несколько раз по сравнению с тем, каким оно было, когда я начал эту работу. В рядах Ордена было 52 Мечтателя.

Создатель Ключей определенно знал не только как создавать Ключи, но и какие Ключи должны быть созданы прежде всего. Пока, каждый настоящий Мечтатель, пытавшийся найти подходящий Ключ, в списке Ключей, созданных Создателем, находил, то, что было ему нужно. Большинство новых членов Ордена значительно отличались друг от друга во всем, кроме того факта, что они были настоящими Мечтателями. Однако уже было еще несколько пар, образованных членами Ордена. В некоторых случаях пары сформировались до того, как они использовали свои Ключи. Остальные сформировались уже после того, как эти Мечтатели присоединились к Ордену.

Нам пришлось создать еще один вэб-ресурс, имеющей высшую степень защиты, какую мы могли обеспечить в тот момент. Он был предназначен только для действительных членов Ордена. Создание этого нового ресурса, как и обеспечение работы и безопасности открытого сайта Ордена, больше не было большой проблемой. Вскоре после того, как Всадник Волн нанял нас на работу, чтобы обеспечить нам официальный статус и прикрытие, он предложил нам использовать один из серверов, принадлежащих его фирме, для размещения сайта Ордена. Мы приняли его предложение, и это позволило нам секономить много времени и нервов, когда нам пришлось создавать новый, закрытый ресурс, чтобы предоставить всем членам Ордена легкий способ безопасно и свободно общаться друг с другом. Пары, сформировавшиеся после того, как образовавшие их Мечтатели вступили в Орден, были одним из многих приятных и интересных результатов такого общения.



Нажимаю «Ввод» на основной клавиатуре перед собой, глядя центральный монитор своего рабочего места. Серые строки текста начинают скользить снизу вверх по черному фону экрана. Они движутся со скоростью, далеко превосходящей возможности любого человеческого глаза, но для меня в моей исходной форме это самая оптимальная скорость: одновременно эффективная и комфортная. Я улыбаюсь, чувствуя глубокое удовольствие и удовлетворенность, когда максимально подробные логии полного тестирования системы перестают скользить по экрану. Тесты закончены. Наконец, информационная централь базы готова и полностью функционирует как единое высокоинтегрированное целое научно-магической природы.

Осматриваю серверный зал, больше для того, чтобы подвигать шеей после многих часов глядения на мониторы прямо перед собой. Мои чувства и вся ситуация сама по себе невероятно схожи с тем незабываемым воскресным вечером, когда я закончил произносить свой Ключ. Все готово, и сейчас, точно так же как было тогда, я должен подождать до утра, до своей первой трансформации: трансформации в сетевого дракона. Я улыбаюсь самому себе при этой мысли. Трансформация не будет непосредственной, но она буде столь же радикальной и желанной, как та, которую я впервые испытал во сне той воскресной ночью. Точно так же, как первое «прямое» заклинание, данное мне Ключом, дает мне возможности физического и прозрачного тел моей исходной формы, в реальном мире – полностью функционирующая информационная централь даст мне то же самое в виртуально мире сети. Я посмотрел на четыре корпуса класса «Хайтауэр» серверного мейнфрейма, светящиеся и мигающие цветными огоньками индикаторов. Они будут моим физическим телом в сети. Оно не будет столь совершенным и сильным, как мое собственное физическое тело в моей исходной форме. Есть более мощные «научные» компьютерные системы, чем эта. Тем не менее, мое сетевое физическое тело будет иметь более чем драконьи возможности, по сравнению с большинством машин, подключенных к сети. Я смотрю на чрезвычайно замысловатую паутину ИЗС, переливающуюся тысячами форм и цветов на магическом плане мира. Большинство из этих форм и цветов не имею названий, или даже приблизительных описаний ни в одном из обычных человеческих языков. Эта магия будет моим прозрачным телом в виртуальном мире сети. Точно так же, как мое собственное прозрачное тело окружает и покрывает мое физическое тело на магическом плане мира, магия этой заклинательной системы окружает и покрывает серверный мейнфрейм информационной централи. Как мое прозрачное тело дает мне чрезвычайное преимущество над обычным магом, не имеющим ничего подобного, в реальном мире,эти магические возможности информационной централи дадут мне трудно измеримое преимущество, над любым, кто использует чисто научную компьютерную систему (даже если это самая совершенная система из существующих). Когда эта информационная централь буде должным образом подключена к сети, я буду обладать полной свободой и огромной мощью в сети. Уже сейчас нужно сделать много вещей, которые стоят того, чтобы использовать столько этой мощи, сколько понадобиться. Я счастливо улыбнулся, думая о них. Прежде всего я должен защищать Орден в сети, защищать все компьютеры, принадлежащие членам Ордена от любых ИТ-угроз. Это будет ответственность и честь для меня. Однако это не будет слишком сложно. Фактически в том, чтобы делать это с помощью системы информационной централи будет больше наслаждения чем усилий. Магическая часть системы, способна выполнять большую часть рутинной работы совершенно самостоятельно, идеально справляясь с даже с самыми замысловатыми ИТ-угрозами, ликвидация которых находиться далеко за пределами возможностей не только любого научного программного обеспечения, но и многих ИТ-специалистов, имеющих квалификацию ниже высшей. Замысловатую ИИ программу, имеющую как научные, так и магические аспекты, предназначенную для выполнения этой работы я разработал сам и это был предмет моей безмолвной гордости. Я назвал эту систему «Драконья чешуя». Фактически, до тех пор, пока мне будет помогать эта программа, я смогу обеспечить полную ИТ-защиту всем компьютерам по всей сети, которые Орден сочтет стоящими таковой, не зависимо от количества этих компьютеров. Разработка и создание «Драконьей чешуи», как и сбор всей необходимой информации обо всех компьютерах по свей сети, которые нужно будет защищать с ее помощью стоили мне больших усилий и большого количества времени. Теперь, когда эта работа завершена, мне нужно будет просто запустить систему, как только информационная централь будет подключена к глобальной сети оптоволоконным кабелем. Ни какой другой тип соединения не способен справиться с необходимым объемом трафика. Другой наиболее важной работой, которую мне предстоит делать для Ордена в сети, будет поиск сбор и анализ информации. Чтобы иметь возможность делать эту работу со всей скоростью и качеством, достижимыми для информационной централи базы, я разработал другой программный комплекс основанный на использовании возможностей науки и магии. Я назвал его «Чувства дракона». Как и «Драконья чешуя» этот комплекс был способен самостоятельно выполнять невероятный объем работы, даже если это была очень замысловатая работа высокой сложности. Обе «Драконьи» системы взаимно высокоинтегрированы, так что большая часть чрезвычайно замысловатой, но рутинной рабаты по мониторингу сети в поисках информации о любых новых ИТ-угрозах и найденных способах борьбы сними будет выполняться автоматически, как непрерывный процесс, как и большинство изменений в системе «Драконьей чешуи», необходимых, для поддержания ее способной справляться с любыми существующими ИТ-угрозами. В основном мне придется решать не рутинные задачи поиска и защиты.

Чтобы не потонуть в бесконечном потоке нестандартных, но сравнительно простых задач, я разработал систему интерфейса, которую назвал «Врата дракона». Она предоставит членам Ордена определенный уровень контроля над системами «Драконья чешуя» и «Чувства дракона», с помощью их собственных компьютеров и сети. Я старался сделать этот интерфейс легким в использовании и интуитивно понятным для любого, кто обладает базовыми знаниями о компьютерах и информационной магии. С другой стороны, интерфейс легко может быть перенастроен, чтобы дать опытному пользователю широчайший набор доступных возможностей. Я предусмотрел все, что смог себе представить. Теперь я могу только надеяться, что этого будет достаточно, чтобы убедить всех членов Ордена, что им будет гораздо легче и удобнее сделать все, что они хотят сделать с помощью «Драконьей Чешуи», или «Чувств дракона, самим, используя интерфейс «Врат дракона», чем связываться со мной и просить меня сделать это для них. Если мне достаточно сильно повезет, и получиться именно так, у нас с Люси будет довольно много времени для себя, и для тех интересных и привлекательных проектов, которые мы пока только обсуждали, так как чтобы начать их, информационная централь базы должна полностью функционировать и иметь соответствующее подключение к сети.

Использую управляющую заклинательную систему, встроенную в магию базы, чтобы проверить элементаля Земли, которого я некоторое время назад отправил создавать подземный канал для оптоволоконной линии. Маленькое магическое существо ждало дальнейших инструкций в слое земли и камня толщиной в фут, отделяющей созданный им канал от бетонной стены подземного туннеля, в котором находился ближайший репитер существующей оптоволоконной линии. Дальний конец оптоволоконной линии, ведущей к базе, -- находился сразу за этим слоем. Вся линия, длиной во много миль, состоящая из собственно оптоволоконного кабеля, необходимого количества репитеров и кабелей управления и питания ведущих к этим репитерам, все еще была заключена в сложную заклинательную систему, из Форм и Классической магии, которую я использовал, чтобы протащить ее через родземный канал, не повредив при этом. Основным элементом этой заклинательной структуры было заклинание-Форма «Воздушная Оболочка с Когтями Воздха». Оболочка охватывала линию, защищая ее от повреждений, а когти на ней позволяли мне двигать всю конструкцию вперед по подземному каналу. Заклинательная структура так же имела элементы, которые я использовал, чтобы видеть и ощущать окружающее, протаскивая линию сквозь канал с ее помощью. Создав эту заклинательную структуру, я связал ее с магией базы, чтобы не поддерживать ее самому, и потратил израдное количество времени, «программируя» заклинательную систему, управляющую элементалями Воздуха, усовершенствованными комбинацией форм «Воздушная Паутина» (когда-то созданных для перемещения груза), таким образом, чтобы эта банда магических существ постепенно собирала оптоволоконную линию из элементов, пока я буду тащить ее через канал. Когда это было сделано и элементаль Земли закончил создание канала (он проходил слишком глубоко под землей, чтобы его можно было обнаружить с поверхности каким либо «научным» оборудованием, постепенно изгибаясь так, чтобы оба его конца были на нужном уровне), остальная часть работы по прокладке оптоволоконной линии больше напоминала интересную и захватывающую игру. Я управлял тянущим заклинанием через магию базы, и магические нити, связывающие заклинание с ней, а воздушные элементали постепенно собирали линию в информационной централи с максимальной возможной скоростью, но идеально качественно. Управление тянущим заклинанием было очень похоже на поездку на очень быстром поезде в подземном туннеле. Я получил море удовольствия, занимаясь этим, а Люси от души посмеялась, наблюдая за бандой воздушных элементалей, собирающих линию. Сейчас линия была полностью собрана и почти проложена.

Через магию базы беру контроль над элементалем земли в дальнем конце канала. Приказываю ему двигаться сквозь землю, камень и бетон, потом использую его чувства, чтобы проверить, что происходит в туннеле с репитером, к которому нужно подключить линию. В туннеле никого нет. Приказываю элементалю закончить канал, потом беру контроль над тянущим заклинанием, и протягиваю линию сквозь только что проложенную часть канала, оставив в туннеле достаточную ее часть, чтобы ее можно было подключить к репитеру. Использую еще одну часть заклинательной структуры, которой я тянул линию, чтобы распределить вспомогательные кабели по стенкам канала и закрепить их, основной кабель и репитеры тем же способом, который использовал элементаль земли, создавая канал. Теперь линия закреплена должным образом. Я развеиваю заклинательную структуру, которую использовал, чтобы протянуть линию через канал и закрепить ее части в канале должным образом. Теперь внутри канала нет ничего магического, кроме маленького элементаля Земли. Туннель был создан с помощью магии, но он не магический сам по себе. Я приказываю элементалю закрыть канал, охватывая оптоволоконный кабель и закрепляя его в земле, и бетонной стене туннеля, в который он ведет, потом приказываю элементалю оставаться в бетонной стене туннеля под самой поверхностью бетона. Я настраиваю заклинательную структуру, управляющую элементалем, чтобы она послала мне сигнал через магию базы, когда чувства элементаля обнаружат людей в туннеле с репитером.

Отправляю электронное письмо одному из членов Ордена. Его должность позволяет ему отправить в туннель инженеров эксплуатационников, чтобы они подключили линию к репитеру. Потом отправляю запрос на проведение этих работ, который будет официальной причиной отправки инженеров в туннель. Это я могу сделать напрямую, благодаря своей нынешней должности. Теперь нужно подождать подтверждений. Я поворачиваю голову вправо, чтобы удобнее было любоваться красотой Люси. Она спит на своем рабочем месте у главного терминала, укрытая моим правым крылом. Ее голова лежит на передних лапах, глаза закрыты. Она полностью расслаблена, спокойна, и невероятно прекрасна. Я просто восхищаюсь ее красотой до прихода в мой почтовый ящик электронных писем, подтверждающих что отправленный мной запрос принят и что инженеры будут отправлены в туннель завтра утром. Единственное что мне нужно делать теперь – ждать завтрашнего утра.

Я сильно устал, но куда больше, чем хороший сон, мне нужна долгая прогулка. Я провел много дней, лежа на брюхе, на своем рабочем месте у главного терминала. Как только сборка аппаратного обеспечения была завершена, остальную часть работы, необходимой, для того, чтобы сделать информационную централь полностью функциональной, можно было сделать, не покидая этого рабочего места. Так как это место идеально комфортно для меня, чтобы поспать в случае необходимости, и у меня нет физиологических потребностей, которые заставляли бы меня идти куда либо, с тех пор как я использую свое питающее заклнание-подвеску, я просто оставался на месте так долго, кА было нужно, чтобы закончить эту работу. Это было идеально эффективно и комфортно. Теперь, когда эта работа сделана, я чувствую настоятельную потребность в движении. Чисто психологическая – она тем не менее очень сильна. У меня нет причин воздержаться от того, чтобы удовлетворить эту потребность прямо сейчас. Осторожно, чтобы не разбудить Люси, складываю правое крыло, встаю на четыре лапы, и медленно иду ко входу информационной централи. Используя свое право контроля над магией базы, заставляю магический барьер закрывающий его, пропустить меня, и выхожу в коридор. Магический барьер ничем не проявляет себя на физическом плане, кроме того, что не пропускает сквозь себя кого, или что либо, но он отчетливо виден на магическом плане, и даже базового знания магии, более чем достаточно, чтобы понеть, что проникнуть сквозь него будет так же сложно, как и сквозь стены логова вокруг него. Если база – логово Селтиноса, то информационная централь – личная территория для меня и Люси. Фактически только Селтинос может войти в зал без моего разрешения, так как он поддерживает и контролирует магию защищающую холл, как и всю остальную базу. В любом случае, Селтинос имеет право на доступ в зал в любое время, как действующий глава Ордена. Однако мне очень трудно представить что либо, могущее заставить Селтиноса придти в информационную централь, пока он может в любой момент может использовать магию базы, чтобы связаться со мной и Люси. Единственные три вещи, действительно интересующие Селтиноса это: леди Джейнара, занятия магией (прежде всего работа с наследием Создателя Ключей), и преподавание магии (с тех пор как у него появились ученики). Я улыбаюсь своим мыслям, медленно идя по коридору на четырех лапах.

Ученики Селтиноса – члены Ордена, имеющие достаточно времени свободного от обязанностей в человеческой жизни, и достаточный интерес, к глубокому изучению магии, чтобы проводить большую часть времени на базе. Доставлять их суда, вначале, было сложной задачей. Селтиносу пришлось создать долговременную предметнозависимую структуру, для использования заклинания «Двойного длинного шага», а потом ему пришлось работать носильщиком, доставляя своих студентов на базу способом, подобным тому, который использовал я, чтобы доставить суда Люси. Ученики отправили Селтиносу по электронной почте ментальные заклинания-иллюзии, созданные с помощью магии знания, дающие Селтиносу информацию, наобходимую, чтобы добраться, на квартиры учеников с помощью заклинания «Двойного длинного шага». Хуже всего в этом было то, что создавать подобные структуры за пределами базы было рискованно, и каждый раз, когда один из членов Ордена покидал базу, а потом хотел попасть обратно, Селтиносу снова приходилось переносить его (или ее) на себе. После нескольких «поездок» такого рода, леди Джейнара казала, что Селтинос дракон, архимаг и глава Ордена Мечтателей, а не ездовое животное для своих учеников. Она начала сложные магические исследования, чтобы решить эту проблему, и потребовала, чтобы Селдтинос помогал ей в этой работе, вместо того, чтобы носить своих Студенов туда суда. Именно тогда я узнал, что лед Джейнара – очень талантливый и умелый артефактор. Селтинос имел полное право именоваться архимагом Ордена в любой области магии, но не в создании артефактов. С помощью Селтиноса и тех из его учеников, кто застрял на базе, когда Селтиносу пришлось прекратить помогать им попасть обратно, чтобы не ссориться с леди Джейнарой; превоходно оснащенную магическую лабораторию и все необходимые материалы (остатки огромной груды припасов, из лаборатории Создателя Ключей, и то, что ученики Селтиноса смогли найти и собрать в этом мире, не риска, что им начнут задавать неприятнее вопросы) она разработала очень сложный и эффективный магический артефакт, решающий эту проблему. С любой точки зрения это был настоящий шедевр Артификации.

Прежде всего, не смотря на долгие и сложные исследования, понадобившиеся для его разработк, создание новых артефактов того же типа, оказалось не слишком сложным, когда эти исследования были успешно завершены. Тем более, что для этих артефактов были нужны только материалы, так или иначе доступные Ордену в любых необходимых количествах. Когда исследования были завершены, оказалось, что получившийся артефакт имеет не одну, а две функции, так как было легче вести исследования таким образом, чем начинать новые, для создания еще одного артефакта, выполняющего вторую функцию. Когда этот артефакт был создан, его тут же прозвали орденом, или знаком Мечтателей. Собственно, эти названия, идеально походили к внешнему виду артефакта.

Это была небольшая (каждая сторона длиной в дюйм) восьмиугольная пластинка из нержавеющей стали. На обоих ее сторонах были выгравированы чрезвычайно замысловатые узоры (выглядящие очень красиво). Каждая из гравировок была стабилизированным графическим заклинанием выполняющим одну из двух функций артефакта. Первое заклинание было модифицированной и стабилизированной графической формой заклинания «Длинный шаг». Чтобы использовать его, заклинатель должен был наполнить заклинание энергией и сделать шаг вперед, потом он просто исчезал без каких либо эффектов на физическом, или магическом плане. Процесс телепортации, был похож на процесс телепортации с заклинания «Длинный шаг», но требовал гораздо меньше усилий и магической силы, и не требовал концентрации на целевой точке, так как она была предопределена самим заклинанием. Этой точкой был двор базы Ордена. Гравировка на другой стороне пластинки была стабилизированной графической формой заклинания «Дальней речи». Это замечательное заклинание разработанное Создателем Ключей, было несомненным шедевром, обеспечивало различные виды связи между любыми двумя точками в одном мире, или в двух различных мирах (второй случай требует больше магической энергии) не требуя от заклинателя большого мастерства или много магической энергии (единственный случай требующий значительной магической силы и навыков – связь между двумя разными моментами времени), не допуская, в подавляющем большинстве случаев, обнаружения, установленной связи. Этот артефакт (в нем есть небольшое отверстие, и его можно носить как медальон) давал своему владельцу две очень важные вещи: безопасную и многофункциональную связь с любым у кого есть подобный артефакт (в том случае если владелец артефакта знал ключевые особенности гравировки «Дальней речи» на принадлежащем тому артефакте) когда и откуда угодно, и быстрый и безопасный способ попасть на базу Ордена из любого другого места. Эти артефакты так же имели очень важную особенность подобную одной из особенностей заклинаний создаваемых в памяти заклинателей Ключами: их нужно было изготавливать индивидуально для каждого члена Ордена, так как в них не было какой магии, которую мог использовать или даже обнаружить кто либо, кроме того, для кого был изготовлен медальон.

Когда все члены Ордена получили Знаки Мечтателей, орден стал сплоченнее и намного сильнее. Фактически, его существование обрело новое – реальное измерение. Больше ни для кого из членов Ордена не было проблемой попасть на базу. В то же время никто, кроме меня и Всадника Волн не знал где именно находиться база, так что ее можно было попрежнему считать тайным и безопасным местом. Некоторые из учеников Селтиноса, считавшие процесс телепортации с помощью стандартной версии заклинания «Длинный шаг» не слишком неудобной для себя, стали использовать когда-то созданную им долговременную предметно-зависимую структуру для использования этого заклинания, чтобы добраться в нужное место с помощью магии. Они просто использовали Знаки Мечтателей, чтобы попасть на базу, а потом использовали структуру «Длинного шага», чтобы попасть туда, куда им было нужно. Я улыбнулся, впервые услышав об этом. Это было похоже на то, как обычно перемещались игроки в игровом мире Истарии: переместиться заклинанием Возврата к святыне, использовать городской портал, чтобы добраться в Бристаго, или на Брошенный остров, и использовать подходящий портал, чтобы добраться до телепортационной площадки, ближайшей к фактическому месту назначения. Собственно в реальной жизни это было даже легче для членов Ордена после создания Знаков, так структура «Длинного шага» на базе имела гораздо лучшие возможности, чем истарийские порталы.

После создания Знаков Мечтателей, леди Джейнаре пришлось начать преподавать, так же как это делал Селтинос. Она была рада уважению, признанию своих талантов артефактора и возможности обоучать начинающих магов секретам своей любимой области магического искусства. Несколько ее учеников сами оказались очень талантливыми в этом искусстве. Результатом этого были несколько попыток развертывания сложных проектов магических исследований, с целью создания новых артефактов, предпринятых этими учениками. Большинство этих артефактов не были мне интересны даже теоретически. Я предпочитаю полагаться на собственные знания, магическую силу и мастерство. Маг может сделать гораздо больше не используя что либо материальное, чем скажем инженер, и это одна из наиболее серьезных причин того, что мне нравиться быть магом. Иметь при себе слишком много вещей часто бывает неудобно, особенно для метаморфа. Ношение при себе вещей может жестко ограничить свободу, доступную только метаморфу. Тем не менее иметь при себе определенные вещи (как например соответствующую одежду) -- неизбежная необходимость если нужно остаться незамеченным в обществе, где ношение этих вещей – общепринято (как в том случае, когда большую часть общества составляют не метаморфы и им просто нужны эти вещи, чтобы чувствовать себя настолько комфортно, насколько позволяют им их тела). Я не был единственным среди членов Ордена, кто пришел к этим выводам. Два проэкта по созданию новых артефактов фактически были попытками создать вещи способные преобразовываться вслед за своим владельцем.

Первый проект назывался «Посох любых форм». Его целью было создание мощного универсального посоха мага, способного трансформироваться в любую форму. В создании чего либо подобного не было пока не было серьезной необходимости, так как артефакты такого рода были действительно полезны, чтобы использовать чрезвычайно мощную и сложную магию не имея времени на произнесение заклинаний, или, тем более, на что либо требующее больше времени, вроде черчения магических узоров и т.п. Такие ситуации были возможны прежде всего в магическом бою высокого уровне, или при попытках спасти кого или что либо от немедленной глобальной угрозы, с помощью магии (например когда нужно остановить землетрясение, или цунами, спасая город и т.д.). Вероятность того, что члены Ордена окажутся в подобных ситуациях была (и остается) очень низкой. С одной стороны по прежнему нет никаких признаков в этом мире наличия сколь ни будь значительного числа сильных магов. Во всех случаях о которых сообщали до сих пор адепты магии замеченные членами Ордена были несравнимо слабее любого из членов Ордена (даже если он использовал Ключ вчера и еще не имеет почти никакого опыта как маг), поэтому члены Ордена не нуждаются в каких либо магических артефактах, чтобы защитить себя в случае любого противостояния с ними. С другой стороны, до тех пор, пока секретность считается необходимой Ордену, члены Ордена должны избегать любых действий вроде появления перед волной цунами с посохом, мерцающим Серым Пламенем, на перевес, чтобы остановить волну за мгновение до того, как она обрушиться на город. Тем не менее, в общем, необходимость и польза от наличия в распоряжении Ордена аратефактов, обладающих такими возможностями мощью, сомнению не подлежала, особенно если эти артефакты предназначались специально для магов-метаморфов.

Второй проект по созданию артефакта, который привлек к себе мое внимание, как только я услышал его основную идею. назывался «Мантия метаморфа». Его главной идеей было создать одежду (один предмет, или, в худшем случае, комплект), способную преобразовываться в любую форму, необходимую, или просто удобную для ее владельца в каждой конкретной ситуации. Конечно, в лучшем возможном случае, эта одежда должна была иметь любые дополнительные магические возможности (прежде всего защитные и усиливающие собственные возможности мага), которые можно будет придать ей при создании так, чтобы это не требовало чрезмерных затрат дополнительных ресурсов и усилий. Второй проект был несомненной и, как говорили многие члены Ордена, срочной необходимостью, для Ордена, так как необходимость снимать одежду перед трансформацией в нечеловеческую форму, и вновь одевать ее вновь трансформировавшись в человеческую, более чем раздражала. Важным достижением обоих проектов было то, что окончательные варианты разработанных артефактов не требовали для своего создания каких либо труднодоступных ресурсов. Фактически это означало, что каждый член ордена мог иметь личный комплект из этих двух артефактов. Это было очень удобно для членов Ордена и хорошее для него самого, так как чем больше личной магической силы и возможностей имел каждый из его членов тем могущественнее был сам Орден.

Я не следил по настоящему за развитием этих двух проектов, так как у меня было очень много своей работы, занимающей все мое внимание и время. Тем не менее, я знал, что оба проекта были успешно завершены с гораздо лучшими результатами, чем кто либо ожидал в начале, или во время их разработки. Было несколько серьезных причин, объясняющих это.

Прежде всего, Создатель Ключей сам много работал над созданием подобных предметов. Он не завершил ни один из этих проектов, до того, как покинул свою лабораторию, но то что он успел сделать все равно значило очень много. С другой стороны было много других попыток создания различных артефактов, способных к трансформации, предпринятых в разные времена разными магами. Так как метамофика и артификация всегда были двумя любимыми областями магии для леди Джейнары, она узнала обо всех этих попытках все, что смогла. В отличии от Создателя Ключей, леди Джейнаре не нужно было посвящать все свое время, мастерство, знания и магическую силу, созданию Ключей, так как они уже были созданы, так что она могла, и хотела, посвятить все свое время, мастерство и талант работе, которая когда-то была интересным, но не важным по-настоящему, проектом для Создателя Ключей. Наконец, были ее ученики, помогающие ей в этой работе. Они чрезвычайно отличались от любых магов ее родного мира, включая ее саму. Благодаря Ключам, они получили знания великолепно обученных магов, и намного большую личную магическую силу и возможности, не имея сколь ни будь значительного опыта занятий магией. Они не думали как маги, получившие свои знания более обычным путем, поэтому они были способны замечать вещи, приходить к выводам, и принимать решения, слишком необычные, для магов, обученных обычным образом. Они были привычны к совершенно иному миру, где магия не развивалась на значительном уровне, и не была широко известна, но где было много вещей совершенно не известных во многих мирах, где магия развивалась широко и быстро. Это тоже было очень важно.

Я улыбаюсь своим мыслям. Некоторые комментарии по-поводу этих артефактов, слышанные мной от других членов ордена, были интересными и волнующими. У меня нет никакой настоящей необходимости в любом из трех артефактов, образующих полное «орденское снаряжение», как называют его некоторые члены ордена, особенно оставаясь все время здесь, на базе, я просто очень люблю действительно хорошее снаряжение. Я полностью свободен до утра, так что момент более чем подходящий, чтобы сходить в лабораторию артефакторов и получить подходящий комплект для себя. Вообще то, я начал чувствовать себя неуютно, без своего Знака Мечтателя, после того, как они стали общепринятой вещью для остальных членов Ордена. Но ни у меня не было достаточно свободного времени, даже для того, чтобы просто сходить в лабораторию артефакторов и забрать наши Знаки. Леди Джейнаре пришлось самой придти в информационную централь, чтобы записать необходимые параметры, для создания наших Знаков. В тот момент я был натолько глубоко погружен в собственную работу, что просто сделал необходимые мысленные усилия, чтобы пропустить ее магию через мои естественные защитные барьеры, по настоящему не думая об этом. Теперь когда мой разум и время были свободны, это воспоминание несколько смутило меня. Мне трудно было рассматривать свое поведение иначе, как проявление плохих манер, не смотря на то, что леди Джейнара ни сколько не была им задета. Моя контролируемая память позволила мне легко вспомнить выражение ее глаз и морды в тот момент. В них не было ничего, кроме глубокого понимания и толики смеха. Потом я вдруг подумал, что мы легко могли поменяться местами, если бы я, например, пришел в лабораторию артефакторов, чтобы установить какое-то электронное оборудование, пока леди Джейнара была бы сосредоточена на исследовании необходимом для создания чрезвычайно интересного и сложного артефакта. Она не обиделась, так как по собственному опыту знала то состояние, в котором я находился тогда, и сочла его достойным уважения. Эта мысль заставляет меня улыбнуться, возвращая мне полный душевный покой и комфорт.

Я несколько увеличиваю скорость. Дальше двигаюсь к лаборатории артефакторов уже рысью. Мое чувство времени говорит мне, что в действительности уже наступила ночь, но это мало заметно здесь, под землей в коридорах и камерах, освещенных белым сиянием, не имеющим видимого источника на физическом плане, или магическими кристаллами на потолке, светящимися тем же светом, не оставляющим места теням. Для членов Ордена, проводящих значительное время на базе, смены дня и ночи, не оказывали никакого заметного влияния на фактический ритм их жизней. Двигаясь рысью по коридорам я время от времени встречаю других членов Ордена, идущих, бегущих рысью, галопирующих, или даже летящих куда-то. Они либо прибыли из мест, где сейчас еще достаточно рано, или просто не покидали базу достаточно долго, чтобы переключиться на ее подземный ритм жизни, не зависимый от дня и ночи. Общее число членов Ордена пока еще не слишком велико, и только некоторые из них находятся сейчас на базе. Тем не менее, после довольно долгого времени, когда на базе были только Я, Люси, Селтинос и Джейнара теперь она кажется мне наполненной столпотворением. Я отвечаю на кивки и приветствия, не снижая скорости, точно так же, как делают встреченные мной.

Останавливаюсь у входа в лабораторию. В данный момент вход не перекрыт, так что я просто вхожу, и с интересом осматриваюсь по сторонам. Я никогда не был здесь рантше. Лаборатория великолепно оснащена, как магическим так ит научным оборудованием. Я улыбаюсь, чувствуя удовлетворение и глубокую признательность членам Ордена, посвятившим свое время, усилия и знания, тому, чтоб установить необходимое научное лабораторное оборудование. В действительности они сделали значительно больше. Они установили все необходимое «научное» оборудование по всей базе. Мне осталось только подключить кабели, чтобы соединить локальную сеть, созданную ими на базе (с высоким уровнем знания и мастерства, должен признать) с информационной централью. В лаборатории почти никого нет. Только трое членов Ордена обсуждают что-то у одного из лабораторных столов. Это ученики леди Джейнары, они относительно молоды. Все трое в своих исходных формах. Большинство членов Ордена принимают свои исходные формы, когда появляются на базе на скольнибудь продолжительное время. Для многих из них, это единственная реальная возможность провести какое-то время в этой наиболее комфортной для них форме, не рискуя создать себе большие неприятности.

Некоторое время я просто стою, молча рассматривая троицу, вокруг лабораторного стола: молодая кентаврица, жеребец единорог и крылатый черный с серебряными полосами тигр одного размера с единоргом. Кентаврица чрезвычайно красива в обоих своих половинах и абсолютно обнажена. Ее упругие, среднего размера, идеальной формы женские груди, с большими тугими темно-коричневыми сосками, не требуют поддержки для комфорта. Люси гораздо более прекрасна в своей исходной форме, и я сомневаюсь, что существует более совершенная комбинация для секса, приносящего наивысшее наслаждение, чем наши исходные формы, но мне всегда хотелось попробовать в сексе некоторые комбинации, например трахнуть кобылу/кентаврицу, трансформировавшись в форму мужчины человека, и/или кентавра/жеребца. Для нас с Люси существует так же много других интересных возможностей для сексуального экспериментирования, так как мы оба, -- метаморфы одного вида. Однако время пробовать нечто подобное наступит для нас не слишком скоро. Для того, чтобы думать о чем-то подобном, широкое разнообразии сексуальных наслаждений должно быть более желанным, чем то многообразное, сложное и наиболее мощное наслаждение, которое мы можем получить, занимаясь сексом в наших исходных формах.

Смотрю на троих Мечтателей на магическом плане. Все трое обладают замысловатой и мощной магией в своих исходных формах, но ничего похожего на прозрачное тело ни у кого из них нет. Их особая магия – в их физических телах, как это обычно свойственно многим изначально магическим существам естественного происхождения. Большая часть их природной магии сконцентрирована в определенных частях их тел. У единорога самая магическая часть тела – рог, на втором месте -- копыта. У кентаврицы это копыта. У тигра – крылья, когти и клыки. У всех троих на шеях Знаки Мечтателей, но, в данный момент, медальоны не выгладят как артефакты любого рода, ни на магическом, ни на физическом плане.

Подхожу ближе к группе вокруг стола.


– Здравствуй, Хироши.


Крылатый тигр поворачивает голову ко мне. Его зовут Хироши Йоритомо*7. Он из Японии, чрезвычайно серьезен и суров, как большинство японцев (особенно из древних самурайских родов), один из лучших бойцов и боевых магов Ордена.


– Здравствуй, Джоан. Здравствуй, Преследующий Ветер.


Кентаврица и единорог тоже разворачиваются ко мне.


– Здравствуйте, мастер Шторм, -- Хироши склоняет покрытую черной шерстью голову в тигриной версии японского поклона.


Кентаврица склоняет свой женский торс, одновременно делая грациозное движение передними ногами в великолепном идеально женственном поклоне, полном одновременно женской грации и грации кобылы. Единорог просто склоняет голову в приличествующем жеребцу поклоне полном уважения и чувства собственного достоинства. Я отвечаю им драконьей версией куртуазного поклона. Я не слишком много кланялся за всю свою жизнь, до момента, когда познакомился с Селтиносом и Джейнарой, но они были настолько привычны к разного рода поклонам, что как только я познакомился с ними, я очень скоро приобрел новую устойчивую привычку.


– Собственно говоря, я зашел спросить, готов ли мой Знак Мечтателя, и есть ли сейчас в наличии посох и мантия метаморфа, которые, я мог бы взять себе.

– Все давным давно готово для Вас и леди Люсии, мастер Шторм, -- сказала Джоан.


Кентаврица грациозно развернулась и ушла в другую часть лаборатории. Хироши и Преследующий Ветер вновь повернулись к лабораторному столу и возобновили обсуждение какого-то чрезвычайно сложного вопроса из области артификацмм, а я просто лег на брюхо и стал ждать возвращения Джоан.

Она вернулась через несколько минут, держа в руках три предмета. Только один из этих предметов выглядел именно так, как я ожидал. Это был мой Знак Мечтателя. Два других были посохом и мантией (я мог даже с достаточной уверенностью сказать, что есть что), но ни один из предметов не был собственно посохом, или мантией. Первый предмет (я заключил, что это, должно быть, посох) представлял собой замысловатую конструкцию из соединенных между собой полосок. Полоски были сделаны из материала выглядящего как прозрачный граненый кристалл. Однако было видно, что полоски гибкие – словно сделаны из какой-то стали. Было очевидно, что этот каркас каким-то образом одевается на кисть правой передней лапы. Вещь выглядела очень крвсивой и комфортной в ношении, но в ней (по крайней мере, на первый взгляд) не было ни малейших следов магии, которые я мог бы увидеть, или почувствовать.

Второй предмет (это должна была быть мантия, если моя первая догадка была верной) выглядел как полоска из какого-то необычного серого материала без малейших признаков застежки. Она была идеально гибкой и имела гладкие края без малейших признаков остроты. При взгляде на нее у меня появилось сильное ощущение, что она идеально удобна для ношения в моей исходной форме при исходных размерах, но у меня не было никаких, сколь ни будь удачных, предположений, как мне собственно надеть ее на себя. В этом предмете так же не было никаких ощутимых следов магии.


– Похоже, эти вещи были сделаны так, чтобы их исходные формы подходили к моей.

– Совершенно верно, мастер Шторм, -- Джоан была полна глубокой радости и, частично, безмолвной, но заметной гордости, когда подошла ко мне, держа в руках эти предметы. Было совершенно ясно. Что она была среди тех, кто разработал этот дизайн.

– Вообще-то, это стандартные драконьи модели исходного внешнего вида. Посохи и мантии не создаются строго индивидуально для каждого владельца, как Знаки. Они отличаются только исходным внешним видом, разделенным на несколько стандартных категорий, и типом особой магической энергии, используемой их владельцем. В Вашем случае эта энергия – Серое Пламя, мастер Шторм.


Я кивнул и сел на хвост, чтобы иметь более удобную позицию для разговора с кентаврицей, подошедшей ближе ко мне.


– Не смотря на то, что они не создаются строго индивидуально, в действительности, использовать эти предметы могут только их первые владельцы. Чтобы пользоваться ими, Вы должны сначала настроить их на магические объекты в Вашем астральном теле, которые создают в нем заклинаниями, созданные для Вас Ключом. Только после того, как Вы настроите эти предметы, Вы сможете чувствовать и использовать их как магические. И Вы будете единственным, кто способен на это.


Мне было трудно не разинуть пасть от удивления, слушая ее. Покамест, я не уделял слишком много внимания артификации, как разделу магии, поэтому у меня было очень мало опыта в этой области, но у меня были знания и навыки в ней, данные мне вторым заклинанием из Книги Ключа. Их было более чем достаточно, чтобы понять, насколько сложно было создать эти артефакты, и насколько сложными и мощными они были.


– Сверхблизкая настройка такого рода может сделать владельца предметов значительно уязвимым, так как он может быть атакован через них.

– В добавок к другим их свойствам, они имеют сильную комплексную магическую защиту, защищающую сами предметы. Проломить ее гораздо сложнее, чем поддерживать непробиваемой для любых атак. Даже в самом наихудшем случае, если защита будет проломлена, в большинстве случаев, единственное, что сможет сделать нападающий, -- уничтожить сами предметы. Он не может перехватить контроль над предметами, так как они не настроены на него, и не может атаковать Вас через каналы, связывающие эти предметы с Вами, так как большую часть времени, какие либо каналы отсутствуют. Если Вы создали какие либо связи, вы всегда можете их удалить, и сделать это вы сможете гораздо быстрее и легче, чем нападающий сможет ударить по Вам сквозь эти каналы.


Она протянула мне мой Знак Мечтателя. Я взял его за узкую цепочку из нержавеющей стали, предназначенную для его ношения, открыл маленький, но прочный замок цепочки, надел ее на шею и застегнул замок. Цепочка соскальзывает по моей шее, и медальон занимает свое место на моей груди, именно там где он будет выглядеть уместно, независимо от того, буду я стоять на задних лапах, или на всех четырех. Цепочка будет несколько длинновата для того, чтобы медальон лежал наиболее правильно, если я трансформируюсь в сваю человеческую форму, но это не большая проблема. Джан улыбнулась.


– Смориться красиво.


Я тоже улыбнулся.


– Благодарю, моя леди.


Она протянула мне посох. Я взял эту замысловатую штуку в лапу, пытаясь придумать способ надеть ее. Кентаврица вновь улыбнулась и показала, как открыть замысловатые замки, совершенно невидимые в закрытом состоянии. Я надеваю замысловатый каркас из полосок гибкого кристалла на кисть правой передней лапы и застегиваю его, потом начинаю двигать кистью. Идеально комфортно. Я могу почувствовать, что-то на своей лапе, только сосредоточившись на этой задаче.


– Великолепно, -- шедевр дизайна.


Кентаврица протягивает мне металлическую полоску мантии. Теперь, зная, что искать, я быстро нахожу и открываю замок, соединяющий концы полосы, но как мне носить ее.


– Закинте ее за крылья, потом пропустите концы вперед между телом и передними лапами, и соедините концы за основанием шеи, мастер Шторм, -- говорит Хироши.


Он разворачивается ко мне. Теперь я вижу похожую полоску, прячущуюся в черно-серебряной шерсти на его груди. В отличие от моей, лента Хироши – черная. Собственно говоря, она заметна только там, где пересекает серебряные полосы на его шерсти. Лента идет из подмышек через плечи за шею. Хироши вновь поворачивается и расправляет левое крыло. Лента проходит за основаниями его крыльев. Я киваю в знак признательности.


– Домо аригато, Хироши сан*8.


Крылатый тигр кивает и разворачивается, чтобы продолжить разговор с Преследующим Ветер.

Я с улыбкой поворачиваюсь к Джоан.


– Кажется, исходный внешний вид мантий все же можно до определенной степени менять согласно вкусам владельца.

– Изменение цвета – небольшая корректировка, мастер Шторм. Оно не требует никаких значительных дополнительных усилий при создании предмета.


Она кладет руку на свое лошадиное плечо, сразу под той линией, где ее женская часть соединяется с кобыльей. Теперь, когда она показывает куда смотреть, я вижу полоску ее мантии, идущую из-за спины ее женского торса через лошадиные подмышки за ее лошадиную спину. Полоска – того же яркого светло-коричневого цвета, что и ее лошадиная шерсть. Ее трудно заметить, не зная, где и что искать взглядом. Я с улыбкой киваю, потом закидываю полоску за крылья, протягиваю под передними лапами, перекидываю через плечи и, наконец, соединяю концы за основанием шеи. Не плохо – просо и удобно. Такое положение не даст ленте соскользнуть с моего тела. Эта штука столь же неощутима на теле, как и каркас на моей лапе.

Джоан улыбается, и удовлетворенно кивает.


– Теперь у вас есть полный комплект снаряжения члена Ордена, мастер Шторм. Полагаю мне следует проинструктировать вас относительно процесса настройки на Вас Вашего посоха и Мантии, чтобы Вы не пришлось тратить время на самостоятельное исследование аотефактов, и отыскание соответствующего метода.

– Буду признателен, моя леди.


Кентаврица улыбаеться и начинает объяснять мне детали процесса. Он оказывается легким, логичным и довольно простым, когда знаешь, как это собственно нужно делать. Решаю начать со своего посоха. Этот невероятный магический предмет изготовлен в основном из большого количества различных магических кристаллов, объединенных и сплавленных вместе, для образования одного неразделимого целого. Центром этой замысловатой комбинации магических кристаллов служит Доменный Кристалл Серого Пламени, а в качестве внешней оболочки, заключающей в себя эту комбинацию кристаллов, удерживающей их на своих местах, защищающей и делающей этот предмет единым, трансформируемым, целым, используется очень необычная магическая субстанция, известная как «Метакристалл». Он был создан одним из учеников Джейнары и обладает очень впечатляющими свойствами, которые можно назвать бесценными для создания трансформируемых предметов. Как Доменный Кристалл дает владельцу посоха дополнительную магическую энергию и сверхглубокий, имеющий обширнейший спектр возможностей, контроль над всеми кристаллами, образующими посох, -- так и Метакристалл дает владельцу посоха возможность преобразовывать его форму массу и материал, метаморфических способностей владельца, на которые настроен Метаристалл. Фактически, магические возможности посоха становятся частью личных магических возможностей его владельца, а его трансформируемая субстанция – частью способного трансформироваться тела его владельца. В отличии от самих Доменных и Метакристаллов посох, как целое, меняет свои характеристики определенным образом, когда маг в первый раз устанавливает с ним магические связи. Эо изменение делает возможности контроля над посохом сильнее и обширнее для этого конкретного мага, но в то же время, оно делает этот посох совершенно бесполезным для кого-либо еще.

Я тянусь к посоху так же, как тянулся бы к Доменному Кристаллу Серого Пламени, чтобы активировать его, поддерживая своей собственной магией, но в отличи от просто Доменного Кристалла, я тянусь к посоху одновременно моими астральным и прозрачным телами, чтобы посмотреть, сможет ли посох полностью приспособиться к двойной природе моей личной магии и полностью настроиться на нее.

Кристаллический каркас на моей правой лапе начинает светиться Серым Пламенем, как Доменный Кристалл. Теперь я ощущаю свой посох как замысловатую, идеально сбалансированную систему многочисленных магических кристаллов, магические возможности которых, привязаны к Доменному Кристаллу, до которого я дотянулся. В данном случае эти связи гораздо теснее, и дают гораздо больше возможностей, чем было бы в подобной системе, созданной более обычным способом. Я отчетливо чувствую изменение в магии посоха, когда он настраиваеться на мою личную магию. Как я и ожидал, эта магическая система оказалась достаточно совершенной и гибкой, чтобы в совершенстве настроиться на обе части магической связи, которую я установил с ней. Я пытаюсь почувствовать и понять весь спектр ее возможностей, проведя своеобразную быструю проверку, но это почти тоже самое, что пытаться понять все знание из моей «магической книги» мгновенно, не «читая» ее. Это кажется возможным в теории, но оказывается невыполнимым как реальное действие. Тем не менее, как и в случае с моей «магической книгой», кое что я понимаю и могу использовать сразу. Замысловатая магическая система посоха, в действительности, имеет несколько подсистем (это деление имеет чисто теоретический характер, и может использоваться только для классификации, так как вся система чрезвычайно сильно интегрирована).

Первая подсистема делает посох идеальным инструментом для мага. Она предназначена поддержки, фокусировки, усиления и контроля любой, самой мощной, сложной и комплексной. Посох легко может поддерживать большое число самых замысловатых магических подвесок, или быть контролирующим, якорным и поддерживающим объектом для одной или даже нескольких больших и сложных многофункциональных магических систем. Фактически он может обеспечить всю необходимую поддержку почти для любой самой многофункциональной и сложной магии.

Назначение второй подсистемы – защищать сам посох – делая его неуязвимым для любых магических угроз. Она может так же использоваться для обеспечения дополнительной магической защиты владельцу посоха.

Третья – подсистема магического скрытия, эффективно срывающая магическую природу и мощь посоха от всех, кроме его владельца. Как и система защиты, она может использоваться для обеспечения магического скрытия владельцу посоха.

Последняя подсистема посоха основана на его оболочке, из Метакристалла. Она предназначена для преобразования свойств посоха на физическом и магическом плане, и его защиты от любых физических угроз.

Все подсистемы посоха получают энергию главным образом от Доменного Кристалла, но предусмотрено широкое разнообразие возможностей, в случае необходимости, обеспечить их энергией иначе.

Я легко трансформировал свой посох, улыбаясь яркой улыбкой глубокого счастья, знакомого любому инженеру, хоть раз получавшему совершенное дорогостоящее и сложное устройство, чрезвычайно полезное в его работе и способное во много и много раз расширить спектр выполнимых задач. Преобразовывать посох было столь же легко и естественно, как преобразовывать собственное тело.

Кристаллический каркас на моей правой передней лапе постепенно меняет форму. Эго прозрачное вещество собирается в моей ладони, а потом выстреливает одновременно вверх и вниз, формируя восьмигранный кристаллический посох, ближе к концам плавно приобретающий форму конусов с вершинами средней остроты. Посох по-прежнему ярко светиться Серым Пламенем. Диаметр посоха как раз такой, что мне идеально комфортно держать его, а его длина соответствует моему росту, когда я стою на задних лапах в моей исходной форме при ее исходных размерах. Нижний конец посоха касается пола. Переношу часть своего веса на переднюю лапу, держащую посох. Предмет легко выдерживает давление. Собственно проломить пол лаборатории, не смотря на всю магию, укрепляющую его, кажется куда легче, чем сломать посох. Чувствовать мощь и замысловатые магические возможности этого предмета, -- удовольствие, которое трудно описать. Фактически, пока единственное известное более сильное удовольствие того же типа, -- чувствовать мои собственные магические возможности.


– Теперь я вижу, что эта вещь действительно может быть посохом, моя леди.


Говоря это Джоан с улыбкой, на которую она отвечает, я преобразовываю свой посох обратно в его исходную форму. Теперь пора заняться моей мантией.

Я тянусь к ней так же, как делал с посохом, и посылаю поток Серого Пламени через эту связь, наполняя мантию энергией. Тепрь я чувствую ее замысловатую магию, точно так же, как было с посохом. Я тянусь к мантии своими способностями метаморфа, чтобы завершить настройку на нее.

Несмотря на то, что материалом ее каркаса служит Метакристалл, мантия создана иным способом и для других задач, чем посох. В этом предмете нет источника магии.

Различные части ее магии либо должен наполнить энергией владелец мантии, либо они вовсе не требуют наполнения энергией, для выполнения своих функций. Мантию можно использовать как якорный, управляющий и поддерживающий объект для магических подвесок и магических систем, подобно посоху и на подобном посоху уровне. Как и посох, она так же может использоваться для хранения больших объемов различных магических энергий. Остальные функции мантии отличаются от функций посоха.

Одно из двух основных назначений этого предмета – трансформация. Она действует иначе, и имеет иные возможности, чем трансформация посоха, не смотря на то, что главный принцип для них одинаков (эти предметы ощущаются и контролируются владельцем, как часть его способных к трансформации, оболочек).

Второе основное назначение мантии – защищать своего владельца и себя от любых физических, и магических угроз, и скрывать себя и своего владельца от физического и/или магического обнаружения. Эти функции предмета – чрезвычайно сложные и мощные. Они так же высококонтролируемы, и их можно легко настроить, чтобы они идеально подходили практически к любой конкретной ситуации. Пока на мне мантия Ордена, мне, в большинстве ситуаций, не нужна какая-либо еще дополнительная скрывающая, или защитная магия. Тем не менее, магия мантии идеально подходит для того, для использования в качестве элемента сверхмощной интегрированной защитной системы, включающей так же защитные возможности орденского посоха, и поддерживаемые уже лично мной. Сейчас для меня почти невозможно вообразить что-либо, способное проломить эту защиту на максимальном, возможном для нее, уровне сложности и силы, или ситуацию, в которой этот уровень защиты может быть действительно необходим, но просто иметь эти возможности, для меня гораздо большее удовольствие, чем использовать их, чтобы защитить себя, находясь в опасности сравнимого уровня.

С улыбкой глубокого удовлетворения, я развеиваю все свои скрывающие подвески ментальную подвеску-сигнализацию. Поддерживать их в активном, или, тем более, в неактивном состоянии не было для меня чем-то сложным, но вновь освободить ту частичку своих магических возможностей, которую я использовал для этого, для меня, все равно, удовольствие.

Начинаю обдумывать идею трансформации мантии в боевое снаряжение, подходящее для меня в моей исходной форме. Эта идея пришла из моих воспоминаний об игровом мире Истарии. Персонажи- драконы в этой игре используют различные типы и уровни пластин, называемых «Чешуей», укрывая ими свою собственную чешую, для дополнительной защиты и ради положительных магических эффектов, наложенных на эту броню.

Подумав несколько минут над этой идеей, начинаю трансформировать свою мантию, стараясь превратить ее в броню, подходящую для дракона. Серая полоска мантии начинает расширяться. Ее вещество постепенно покрывает мое тело. В процессе, оно меняет форму, формируя новый слой чешуи, повторяющей внешний вид моей собственной. Джоан молча следит за этим процессом. Похоже, она никогда не видела, чтобы кто ни будь другой в Ордене делал что-то подобное.

Когда все мое тело, включая глаза и крылья (чешуи закрывающие глаза – выпуклые и прозрачные), покрывает внешняя чешуйчатая броня, я опускаюсь на четыре лапы, изогнувшись при этом влево, чтобы встать сбоку от Джоан стоящей близко передо мной. Иду к самому большому, видимому с моего места, участку свободного пространства в лаборатории. Броня, покрывающая все мое тело, абсолютно неощутима. Я чувствую и могу контролировать ее как магический предмет, но мне приходиться полностью сконцентрировать все свое внимание, чтобы почувствовать ее на своей чешуе и крыльях. Мечта бойца, -- броня идеально прочна и надежна, но я чувствую себя в ней так же свободно и комфортно, как и полностью обнаженным. Я разворачиваюсь к Джоан и слегка раскрываю крылья.


– По ощущениям эта штука кажется идеальной, но я не уверен в том, как выгляжу сейчас со стороны.

– Вы выглядите как дракон в боевой броне, имеющей совершенный дизайн. Честно говоря, довольно впечатляюще и красиво, как на мой личный вкус.

– Я рад, что вам нравиться мой дизайн, моя леди, -- делаю легкий поклон, выражая признательность. Похоже, мне нужно хорошее зеркало, чтобы оценить мой внешний вид.


Кентаврица ярко улыбнулась.


– Вообще-то, мы создали очень полезный артефакт для подобных случаев. Он создает очень детальную иллюзию Вашего внешнего вида, как на физическом, так и на магическом плане, когда вы наполняете его личной магической энергией. К сожалению, он не может использовать энергию особых магических элементов, таких, как, например, Серое Пламя. Различных типов естественной магии, которыми наделяют заклинателей различные Ключи, -- много. Делать этот артефакт основанным на одном конкретном виде такой магии, было бы сложно и бессмысленно. Функционирование артефака-зеркала требует не много магической энергии. Даже первоначального базового уровня развития астрального тела, который обеспечивает члену Ордена Ключ, когда он или она используют его, более чем достаточно, чтобы питать личной магической силой магию, требующую гораздо больше магической энергии. Ваше астральное тело, мастер Шторм, развито значительно выше этого базового уровня, так что у Вас ни как не может возникнуть проблем, с питанием этого артефакта.


Я улыбнулся своим мыслям, чувствуя глубокое удовлетворение. Собственно говоря, я особо не думал об этом дополнительном развитии моих астрального и прозрачного тел, ставшем следствием занятий мощной и сложной магией. У меня просто не было времени на эти мысли за огромным количеством работы, как научного, так и магического характера, которую я должен был просто сделать так хорошее и так быстро, как возможно. Тем не менее, осознать, что меня собственно уже назвать начинающим магом, было очень приятно. Я улыбнулся.


– Может ли этот артефакт использовать мою личную магическую энергию, трансформированную в одну из нейтральных форм, или это должна быть ее исходная, собственно личная, форма, моя леди?


На прекрасном лице кентаврицы проявилась понимающая улыбка. Вопрос был естественным, она явно ждала его. Личная магическая энергия, производимая астральным телом существа (не обязательно мага, -- существо, не имеющее соответствующих знаний и навыков, просто не сможет использовать, ману, производимую его астральным телом) имеет уникальные индивидуальные особенности, определяемые астральным телом существа и его личностью. Влить этот тип манны, в любую магию, значило почти то же самое, что подписаться под этим магическим действием личной подписью. Это было полезно в некоторых особых случаях, но, в основном этого следовало избегать, так как это могло создать магу много проблем. С одной стороны, другие маги, могли легко выследить его по этой личной «подписи» на его магии. С другой, использование такой манны могло иметь великое множество неприятных последствий магического характера. Чтобы избежать их, было разработано некоторое количество методов преобразования личной манны в различные нейтральные формы.

Джоан улыбнулась.


– Этот артефакт может использовать любой тип нейтральной манны, из описанных, как наиболее распространенные и стандартные в «магических книгах», предоставляемых Ключами, мастер Шторм.

– Хорошо. Где на базе расположен этот артефакт, моя леди?

– Мы установили его в камере с долговременной структурой для использования заклинания «Двойной длинный шаг». Артефакт можна настроить на использование различных методов и уровней магической силы, для обнаружения вашего внешнего вида на физическом и магическом планах, и мы продолжаем совершенствовать его возможности. Это очень полезно, -- дает возможность покидающим базу проверить. Правильно ли настроена их скрывающая магия.

– Действительно мудрое решение. Благодарю Вас, моя леди. Не могли бы Вы принести мне комплект снаряжения Люси? Я собираюсь вернуться в информационную централь, после того, как воспользуюсь артефактом-зеркалом, чтобы оценить свой внешний вид в полном боевом снаряжении, так что я отнесу Люси ее комплект снаряжения.

– Конечно, мастер Шторм, -- кентаврица кивнула и ушла в другую часть лаборатории.


Дожидаясь ее возвращения, я сложил за спиной крылья, лег на брюхо, и начал внимательно исследовать защитные и скрывающие возможности моей мантией, с помощью магических связей с ней. Я по-прежнему поддерживал их, как и связи со своим посохом. Фактически удаление этих связей было необходимо только в особых, враждебных ситуациях. Обдумывая о возможные варианты настройки скрывающей и защитной магии моей мантии, пригодные для различных ситуаций , я не заметил возвращения Джоан.


– Вот, держите, мастер Шторм.


Кентаврица стояла передо мной, держа в руках предметы снаряжения Люси. Я сел на хвост и взял их правой передней лапой, когда она протянула их мне. Единственным отличием снаряжения Люси от моего собственного, заметным с первого взгляда, был цвет полоски ее мантии. Она была золотой. Цвет идеально совпадал с цветом чешуи Люси. Я кивнул в знак благодарности. Джоан ответила на мой кивок таким же, и ушла обратно к Хироши и Преследующему Ветер, все еще обсуждающим что-то у одного из лабораторных столов.

Я слегка преобразовал мантию, сформировав карман на левом плече. Кладя в карман предметы, которые держал, я улыбнулся. Наличие определенных вещей может сделать жизнь метаморфа еще более комфортной, если эти предметы имеют соответствующие возможности. Образованный чешуей карман был достаточно велик, чтобы вместить компект снаряжения Люси, но все равно заметить его на моей чешуйчатой броне было трудно.

Я использовал магию базы, чтобы телепортироваться в «камеру выхода», как ее называли члены Ордена. Это -- средних размеров круглый зал на пересечении нескольких коридоров. Замысловатый рисунок стабилизированной структуры Двойного Длинного Шага занимает значительное пространство на полу у одной из стен, двумя между входами коридоров.

Артефакт-зеркало, который был нужен мне в данный момент, был установлен у той же стены рядом с рисунком. Это был большой прозрачный кристалл выше роста высокого человека в высоту, диаметром чуть меньше фута. Формой он был похож на цилиндр, в верхней части постепенно превращающийся в конус с гладкой вершиной. На физическом плане он не был особо впечатляющим, но на магическом все было совершенно иначе. Я сел на хвост, и несколько минут провел, просто исследуя замысловатую магию артефакта чувствами моего прозрачного тела. Главной моей эмоцией при этом было глубокое восхищение. На магическом плане это действительно было что-то, даже сейчас, когда эта структура была неактивна.

Наконец я опустился на четыре лапы и подошел к кристаллу. Я вырастил из правого плеча прозрачное щупальце, и коснулся кристалла, потом я создал в своем астральном теле магическую подвеску, для преобразования моей личной маны в наиболее часто используемый тип нейтральной маны и наполнил артефакт энергией, направив в него необходимое количество моей личной манны, через преобразующее заклиание-подвеску и прозрачное щупальце, которым касался кристалла.

На физическом плане, когда его магия начала действовать, кристалл засветился ярким белым светом, словно большой осветительный кристалл, вроде тех, что выступали из потолка зала. На магическом плане это выглядело гораздо сложнее и красивее. Некоторое время я изучал эту картину, потом использовал еще несколько прозрачных щупалец, вырастив их из плеч, чтобы настроить магию артефакта соответствующим образом и активировать ее.

Артефакт создал динамическую ментальную иллюзию, направленную на меня. Когда я пропустил ее сквозь защитную магию моей мантии, и сквозь естественные защитные барьеры моих прозрачного и ментального тел, я увидел иллюзию прямоугольного изображения, похожую на те, что использовались ИЗС базы в качестве экранов. Изображение висело в воздухе пред артефактом и было достаточно большим, чтобы показать меня, стоящего перед артефактом на четырех лапах. В этом, созданном иллюзией зеркале я мог видеть и физический и магический планы. Магический план значительно отличался от того, что я мог видеть глазами своего прозрачного тела, так как возможности артефакта отличались от моих собственных, но «картинка» была очень хорошей, даже сейчас, когда я отрегулировал артефакт, только на средний уровень чувствительности. В этом «отражении» я мог видеть свое прозрачное и астральное тела, со всеми видимыми артефакту при этом уровне чувствительности деталями, так как всю скрывающую магию моей мантии я деактивировал сразу после ее настройки. Несмотря на сравнительно короткое время существования, Орден уже имел некоторые традиции, и поступить иначе здесь, на базе считалось чрезвычайно дурным тоном.

Я оглядел себя в «отражении» физического плана. Вариант боевой чешуйчатой брони, в который я трансформировал свою мантию, на мой вкус, выглядел хорошо. На первый взгляд, даже мне самому показалось, что на мне нет ничего кроме моей собственной чешуи. Единственными особенностями внешнего моего вида, позволяющими легко заметить мое боевое снаряжение, -- были вид глаз, крыльев и ушей. Мои, обычно кожистые, крылья и уши сейчас были покрыты чешуей, как все остальное тело. Однако я знал, что во время полета с этой искусственной чешуей я все равно чувствовал бы себя совершенно комфортно (точно так же, как чувствовал то, что чешуйчатая броня, покрывающая сейчас мои уши, ничего не изменила в возможностях моего слуха). Как и остальная часть брони, они были совершенно неощутимы, если специально не концентрировать внимание, на том, чтобы ощутить их.

Прозрачные чешуи брони, защищающие мои глаза, были похожи на мои собственные прозрачные вторые веки, расположенные под покрытыми чешуей внешними, но были более выпуклыми, что позволяло мне двигать под ними обеими парами собственных век, и, в отличии от моих вторых век, способных горизонтально двигаться под внешними, открывая, или закрывая мои глаза, прозрачные чешуи брони не могли двигаться (по-крайней, мере без преобразования брони, с целью изменить это).

В действительности заметить, что мое тело покрыто гибкой броней, идеально повторяющей мою собственную чешую, можно только при значительных усилиях и сосредоточенности, точно зная, что броня действительно есть.

Мой знак мечтателя, лежащий на моей груди, поддерживаемый серебристой цепочкой из нержавеющей стали, лежащей вокруг основания моей шеи, тоже смотрелся идеально уместно.

Полностью удовлетворенный тем, как выгляжу на физическом плане, сажусь на хвост и начинаю экспериментировать со скрывающей магией моей мантии, при необходимости перенастраивая магию артефакта-зеркала прозрачными щупальцами и лапами моего прозрачного тела. На физическом плане это выглядело так, словно я просто сидел перед кристаллом, ярко светящимся белым светом, иногда словно касаясь чего-то, или меняя что-то невидимое в воздухе перед собой передними лапами.

Через пол часа я прекратил экспериментировать, полностью удовлетворенный результатами. Я получил достаточно опыта, чтобы скрыть себя соответствующим образом с помощью возможностей, моей мантии, либо на физическом/магическом планах, либо на обоих одновременно, не тратя даже мгновения на мысль о том, как это сделать.

Я преобразовал свою мантию почти в ее исходную, похожую на полоску, форму. Лоскуток серой, похожей на металл, субстанции с карманом на нем, по-прежнему находился на моем левом плече. Лоскуток с карманом удерживали на месте две полоски из того же вещества. Одна из полосок охватывала мою левую переднюю лапу, а вторая шла от лоскутка к основной полоске, идущей через мое левое плече.

Я провел еще некоторое время пред артефактом-зеркалом, чтобы убедиться, что магия моей мантии может должным образом скрывать и защищать меня, даже если мантия не покрывает все мое тело. Собственно я знал более чем достаточно, чтобы не сомневаться в этом, но я всегда предпочитал проверять важные вещи, а не просто полагаться на свои знания о них.

Потом я деактивировал артефакт-зеркало, втянул все прозрачные щупальца обратно в мое прозрачное тело, развеял заклинание-подвеску преобразования манны, опустился на четыре лапы, развернулся и со средней скоростью зашагал в сторону информационной централи, чувствуя себя еще спокойнее и комфортнее, чем прежде. Три предмета полного набора орденского снаряжения были не только мощным добавлением к моим личным магическим возможностям, -- они были символом. Нося их с полным на это правом, я не просто личность, обладающая значительными знаниями, навыками мага и магическими силами, предоставленными мне Ключом; не только метаморф и владелец мощных магических артефактов, -- я маг Ордена Мечтателей, состоящий в его рядах дольше всех, родившихся в этом мире, его членов и системный администратор Ордена.

Только сейчас шагая в на четырех лапах в моей исходной форме по коридорам базы, в полном снаряжении члена Ордена, отвечая на приветствия других членов Ордена, имеющих различные исходные формы и различную естественную магию, но носящих такое же снаряжение, я полностью осознал, что Орден из просто идеи превратился в реальную и могущественную организацию.

Мои мысли о могуществе ордена были счастливыми и спокойными. Я не знаю было ли это результатом намерений и усилий Создателя Ключей, или тому были какие-то иные причины, но все, что я знал об уже существующих Ключах и о способах и методах создания новых, не оставляло сомнений, что любой, кто способен использовать Ключ, не имеет и не будет иметь злых желаний, стремлений и намерений. Все могущество, которым уже обладает орден, и то, которое он постепенно обретет в будущем, по мере того, как новые члены будут присоединятся к его рядам, может помочь людям этого мира и защитить их, или просто быть использовано для защиты и помощи членам Ордена, но оно никогда не будет использовано во зло и во вред. Это утверждение намного более надежно, чем любое другое, известное мне, так как его истинность определяется, не намерениями главы ордена, или его членов, а чрезвычайно мощной магией Ключей, на которой основано все могущество и само существование Ордена.

Когда я вошел в информационную централь, Люси уже не спала. Она что-то набирала на основной клавиатуре, глядя на центральный экран своего рабочего места, явно отдохнувшая и счастливая.


– Здравствуй, моя прекрасная леди, -- сказал я со счастливой улыбкой, идя к своему рабочему месту у главного терминала.

– Привет, -- Люси тоже улыбнулась, не прерывая своей работы.


Она была рада меня видеть, просто знала, что я не обижусь, если она не станет прерывать работу, поворачивая голову ко мне.

Ложусь на брюхо на своем рабочем месте и укрываю ее крылом. Люси едва заметно кивает в знак благодарности. Ей нравиться этот драконий знак привязанности и заботы. Я активирую свое рабочее место и начинаю помогать Люси.

Когда мы заканчиваем выполнение этой порции наших обязанностей по наблюдению, модерированию и поддержке обоих сайтов Ордена: открытого и закрытого; я вытаскиваю предметы снаряжения Люси. Мы обсуждаем их некоторое время, восхищаясь творением лучших артефакторов Ордена. Я преобразовываю свои посох и мантию, демонстрируя Люси их возможности. Когда я показываю ей чешуйчатую броню и форму для моего посоха, которые разработал сам, она говорит мне, что они ей нравятся. Это значит для меня много. Люси художник, она гораздо талантливее и искуснее меня в дизайне внешнего вида предметов. Признание ею дизайна, -- то чем может гордиться его создатель.

Потом я показываю ей, как ей надеть каркас своего посоха и полоску мантии, и объясняю, как ей настроить эти предметы на себя. Она трансформирует предметы своего снаряжения в посох и мантию, разработанного мной вида, чтобы поэкспериментировать с их способностями к трансформации. Когда я спрашиваю ее, почему она не пробует придать им какие ни будь другие формы, она отвечает, что по ее мнению, в их исходных формах эти предметы идеально подходят для того чтобы она могла просто носить их в своей исходной форме, а, разработанные мной для них формы, -- соответственно лучшая инструментальная и лучшая боевая формы для этих предметов, соответствующие ее исходной форме. Она попробует придать им другие формы, когда сама будет в настроении трансформироваться в другую форму, но это будет не сейчас. Потом она преобразует свои посох и мантию в их исходные формы. Я тоже преобразую свою мантию в ее исходную форму, так как мне больше не нужен лоскут с карманом на левом плече.

Мы начинаем экспериментировать со скрывающей и защитной магией наших мантий. Это гораздо интереснее теперь, когда мы делаем это вместе. С одной стороны мы можем использовать наши собственные магические возможности, чтобы проверить реальное качество защитного и скрывающего прикрытия друг друга, проверяя разные конфигурации магии мантий, а это во много раз надежнее, всех возможностей артефакта-зеркала. С другой стороны мы можем обсудить то, что делаем, и просто разделить удовольствие от экспериментирования с этими великолепными магическими предметами.

Потом мы начинаем обсуждать различные применения и ситуации, в которых наши комплекты снаряжения, были бы действительно полезны, и различные способы их использования в этих ситуациях.

Мы только что снова улеглись на брюха, хорошенько рассмотрев гравировки Дальней Связи на Знаках друг друга, чтобы знать их ключевые особенности и иметь возможность связаться друг с другом с их помощью, когда я получил сигнал от магии базы. Элементаль земли, висящий в стене тоннеля с ближайшим магистральным кабелем оптоволоконной лини, почувствовал присутствие в тоннеле людей. Был уже рассвет.

Искользуя магию базы и чувства элементаля Земли, мы наблюдали, как инженеры эксплуатационники компьютерных систем связи подключают кабель, ведущий на базу кабель к репитеру, и покидают туннель. Чувства элементаля дали нам достаточно информации, чтобы знать, чтобы знать, что инженеры были до определенной степени озадачены, увидев оптоволоконный кабель, свисающий со стены туннеля, при полном отсутствии вокруг него обычных признаков канала, проложенного и закрытого «научными» методами, но определенно не достаточно, для того, чтобы это могло стать причиной беспокойства для Ордена.

Настраиваю управляющую заклинательную систему, чтобы она вернула элементаля Земли назад к внешнему периметру базы, пропустила его сквозь магическую защиту, используя мои права контроля, чтобы отдать, необходимые команды соответствующим частям магии базы, провела элементаля к его стандартному месту ожидания внутри периметра базы, отдала элементалю приказ ждать следующего приказа в этом месте, и, наконец, переключилась просто на поддержание элементалей, ожидая дальнейших команд.

Потом я начинаю тестировать всесистемы информационной централи и столь долгожданное оптоволоконное подключение. Полностью убедившись в том, что все полностью и надежно функционирует, я скачиваю все пользовательские данные из хост-областей обоих сайтов ордена: закрытого и открытого, -- и загружаю эти данные в версии сайтов, расположенные в системе информационной централи. Эти сайты, в основном, -- точные копии сайтов на удаленном хостинге на последний момент. Были некоторые отличия в локальной версии закрытого сайта Ордена. Это были описания и объяснения по поводу возможностей которые полностью функционирующая и подключенная информационная централь базы дает Ордену и каждому из его членов. Там были так же правила использования этих возможностей, выработанные в долгих обсуждениях и дискуссиях на удаленной версии сайта. Эта информация ни в коей мере не будет новостью для пользователей, так как изменение возможностей Ордена в сети, в тот момент, когда информационная централь базы будет подключена должным образом, обсуждали и ждали давно.

Эта работа требует мало времени, так я подготовил систему информационной централи к этой операции некоторое время назад, и обе системы. Вовлеченные в передачу данных, подключены оптоволоконными кабелями к главным линиям, поддерживаемым в хорошем состоянии.

После завершения этой операции, я активирую системы «Чувства дракона» и «Чешуя дракона». С их помощью произвожу необходимые изменения, чтобы старые адреса обоих сайтов ордена вели к новому месту. Смена хост-серверов завершена. Я отправляю инженерам, обслуживающим сервер, использовавшийся ранее для хостинга обоих сайтов, приказ вынуть и уничтожить винчестеры, на которых, размещались эти сайты. Такой приказ может казаться странным во многих обстоятельствах, но только не в этом случае. Этот сервер фирма Всадника Вол использует, для хранения наболее секретной и ценной информации, так что приказы такого рода, довольно привычны для обслуживающего сервер персонала. Используя свои прямые права, предоставляемые мне моей должностью на фирме, я, некоторое время назад, предупредил обслуживающий персонал сервера, что этого приказа следует ожидать. Получаю подтверждение, что приказ получен, понят и начато его выполнение.

Ожидая подтверждения того, что задание выполнено, настраиваю «Чувства дракона» и «Чешую дракона» на выполнение долговременных рутинных задач, на выполнение которых я получил запросы от членов Ордена, одновременно с общим заданием обеспечения полной защиты от любых ИТ-угроз системы самой базы, тех компьютеров по всей сети, которые члены Ордена считают стоящими защиты. В то же время Люси рассылает электронные письма с уведомлениями и заклинаниями генерирующими пароли доступа к новому закрытому сайту Ордена и к интерфейсу «Врата дракона» для каждого из членов ордена. Когда эти электронные письма разосланы, она делает последние настройки замысловатой программы, которую она разработала для выполнения рутинных задач по наблюдению за обоими сайтами Ордена, их модерации и поддержке. Программа использует как «научные» так и магические возможности информационной централи. Сложность проблем, которые она способна решать самостоятельно, -- того же уровня, что и те, с которыми способны справляться мои «драконьи» системы.

Настроив «Чувства дракона» и «Чешую дракона» для выполнения текущего списка задач, которые они должны выполнять, активирую «Врата дракона», и начинаю тестировать все три системы. Люси активирует свою программу и начинает тестировать ее.

Еще через два часа прилучаю подтверждение от инженеров на фирме Всадника Волн. Мой приказ выполнен.


– Похоже, эта штука действительно способна делать то, что я от нее хочу, и она даже стабильнее, чем я ожидала, -- говорит Люси, поворачиваясь ко мне от своих экранов с совершенно счастливой улыбкой на своей прекрасной мордочке.


Я отвечаю ей похожей улыбкой, так как все мои тесты завершены, и их резултаты значительно лучше, чем я когда либо ожидал. Фактически с этого момента, система может какое-то время работать сама по себе.


– Здесь то же самое. Похоже, у нас, наконец, есть некоторое время только для нас двоих, моя леди.


Люси улыбается.


– Надеюсь. И единственное, для того, чтобы отдохнуть от наших обязанностей, какое я могу себе представить, -- где-то за пределами базы.

– Ну, не обязательно за пределами, моя леди, собственно, у меня есть другие предложения. Я уверен, Вы, найдете их интересными, -- говорю я Люси с улыбкой, которая сама по себе, -- предложение.

Она, в ответ, улыбается такой же улыбкой.


– Я могу сосчитать все твои предложения по когтям одной лапы, похотливый дракон. У меня у самой есть похожий комплект предложений, на чуть более отдаленное время. Я чувствую, что, если мы оставим базу на какое-то время, перед их обсуждением, мы получим гораздо больше удовольствия от него.


Несколько моментов обдумываю ее слова, потом медленно киваю, соглашаясь. Я знаю, что она права. Самка и талантливый художник она способна понимать гораздо быстрее и глубже, когда речь идет об эмоциях, чем я сам. Если мы проведем некоторое время за пределами базы, в окружении обычных людей, прежде чем вернемся суда и посвятим значительный период времени самым замысловатым и интенсивным любовным утехам, вновь преобразовавшись в наши исходные формы, это обострит ощущение тех обширных возможностей, которыми мы обладаем сейчас, и удовольствие от их использования во много раз. Это может выглядеть некрасиво, с некоторых точек зрения, но, тем не менее, это так. Путешествие за пределы базы обострит ощущение нашего отличия от большинства людей, и это будет и это будет очень приятно, так как это отличие, -- огромное счастье и наслаждение для нас обоих. Я надеюсь, что, однажды, все настоящие мечты людей будут достаточно безвредны, чтобы не разрушить друг друга, сбывшись, и я надеюсь, что в этот день все эти мечты сбудутся. Я надеюсь, мы найдем способ помочь, повернуть в этом направлении ход вещей в этом мире, и что объединенной силы Ордена будет достаточно, чтобы выполнить эту задачу. Эта надежда дает покой моей душе и поддерживает ее, точно так же, как надежда на то, что моя настоящая мечта однажды сбудется, поддерживала меня прежде на протяжении многих лет моей жизни.

Отсоединяю и выключаю свой спутниковый телефон, потом использую магию базы, чтобы телепортировать его обратно в свой рюкзак, по-прежнему лежащий в нашей спальной камере. Мы никогда раньше не пользовались этой камерой, но теперь я очень рад, что у нас есть эта частная территория. Когда на базе так много существ, как теперь, никакое другое место здесь не выглядит и не кажется подходящим, просто для занятий хорошим сексом в больших количествах.

Вкладываю ключевой фрагмент заклинания Дальней речи со своего Знака, в соответствующие структуры магии базы, чтобы иметь возможность использовать Знак для удаленного взаимодействия с этой магией. Люси кивает, наблюдая за моими действиями, и начинает делать то же самое. Потом мы еще некоторое время настраиваем систему информационной централи, чтобы она посылала нам все возникающие предупреждения и уведомления с помощью магии базы и наших Знаков.


– Душой и сердцем надеюсь, что в этом не будет необходимости, --говорю я Люси, проверяя свои настройки.

– Я тоже, -- отвечает она с улыбкой, проверяя свою часть настроек.


Потом мы деактивируем наши рабочие места у главного терминала информационной централи, встаем на четыре лапы, и выходим из зала плечом к плечу, идя достаточно близко друг к другу. Чтобы наши тела соприкасались. Я чувствую нежную кожу перепонки крыла Люси, кожей под чешуей намоем боку, так как мое собственное крыло все еще укрывает ее спину.

Мы проходим магический барьер, закрывающий вход информационной централи, и я использую магию базы, чтобы «выключить» кристаллы, освещающие зал. Теперь он освещен лишь мигающими разноцветными огоньками многочисленных индикаторов на «научном» оборудовании.

Мы медленно идем по коридорам базы, к «Камере Длинного шага», отвечая на приветствия членов Ордена, которых встречаем по дороге. Многие из них поздравляют нас с успешным выполнением той сложной и важной задачи, над которой мы работали. Мы улыбаемся, глядя на выражения дружеского веселья и понимания в их глазах.

Когда мы входим в «Камеру Длинного шага», в ней больше никого нет. Мы идем к артефакту-зеркалу. Я активирую и настраиваю его так, чтобы он отражал нас обоих. Когда я вижу наше «отражение», я начинаю понимать, почему те, кого мы встречали по пути сюда, смотрели на нас так, как смотрели. Образ, «отраженный» артефактом -зеркалом полон совершенно ясной и глубокой привязанности, заботы и любви, которые мы испытываем друг к другу. Некоторое время мы просто стоим, глядя на «отражение», с совершенно счастливыми улыбками на мордах. Потом мы встаем на задние лапы и запускаем наши трансформации.

Я с огромным восхищением наблюдаю, как наши тела становятся меньше, шеи и морды, -- короче. Крылья втягиваются в плечи, а хвосты, -- в спины. Наши конечности и тела постепенно меняют свои формы и пропорции, принимая формы и пропорции наших человеческих форм. Наша чешуя тонет в коже, когда наши преобразования подходят к концу, но мы не остаемся обнаженными. Вместе с своими телами мы преобразовывали наши мантии посохи. Это было легко и естественно, так как все три преобразования осуществлялись как идеально синхронизированные части единого процесса.

Мы стоим так же близко, как раньше, и образ, отражаемый артефактом-зеркалом, полон тех же эмоций, но теперь мы в своих человеческих формах, а наши мантии преобразованы в человеческую одежду.

Люси одета в свой любимый темно-синий джинсовый костюм с многочисленными плоскими карманами. Он великолепно сидит на ее высоком стройном теле, подчеркивая его идеальные линии. Ее ступни и лодыжки закрывают высокие черные тактические ботинки, созданные Адидас, для одного из спецподразделений Бундесвера. Эти ботинки достаточно компактны, чтобы уместно выглядеть на женщине. Посох Люси теперь выглядит как замысловатый и чрезвычайно красивый браслет: массивный тороид образованный многочисленными узкими полосками из прозрачного граненого стекла, переплетающимися в замысловатый трехмерный узор. Браслет смориться идеально уместно на бронзовой коже ее правого запястья. Ее знак лежит у нее на груди под одеждой.

Я тоже одет в свою любимую человеческую одежду – полный тактический комплект военной одежды, со стандартным камуфляжным рисунком: рубашка, штаны и куртка, с многочисленными карманами и креплениями для инструментов и снаряжения. Мои ступни защищены парой самых лучших и самых дорогих тактических ботинок, известных мне на данный момент. Мой костюм, несомненно, не такой стильный, как тот в который преобразовала свою мантию Люси, но он идеально комфортен для моего тела, и для моей души, когда я своей человеческой форме. Мой Знак лежит у меня на груди под одеждой, а мой посох, -- теперь восьмиугольный браслет из полированной нержавейки, охватывающий мое правое запястье. Браслет достаточно прочный и массивный, чтобы остановить лезвие меча.

В наших человеческих формах, одетые в человеческую одежду, мы по-прежнему идеально выглядим вместе. Люси, -- образ женской стройности и красоты, смешанной с ловкостью и силой. Мое высокое мускулистое тело исполнено силы, быстроты и ловкости движений, и спокойной уверенности, великолепно тренированного бойца восточных единоборств.

Снова некоторое время мы просто стоим перед артефактом-зеркалом, изучая наше «отражение», потом Люси кивает, полностью удовлетворенная тем, как мы выглядим на физическом плане. Я деактивирую артефакт-зеркало. Мы поворачиваемся друг к другу и начинаем настраивать скрывающую и защитную магию наших мантий, проверяя результаты друг для друга.

Когда наши защиты настроены должным образом, я с помощью магии базы телепортирую все остатки наличности и мою кредитную карточку из моего рюкзака в один из своих карманов. Наличных денег не много, но это не будет проблемой. Я получаю значительную зарплату на своей нынешней должности в фирме Всадника Волн. Зарплата, как и сама должность, -- часть моего прикрытия, но выплачивается она вполне реально, и я имею полное право использовать ее для своих нужд, особенно теперь, когда «Драконья чешуя» защищает все компьютеры фирмы, а система «Чувства дракона» находит, собирает и анализирует информацию по нескольким запросам Всадника Волн. Я не пользовался деньгами, проводя все время на базе, так что на моем банковском счету иметься значительная сумма. С Люси все было точно так же, но ее кредитка была в ее квартире. В любом случае я всегда предпочитал платить за двоих, когда мы были вместе.

Мы идем к структуре Двойного длинного шага. Беру Люси на руки, стоя на магическом рисунке. Она обнимает меня за шею, и мы улыбаемся друг другу. Ситуация подобна той, в тот день когда я перенес Люси на базу при помощи другой версии того же телепортационного заклинания.

Выращиваю прозрачное щупальце, из правого плеча (мое прозрачное тело преобразовалось так же, как и физическое, и по-прежнему повторяет его форму), касаюсь им заклинательной структуры и направляю сквозь щупальце поток Серого Пламени, наполняя энергией заклинание Двойного Длинного Шага. Потом я делаю единственный короткий шаг с магического рисунка.

На этот раз телепортация гораздо комфортнее для меня. Сам процесс не изменился, но изменилось многое другое. Благодаря опыту мага, который я получил используя различные виды магии, усилия, необходимые для такой телепортациии, находятся теперь гораздо ниже нынешнего предела моих возможностей, поэтому талепортация кажется гораздо более легкой. Люси чувствует себя совершенно комфортно в магическом ничто и нигде во время Длинного шага, так как теперь она сама опытная волшебница, и это дает мне покой и комфорт.

Я вышагиваю на физический план в той же комнате в моей квартире, где я произносил свой Ключ. Это было меньше полугода назад, но мне кажется, что прошли скорее века. Комната наполнена ярким, неожиданно теплым светом. Сейчас поздняя осень, но этот конкретный день, -- словно из самой середины лета. Люси спрыгивает с моих рук и начинает кружиться по пустой комнате в неком полном грации танце. Я смеюсь, полный веселья и счастья, глядя на Люси и чувствуя те же эмоции в ее душе.

Держась за руки, мы выходим из комнаты, потом из квартиры. Идем по коридору, заходим в лифт. Большинство людей на работе. Мы никого не встречаем по пути с четырнадцатого этажа на первый. Мы выходим из здания и не спеша идем по узкому асфальтовому тротуару к автобусной остановке.

В первые в жизни я иду по улице со всей полностью активированной личной магией. Все что окружает меня я ощущаю как странное. Необычное и даже неправильное. Проведя долгое время в постоянном окружении мощной и чрезвычайно замысловатой магии базы и информационной централи, я сильно привык чувствовать высокую плотность различной магии на магическом плане вокруг себя. Здесь магический план почти пуст, -- только природные магические потоки и структуры, никаких следов каких либо действий магов. Ментальный план, напротив, больше всего похож на кипящий изо всех сил котел невероятных размеров. И кипящее в нем зелье – сильнейший яд, из всех, что я когда либо видел. Основной фон: скорбь и сожаление, беспокойство и гнев, грусть и боль все возможных видов и оттенков. Любые позитивные эмоции редки и, в основном коротки. Они словно искры золотого огня, быстро умирающие на этом черном, отравленном фоне. Я приглушаю чувствительность большинства чувств моего прозрачного тела почти до нуля, пытаясь спасти хоть что-то из моего собственного счастья и хорошего настроения. Смотрю на Люси. Она тоже подавила большинство чувств своего прозрачного тела. Она улыбается мне. Ее улыбка по-прежнему прекрасна и полна любви, но теперь она грустная. Я отвечаю на ее улыбку, не сомневаясь, что моя собственная, выглядит сейчас примерно так же. Люси легонько сжимает мою руку, ища поддержки и ментального комфорта. Я делаю все, что могу сделать, не используя магию, чтобы дать их ей. Пусть вокруг и нет следов активности других магов, но я чувствую, что использовать здесь любую маги все равно рискованно. Наши мантии легко скрывают наши магические возможности внутри нас, но любая магия, брошенная во наружу -- совершенно другое дело.

Несмотря на идеально приятную погоду, мир вокруг нас выглядит совершенно мрачным. Каждый объект вокруг нас, созданный людьми, на самом деле более, или мене поврежден. Здания и другие подобные им структуры, машины и заборы, асфальт у нас под ногами, и все остальное выглядит старым, потертым и очень грязным. Любая растительность, очень слабая и подавленная окружением, но неприятнее всего смотреть на людей. Они просто совершенное отражение отравленного фона местного ментального плана. У них нет времени думать, или чувствовать. Вся жизнь большинства из них состоит из одной бесконечной борьбы за количество денег достаточное для того чтобы просто поддерживать их дальнейшее существование, для ведения все той же борьбы. Те кто способны к этой борьбе, считают себя счастливчиками, так как в этой жизни нет больше ничего, и единственная альтернатива этой борьбе, -- полное и окончательное отчаяние.

В их обычной внешности нет красоты, так как у них нет ни желания, ни настоящих возможностей изменить это к лучшему.

Сначала мы ехали на автобусе, потом на метро. Мы не привлекали внимания ни сидя в автобусе, ни шагая в потоках толпы на станции метро. Мы выглядели совершенно здоровыми, в отличии от большинства людей вокруг нас, наша одежда была гораздо лучше обычной здесь, но это не было чем-то привлекающим слишком много внимания. Число людей с похожими особенными особенностями внешнего вида было достаточно значительным. Их было не слишком много, но все, достаточно чтобы мы с Люси могли быть лишь одной парой из многих, имеющих определенный внешний вид. Наши магические возможности в совершенстве скрывали наши мантии а большая часть наших веселья и счастья, необычных для этого окружении, была уже уничтожена им.

Тем не менее, некоторые чувства им мысли приятные для меня, как и для Люси, все же были, пока мы сидели рядом на сидении в вагоне метро. Этим чувством было глубокое и сильное наслаждение чрезвычайно четкого и ясного осознания моей магической силы и возможностей, как и той неразрушимой безопасности, превосходства и преимуществ, которые они обеспечивали мне и Люси в любой враждебной ситуации, возможной в том окружении, которое я знал всю свою жизнь, до событий менее чем полугодичной давности. Впервые за эти пол года я не чувствовал обычного дискомфорта в моей человеческой форме. Я наконец полностью осознал, что несмотря на то, что я вновь принял форму, подобную той, в которой родился, мои способности метаморфа, как и остальные мои магические возможности, -- по-прежнему со мной. Я осознал как неизменный факт то, что пока знание, данное мне Книгой Ключа я, -- серый дракон-метамрф, маг Магии Знания, маг-адепт Серого Пламени и Магии Форм; несмотря на какую либо конкретную форму, или конфигурацию моих личных магических возможностей, которые я использовать для того, чтобы соответствовать окружению, или ситуации. Я некоторое время обдумывал любые ситуации, которые мог представить, в которых мог потерять это знание в результате чего-то. Мне понадобилось не много времени, чтобы придти к выводу, что реальной возможности того, что я утрачу именно это знание, не существует. Ситуаций ведущих к потере, части, или даже всех, моих воспоминаний было множество, но знания данные мне первым и вторым заклинаниями из Книги Ключа возникли в моей памяти совершенно иначе, чем любые другие воспоминания. В действительности эта информация была связана с моей личностью, и, пока я существую, она будет со мной. Я мысленно улыбнулся, подумав об этом. Создатель Ключей определенно знал, как защитить то, что он создал, от любо возможной угрозы. Другой мыслью вызвавшей еще волну наслаждения, бала мысль о том, что у Люсь есть схожий пакет информации точно так же связанный с ее личностью, и что она сможет защитить себя в любой возможной ситуации.

С того момента, как эти мысли пришли мне в голову, мои чувства и мысли обо всем, что окружало меня, радикально изменились. Мрачное окружение уже не способно было подавлять меня, я был совершенно спокоен. В нем не было ничего приятного для меня, но Люси была со мной. Она – леди моего сердца, моя возлюбленная и мой лучший друг во всей существующей реальности, в любой части потока времени. Пока она со мной, я самое счастливое из всех существующих существ. Я осознал это столь отчетливо и ясно, как никогда прежде. Фактически, до этого момента, я никогда даже не подозревал, что такой уровень осознания действительно существует. Держа руку Люси в своей, я вошел в новое состояние. Совершенно счастливое и спокойное оно абсолютно неуязвимо ни для чего, кроме прямой угрозы для коготок из нас, или для на обоих. Некоторые люди говорят, что это обычное состояние для взаимной любви, -- глубокой и настоящей. Я согласен с тем, что без такой любви оно абсолютно невозможно, но я сильно сомневаюсь, что это состояние достижимо, если эта любовь не защищена возможностями того же уровня, что и данные мне и Люси нашими Книгами Ключей. Глядя на Люси на магическом и ментальном планах, я отчетливо видел, что она идет почти такой же цепочкой мыслей и выводов. В какой-то момент этот процесс завершился с тем же результатом, к которому пришел я. Я улыбнулся. В этом не было ничего удивительного. Наша любовь и дружба были слишком настоящими и сильными, чтобы могло быть иначе.

Мы вышли из вагона метро на Крещатике. Не подавляемые больше, окружением, мы легко шли сквозь движущуюся толпу на станции метро. Был идеально яркий ясный и теплый осенний полдень, когда мы вышли из метро на поверхность. Шагая по асфальтовому тротуару главной улицы древней столицы страны, в которой мы родились, мы привыкали к новому эмоциональному состоянию, которое нашли для себя.

Потом мы сели на лавку под очень большим и старым каштаном, чтобы обсудить результаты нашей вылазки за пределы орденской базы. Я предположил, что достижение нашего нынешнего состояния, было ее главной и единственной целью, так как для нас невозможно было пройти необходимую цепь эмоциональных состояний, мыслей и выводов, не покидая базы. Люси согласилась с этим предположением. Я сказал, что как самка и талантливый художник, она интуитивно предвидела этот результат нашей вылазки, не сознавая этого. И вновь она едва заметно кивнула в знак согласия, улыбаясь моим словам. Потом мы просто сидели на лавке держась за руки, и были счастливы, так как у нас было все, что было нам действительно нужно в тот момент.


26 ноября 2009 г. Киев.



1. Иметься ввиду написанная мной повесть “Хроники Вихря: Кольца дракона”.

2. Иметься ввиду написанный мной рассказ “Путь дракона”.

3. Эта игра действительно существует, и я действительно играю в нее :). Это единственная известная мне на данный момент MMORPG с играбельной расой драконов, -- “Istaria: Chronicles of the Gifted” (Истария: Хроники Одаренных), официальный сайт игры www.istaria.com. Имя моего персонажа в игре – Sstorrrrm. Мне пришлось изменить произношение на подчеркнуто драконье :)., так как имя Storm (Шторм) было уже занято.

4. Иметься ввиду цикл Андрея Смирнова «Повелители Волшебства». Магия Форм, которую я часто упоминаю в своем повествовании, -- его идея и его изобретение. Она описана и активно используется в его цикле «Повелители Волшебства». Я надеюсь, что он не стал бы возражать против того, что я использую изобретенный им вид магии в своей повести.

5. Выражение, распространенное среди магов родного мира Селтиноса. В Русском языке ему примерно соответствует выражение «ради всего святого».

6. Термин «инфомационная централь» взят мной из цикла Павла Шумилова «Слово о Драконе».

7. В японской истории был достаточно известный самурай Минамото Йоритомо. Насколько я знаю, род Йоритомо достаточно древний и, по крайней мере в определенный период японской истории, был достаточно могущественным.

8. В переводе с японского эти слова означают «Большое спасибо, мастер Хироши». Вообще-то, я не говорю по-японски, я просто использовал одно из немногих известных мне японских выражений, так как это казалось мне уместным в данном случае.